WWW.EL.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн документы
 


«Н.В. НИРЕТИНА КАНЫШ САТПАЕВ – ВЫДАЮЩИЙСЯ УЧЕНЫЙ, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ, ПАТРИОТ СВОЕЙ СТРАНЫ 2659199422456Караганда ...»

Министерство образования и науки Республики КазахстанКарагандинский государственный технический университет

НИИ патриотического воспитания

Н.В. НИРЕТИНА

КАНЫШ САТПАЕВ –

ВЫДАЮЩИЙСЯ УЧЕНЫЙ, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ, ПАТРИОТ СВОЕЙ СТРАНЫ

2659199422456Караганда 201232283087928450027324058926830002985135313690005

2592070892937000247777075120500283083050482500

ПРЕДИСЛОВИЕ

Одним из наиболее ярких представителей эпохи величайших научных открытий и революционного преобразования был, несомненно, Каныш Имантаевич Сатпаев – наш гениальный современник, талантливый сын казахского народа.

Начав свой творческий путь в 1926 г. простым инженером-геологом К.И. Сатпаев вступил в неравный бой со всеми, кто не верил в перспективы освоения минеральных ресурсов Голодной степи, как все еще называли тогда бескрайние просторы родного ему Ценрального Казахстана.

Каким гражданским мужеством, какой непреклонной верой и энергией надо было обладать, чтобы вопреки укоренившемуся мнению о бесперспективности Джезказганского медного месторождения доказать необходимость продолжения геологоразведочных работ на этом местрождении, самому возглавить их и в конечном счете вывести месторождение в число мировых уникумов, ставшего горнорудным гигантом. Благодарные потомки никогда не забудут этого жизненного подвига 27-летнего инженера-геолога К.И. Сатпаева.

Но польностью талант ученого и организатора раскрылся в К.И. Сатпаеве лишь тогда, когда он в 1941 году возглавил Казахский филиал Академии Наук СССР.

Став первым и бессменным президентом Академии наук Казахской ССР и одновременно оставаясь с 1940 г. директором созданного им института геологических наук, Каныш Имантаевич с присущей ему беззаветностью всецело отдается науке. Вскоре Академия наук Казахской ССР благодоря инициативе и энергии президента становится одной из крупнейших в нашей стране штабом науки.

Научное наследие К.И. Сатпаева поистине грандиозно. Оно включает в себя 800 публикаций в области металлогении, минералогии, геохимии, полезных ископаемых, стратиграфии, тектоники, географии, экономики и других наук. Но главным направлением в его научном творчестве всегда были проблемы металлогении полезных ископаемых. Вместе с другими учеными института К.И. Сатпаев является признанным основоположником металлогенической геологической науки.

Ученый-новатор, ученый-организатор и государственный деятель К.И. Сатпаев неизменно оперативно и творчески откликался на все решения Партии и Правительства, был в авангардных рядах строителей коммунистического общества, вел непрестанную борьбу за эффективность научных исследований, добивался внедрения результатов научных исследований в народное хозяйство. Такая многогранная и поистине титаническая деятельность К.И. Сатпаева определялась замечательными личными качествами – одаренностью, огромной трудоспособностью, неиссякаемой энергией, общительностью и личной обаятельностью.

«Чем дальше уходит от нас «сатпаевский период» развития науки и общества, тем зримее становится величие его фигуры как выдающегося ученого, государственного и общественного деятеля, гражданина и патриота своей страны, совершенный им вклад в развитие и процветание нашей Родины. Имя его навечно останется в памяти нашего народа, золотыми буквами увековечено в его истории».

Из выступления Президента РК Н.А. Назарбаева

в день 100-летия К.И. Сатпаева 12 апреля 1999 г.

Каныш Имантаевич Сатпаев родился 12 апреля 1899 г. в семье казаха-кочевника в ауле № 4 Аккелинской волости Павлодарского уезда Семипалатинской области (ныне Баян-Аульский район Павлодарской области Республики Казахстан). Начальное образование он получил в двухклассной русско-киргизской школе, где проявились его незаурядные способности и необычайная память. В 1911 г., после окончания школы, он поступил в Павлодарское двухклассное училище, которое успешно закончил весной 1914 г.

Огромная тяга к знаниям, в том же 1914 г., привела его в Семипалатинскую семинарию – единственное доступное для него по тем временам учебное заведение. К счастью, семинария была укомплектована очень хорошими высококультурными, прогрессивно настроенными педагогами и могла дать основательные знания по общеобразовательным предметам. Учеба легко давалась способному юноше. Хорошая библиотека при семинарии и городская библиотека открывали большие возможности для самообразования и широкого ознакомления с произведениями не только русской художественной классики, но и с зарубежной литературой. Уже в этот период Каныш Имантаевич начал читать сочинения Чернышевского, Добролюбова, Белинского, ознакомился с отдельными произведениями Маркса и Энгельса. Общение с передовой русской молодежью, интернациональной по духу, имело также большое воспитательное значение.

В 1918 г. Каныш Имантаевич окончил учительскую семинарию и поступил преподавателем естествознания на открывшиеся в Семипалатинске курсы учителей-казахов. Напряженная работа по самообразованию и в качестве преподавателя подорвали его здоровье, у него начался туберкулез легких. Пришлось оставить учебу и уехать домой. У себя на родине он устроился учителем в ту же аульную школу, где когда-то учился сам, одновременно продолжая самостоятельно готовиться к поступлению в ВУЗ.

С установлением осенью 1919 г. советской власти быстро менялась жизнь казахской степи. Первые органы советской власти испытывали острую нужду в грамотных людях коренной национальности, которые могли бы проводить ее законы в массы. Поэтому в начале 1920 г. Павлодарский уездный ревком обратил внимание на способного молодого учителя и назначил Каныша Имантаевича народным судьей в Баян-Аульском районе. В течение полутора лет он, с пресущей ему энергией и энтузиазмом, выполнял это почетное поручение первых органов Советской власти. Выезжая часто в кочевые аулы с сессиями нарсуда, молодой судья боролся за укрепление законности и Советской власти, установление новой жизни в Казахской степи.

Случайное совпадение обстоятельств счастливым образом вмешалось в судьбу Каныша Имантаевича. Летом 1921 г. в Баян-Аульский район с его благодатным климатом приехал лечиться профессор Томского технологического института, геолог Михаил Антонович Усов, который поселился в родном ауле Каныша Имантаевича. Обаяние Михаила Антоновича и личное общение с ним произвели неизгладимое впечатление на юношу.

Михаил Антонович совершал недалекие маршруты. Каныш Имантаевич постоянно сопровождал его. Беседы о строении Земли, о богатствах недр Казахстана, об их экономическом значении для родной республики все больше укрепляли давние стремления к высшему образованию. М.А. Усов, оценивший способности молодого человека, советовал ему ускорить осуществление этого решения.«Профессор Томского технологического института, впоследствии академик, исследователь Кузбасса, настолько увлек отца рассказом о геологии, что тот поехал туда учиться в 1921 году. Чем удивил земляков: учитель – это понятно, судья – тоже, а вот геолог – неизвестно, кто такой, вроде как ненормальный, землю изучает. Кстати, когда студентом приезжал домой, в Баянаульский район, на каникулы и лечиться (а в годы учебы в Томске отец тяжело болел туберкулезом, и врачи уже сочли, что он обречен), то, по воспоминаниям академика АН КазССР А.К. Каюпова, специально приходили посмотреть на «геолога». Так о том периоде его жизни вспоминала геолог – Меиз Канышевна Сатпаева.

К осени 1921 г. по настоятельной просьбе Каныша Имантаевича губернские организаторы направили его учиться в Томский технологический институт. После сданных приемных испытаний он был зачислен студентом геологоразведочного отделения горного факультета. Началась напряженная учеба.Трудности с питанием, суровая зима, переутомление в результате усиленных занятий – все это опять обострило болезнь Каныша Имантаевича. Врачи предложили ему немедленно выехать из Томска в родную степь. С большим трудом добрался он до родного аула. Здоровье на этот раз восстанавливалось медленно. Полтора года провел он у себя на родине.

Молодому организму удалось на этот раз навсегда победить туберкулез. Впоследствии Каныш Имантаевич отличался хорошим здоровьем, исключительной выносливостью в повседневной напряженной работе. Он мог заниматься по 10-12 часов ежедневно и легко совершал геологические маршруты, преодолевая пешком иной раз по 25-30 км. Вернувшись в Томск осенью 1923 г., он сдал экзамены по всем предметам за два курса. С третьего начались лекции по геологии. Все новые предметы по отраслям геологической науки вел в то время профессор М.А. Усов.

Именно студенческие годы, жизнь в Томске и постоянное общение с М.А. Усовым и с другими преподавателями и профессорами Томского технологического института, сформировали мировоззрение Каныша Имантаевича и его характер. Особенно благотворным в этом отношении было влияние любимого учителя и наставника Михаила Антоновича Усова. Впоследствии Каныш Имантаевич с большой теплотой говорил: «Годы студенчества, проведенные мною в Томске в постоянном тесном общении с академиком М.А. Усовым, с его глубокими и свежими геологическими идеями, с его любовью к геологам и природе родной Сибири, с его обаятельными качествами как человека, и как ученого, оставили у меня глубокое впечатление и чувство бесконечной благодарности к этому поистине благородному человеку, достойному сыну великого русского народа».

В 1924 г. по предложению Казнаркомпроса он перевел на казахский язык учебник алгебры для средней школы.

В июне 1926 г. Каныш Имантаевич блестяще защитил дипломный проект и получил звание горного инженера,первого инженера-геолога среди казахов. После окончания института Каныш Имантаевич по собственной инициативе явился в распоряжение Центрального Совета Народного Хозяйства Казахской ССР и был направлен на работу в трест «Атбасцветмет» (Москва).

Видно, судьбой было предопределено, что он должен был заняться недрами Казахстана. И то, что в Казахстане совершенно необычное развитие получила именно геология, несомненно, сказалось влияние личности Сатпаева. Очень много студентов, молодых казахов, которые шли в геологию только потому, что Сатпаев – геолог. А поскольку Казахстан богат недрами, то все, что произошло, - это от Бога.

На долю Каныша Имантаевича выпала трудная задача – организация геологической службы для дальнейшей разведки на медном Джезказгане и в соседнем Байконурском угольном месторождении, положившая начало планомерному выявлению запасов полезных ископаемых по всему Джезказган-Улутаускому району. До этого, с 1925 г. геологическим изучанием и разведкой Джезказгана по договору с трестом занимался Геолком (геологический комитет). Темпы буровой разведки, организованные Геолкомом, были поистине «черепашьими». В 1927 г. здесь работал только один буровой станок, в 1928 г. – два станка и только в летний период.

Каныш Имантаевич сразу сумел увидеть громадные потенциальные перспективы Джезказгана, и дать им соответствующую оценку, вопреки отрицательным данным английской разведки и заниженным прогнозам работников Геолкома. Исходя из этого, он начал настаивать на проведении широких геолого-разведочных работ с целью планомерного и комплексного изучения Джезказгана. Одной из первоочередных его задач была организация на Джезказгане геологоразведочной службы в таком масштабе, который смог бы обеспечить исследования всех богатств района.

Джезказган – за этим словом 15 лет жизни вдали от цивилизации – в каменистой пустыне Бетпакдала; организация первоклассной геологоразведочной экспедиции; создание сплоченного коллектива геологов-единомышленников; заботливое воспитание национальных индустриальных кадров; постоянная борьба со всякого рода скептиками и недоброжелателями; необходимость доказывать свою правоту о колоссальных масштабах месторождения в высших правительственных инстанциях Союза; обоснование строительства Большого Джезказганского горно-металлургического комбината; преодоление массы всяческих, порой непредвиденных, осложнений на пути к созданию комбината, строительству города. И, наконец, - счастье увидеть воочию плоды своего труда – прекрасный современный зеленый город среди бескрайней степи на берегу рукотворного моря-водохранилища; колоссальный рудник с шахтами-гигантами, карьерами, передовой подземной техникой; отличные обогатительные фабрики; строительство медьзавода-гиганта и трудолюбивых целеустремленных людей – джезказганцев, к которым в свой последний приезд в 1961 г. Каныш Имантаевич обратился с наказом: «Берегите Джезказган! Хоть и велики наши богатства, но не бесконечны».

Уже в этот начальный период практической его деятельности открылась природная одаренность Каныша Имантаевича как исследователя с проницательным умом и широким кругозором, комплексным охватом и ясным пониманием всех вопросов экономики этого богатейшего района, проявились и его выдающие организаторские способности.

С первых же дней работы на Джезказгане Каныш Имантаевич понимал, что без привлечения к этому району государственных планирующих органов и научных учреждений быстро освоить этот район нельзя. Поэтому уже в январе 1928 г. он выступает в журнале «Народное хозяйство» с яркой научной статьей – «Карсакпайский район и его перспективы». Эта первая статья Каныша Имантаевича в основном была посвящена экономическим проблемам развития района и приципиальным вопросам, определяющим значение его разнообразных природных ресурсов для народного хозяйства страны и республики.

В результате детального изучения имеющихся с древних времен геологических материалов и уже накопленных собственных геологических наблюдений Каныш Имантаевич обосновывает значение Джезказганского месторождения как главнейшей будущей рудной базы медной промышленности в СССР. Этой проблеме он посвящает другую статью, опубликованную в 1928 г. в журнале «Народное хозяйство Казахстана»: «Атбасарское медное дело и его перспективы». В дальнейшем количество работ о Джезказгане и Джезказганском районе быстро увеличивалось, и публикация их не прекращалась до последних дней его жизни.

В 1929 г. развернулись подготовительные работы по составлению первого пятилетнего плана индустриализации страны. Опираясь на свой смелый, но вполне обоснованный геологический прогноз, Каныш Имантаевич настаивал на форсировании фронта геологических работ и поставил перед ВСНХ СССР вопрос о необходимости строительства в первом пятилетии на базе руд Джезказгана нового медного комбината. Так впервые зародилась идея о большом Джезказгане. Тогдашними руководителями Главметалла, опиравшимся на заключения экспертов Геолкома, эта идея была воспринята как чистая фантазия. Для быстрейшего доказательства своей правоты представлений о масштабах Джезказгана ему необходимо было резко увеличить темпы геологразведочных работ.

В этот, начальный период работы на Джезказгане он проявил не только организаторскую способность, но и государственную дальновидность, выразившуюся в том, что им был, совершенно правильно, избран курс на подготовку квалифированных рабочих и технических кадров в основном из местного коренного населения.Это создавало необходимые предпосылки для успешного развития геологических работ в дальнейшем и лучшим образом способствовало коренному изменению векового уклада жизни местного кочевого населения. Вдохновляемый неутомимой энергией Каныша Имантаевича и непоколебимой верой в большое будущее Джезказгана, коллектив геологоразведочников работал с огромным энтузиазмом и несмотря на большие трудности, сумел в очень короткий срок, в 2-3 года, получить первые обнадеживающие результаты.

К концу 1931 г. в недрах Джезказгана были выявлены такие запасы, благодаря которым он прочно занял первое место среди медных месторождений СССР. Полученные к этому времени новые геологические материалы позволили Канышу Имантаевичу подготовить и опубликовать в 1932 г. его первую монографию «Джезказганский меднорудный район и его минеральные ресурсы», в которой были приведены итоги обширных геологоразведочных исследований в Джезказганском районе за 1929-1931 годы и широкая программа дальнейших работ на месторождении.

Произведенный им за этот период коренной пересмотр существовавщих ранее взглядов на Джезказганское месторождение, как на мелкое и выведение его на первое место в СССР и в одну из крупнейших медных провинций мира – явились результатом кропотливого изучения геологических особенностей этого месторождения. Принципиально новыми, против данных прежних исследований Джезказгана, К.И.Сатпаевым были установлены следующие факты: общую мощность Джезказганской свиты, что имеет важное значение для оценки потенциальных возможностей месторождения, прежние исследования определяли в 300-350 м. По исследованиям К.И. Сатпаева мощность ее возросла вдвое, оказавшись равной 650-700 м.

Составленная К.И. Сатпаевым детальная стратиграфическая колонка пород Джезказгана впервые дала разведчикам этого месторождения возможность ориентироваться в однообразной и немой Джезказганской свите, правильно определить проектные глубины и разрез проходимых буровых скважин, т.е. вести геологоразведочные работы с открытыми глазами. Правильность этой, составленной еще в 1931 году, детальной стратиграфической колонки пород Джезказганской свиты выдержала испытание времен и до сих пор сохранила свое значение.

Все эти геологические представления: удвоение общей мощности Джезказганской свиты, удвоение или утроение числа отдельных рудоносных горизонтов, наличие не одной, а двух фаз рудоотложения, из которых вторая – с преимущественно медно-свинцовым оруденением, в корне изменили в положительную сторону все основные предпосылки для правильной промышленной оценки перспектив Джезказгана, а главное, вооружили геологоразведочные работы на этом месторождении правильной и прогрессивной научной теорией.

Основными направлениями в практической деятельности Каныша Имантаевича того времени и всегда позже был комплексный подход к изучению месторождений полезных ископаемых всего Джезказганского района и прилегающих к нему площадей, стремление дать экономическую оценку запасов минерального сырья, привлечь их в самый короткий срок на службу страны. Эти направления оставались главной линией во всей его дальнейшей обширной деятельности геолога.

В 1931 г. ВСНХ СССР было принято решение о строительстве, на базе богатейших запасов минерального сырья Джезказгана, медеплавильного завода – так называемого Большого Джезказганского комбината. Работа по составлению технического проекта этого крупнейшего в СССР медеплавильного комбината к 1932 г. шла уже полным ходом. Однако в феврале 1933 г. работа коллектива геологов-разведочников Джезказгана неожиданно была почти парализована из за отказа со стороны Главцветмета в дальнейшем финансировании.

Наступил новый этап в борьбе за Большой Джезказган. В течение 1933-1934 гг. Каныш Имантаевич, со своиственным ему упорством, настойчивостью и оптимизмом стремится сохранить кадры и геологразведочную службу Джезказгана, изыскивая любые, даже ничтожные ассигнования и заключая договора на работы с разными организациями.

В это трудное для Джезказгана время Каныш Имантаевич не сложил оружия. Он решил обратиться за помощью непосредственно к руководителю ВСНХ СССР товарищу Г.К. Орджоникидзе. Но предварительно необходимо было попытаться получить поддержку со стороны авторитетных научных органов страны.

Так возникла идея созыва в Москве при Академии наук СССР специальной научной сессии, посвященной производительным силам Большого Джезказгана и Большого Алтая. Сессия была организована под руководством академика А.Д. Архангельского и состоялась в ноябре 1934 г. Каныш Имантаевич, 35-летний инженер-геолог, принял самое активное участие в подготовке и проведении этой сессии. С полным пониманием задач и значения этого мероприятия он составил обстоятельный доклад и исчерпывающие материалы о результатах большой работы, проделанной коллективом геологоразведчиков Джезказгана. На этой сессии им было подробно доложено не толко о ресурсах Джезказгана и его перспективах, но и об установленномважном факторе в геологическом строении месторождения. Канышем Имантаевичем впервые в геологической науке было обосновано решающее значение внутрипластовых зон расслаивания и тектонических нарушений в складчатых структурах месторождения и генетическая их связь с особенностями литологии отдельных пластов джезказганской свиты. Об этом, новом не только для Джезказгана, но, как выяснилось позже, и для многих крупных рудных районов Казахстана, как Каратау и рудный Алтай, – ведущем тектоническом факторе рудоотложения, – К.И. Сатпаевым впервые было доложено на этой научной сессии. Труды этой сессии, под названием «Большой Джезказган», были опубликованы Академией наук СССР в 1935 году.

Наряду с изучением собственно Джезказганского месторождения, несмотря на убогие отпускаемые средства, К.И. Сатпаевым ставились комплексные исследования геологии и полезных ископаемых всего обширного Джезказган-Улутауского района площадью в 100-120 тыс. кв. км, превышающей территории многих европейских государств, для которого впервые им была составлена достаточно крупномасштабная геологическая карта. Об основных особенностях тектоники и магнитизма, а на этой основе и об особенностях металлогении всего Джезказган-Улутауского района, им также было обстоятельно доложено на указанной выше научной сессии. В сборнике же «Большой Джезказган» были опубликованы его 6 работ, касавшихся медных, железных, марганцевых, свинцовых, золоторудных и угольных месторождений Джезказган-Улутауского района, а также месторождений подсобно-металлургического сырья и минеральных стройматериалов в районе большого Джезказганского комбината.

Сессия признала бесспорное первостепенное значение Джезказгана в качестве сырьевой базы медной промышленности страны и подчеркнула необходимость дальнейшего планомерного изучения его богатейших минеральных ресурсов.

После сессии Каныш Имантаевич был на приеме у Г.К. Орджоникидзе. Народный комиссар с огромным вниманием и с большим интересом выслушал его сообщение о минеральных богатствах Джезказгана и Джезказган-Улутауского района и о работе коллектива Джезказганских геологоразведчиков. Он полностью поддержал необходимость развития большого Джезказгана. Несколько позже, на очередной сессии ЦИК СССР, в своем выступлении Г.К. Орджоникидзе сказал: «В ближайшем времени нам придется приступить к строительству Большого Джезказганского комбината. Там имеются богатейшие запасы медных руд. Они расположены в глубине Центрального Казахстана, вдали от железных дорог. Необходимо быстрее строить к Джезказгану железную дорогу от Караганды» 13 февраля 1938 г. Нарком тяжелой промышленности издал приказ о строительстве Джезказганского комбината. Этим был ознаменован новый этап в истории освоения богатейших недр Джезказгана.

Еще в период своей работы в Джезказгане, начиная с 1928 г., Каныш Имантаевич выдвинул проблему создания черной металлургии в Центральном Казахстане. Промышленная оценка железных руд в Атасуйском, Карсакпайском, Аятском и других районах так или иначе, связаны с его инициативой и трудами. Им был опубликован целый ряд работ, связанных с обоснованием проблем черной металлургии в Казахстане.

Самым важным в научно-исследовательской деятельности К.И. Сатпаева следует считать конкретное и последовательное применение во всех своих трудах комплексного научного метода, с охватом изучения всех месторождений района и всех сторон исследуемого объекта. Приминительно к Джезказгану этот комплексный метод привел не только к открытию мировых запасов медных руд, но и выявлению в его рудах промышленного содержания свинца, цинка, серебра, рения и установлению промышленной значимости и многих других полезных ископаемых: углей, марганца, железа, свинца, золота, огнеупоров, стройматериалов и др. Изучение каждого из этих объектов производилось в свою очередь также комплексно, под углом установления их практической ценности и условий использования в народном хозяйстве страны. Научные теории К.И. Сатпаева по металлогении Джезказгана и его района непосредственно вытекали из данных практики, являясь их обобщением. Они же непосредственно и проверялись на практике геологоразведочных работ Джезказгана и других месторождений.

Осенью 1940 г. в связи с 20-летием Казахской республики К.И. Сатпаев был направлен в Москву с докладом о достижениях науки в Казахстане.

Его доклад, насыщенный огромным материалом с яркими примерами и глубоким анализом явлений и фактов произвел большое впечатление. В докладе было показано, как отсталая, в прошлом, окраина царской России в исторически короткий срок волею Партии итрудом народа была превращена в расцветающую социалистическую республику с передовой культурой и наукой. За большие заслуги в изучении Джезказгана и достижения в раскрытии его недр Каныш Имантаевич был награжден первым орденом Ленина.

Отслеживая этапы полной напряженной работы и борьбы, творческих исканий, жизни и деятельности К.И. Сатпаева в жезказганский период, поражаешься его неиссякаемой энергии и находчивости, мудрости и подлинно государственному подходу к решению вставших перед ним проблем, огромной вере в успех начатых дел, так необходимых его стране и народу. Но, как писал сам К.И. Сатпаев, «... в сентябре 1940 г. я был срочно вызван в Алма-Ату в ЦК КП(б) Казахстана, где мне сообщили о том, что решением партии и правительства в составе Казфилиала АН СССР учреждается первый его институт – Институт геологии, и я намечен ЦК партии Казахстана в качестве директора этого института. 6 ноября 1940 г., в связи с 20-летием КазССР, вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями большой группы деятелей Казахстана. В числе награжденных Орденом Ленина находился и я. Эта высокая награда правительства была воспринята как лично мной, так и коллективом геологоразведчиков Джезказгана, не только с понятной радостью, но и с сознанием, что фактом этого награждения был отмечен патриотический труд всего коллектива, вынесшего на своих плечах тяжелую борьбу за осуществление идеи Большого Жезказгана...».

Вскоре он был принят первым секретарем Коммунистической Партии Казахстана, который предложил ему переехать в Алма-Ату и возглавить Геологический институт в Казахском филиале Академии наук СССР. К этому времени судьба Большого Джезказгана, в основном, была уже окончательно решена – детище Каныша Имантаевича становилось на путь быстрого народнохозяйственного освоения. Поэтому Каныш Имантаевич принял почетное и ответственное предложение ЦК КПК.

К моменту назначения директором Геологического института Казахского филиала АН СССР, Каныш Имантаевич уже был известным в республике крупным государственным и общественным деятелем. Он был членом Ученого совета Казахского филиала АН СССР, членом пленума Карагандинского Облисполкома, депутатом Районного совета депутатов трудящихся Карсакпайского района Карагандинской области, председателем Государственной экзаменационной комиссии Казахского горно-металлургического института и т.д. К выполнению всех этих и других общественных поручений он всегда относился с большой ответственностью и с полным пониманием важности возложенных на него обязанностей. С особым вниманием относился он к поручениям, связанным с подготовкой молодых инженерных и технических кадров. Он всегда был заботливым воспитателем и чутким наставником молодежи.

В 1937 г. Казахский горнометаллургический институт в Алма-Ате выпускал первых своих питомцов. Каныш Имантаевич был приглашен в качестве председателя Государственной комиссии. Среди первых выпускников этого ВУЗа, которым он лично вручил путевки в жизнь, было много молодых специалистов, ставших крупными организаторами производства и учеными. До конца жизни он был бессменным председателем этой комиссии.

В этой связи большое значение имеет, особенно сегодня, обращение К.И. Сатпаева к впускникам-геологам КазГМИ и КазГУ в 1950 г. «Вы – подрастающая смена геологов Казахстана. Какие пожелания я сделал бы вам:

а) учиться и учиться. Учиться упорно, учиться добротно. С юношеским энтузиазмом и любознательностью, с упорством и целеустремленностью патриота.

б) Учиться и овладевать знаниями не формально, а фактически, не «проглатывать» зачеты, а «переваривать» полученные знания творчески, критически осмысливая их.

в) Помнить всегда, что школьное знание, в том числе и вузовское, вводит вас в курс лишь самых общих истин и выводов в науке, указывает методику работы над первоисточниками, чтобы постигнуть ее отдельные детали.

Наряду с научной и учебной литературой, для геолога основным первоисточником является Великая книга природы. Эта книга природы на первый взгляд бывает не такой полной и стройной, как, например, натуральные печатные книги. Часто в ней бывает много пропусков, стертых страниц, неясных мест, различного рода загадок и шарад.

г) Поэтому помимо зоркой наблюдательности к фактам геолог должен обладать также немалой силой творчесского воображения, чтобы из этих разрозненных, подчас сложных и неясных фрагментов создать первоначальный, истинный текст отдельных страниц этой Великой книги природы. Геолог не должен быть слепым фиксатором фактов, он должен их осмысливать и связывать в единое стройное целое. Труд геолога такой же творческий, как труд архитектора, воссоздающего на основе разрозненных фрагментов общий ансамбль какого-либо архитектурного сооружения в целом. Геолог должен обладать определенной долей фантазии, говорил академик М.А. Усов, чтобы создавать рабочую гипотезу явления.

д) Но гипотезы геолога должны строго соответствовать фактам и изменяться в соответствии с данными новых фактов. Нельзя становиться рабом предвзятой гипотезы.

е) Для геологии, как и для всякой естественной науки, основной базой должны быть реальные факты, а не гипотезы, пусть самые модные и наипоследние. Уметь сочетать теорию с фактами – больщое искусство для геолога. Сколько геологов стало жертвой неумелого сочетания их?

ж) Геологу нужно начать с производства. Без производственного стажа геолог – не геолог, не инженер, а тепличный цветок. Аспирантура – после производства.

з) Труд у нас коллективен. Тем более коллективен труд в производстве. Успех – в организации. Геолог на производстве должен быть прежде всего организатором: должен организовать коллектив: готовить, выращивать кадры на месте, зажигать их энтузиазмом в работе. Уважать труд каждого. Быть душой коллектива. Для этого нужно справедливое, ровное и требовательное отношение к людям. Панибратство, заискивание не менее вредны, чем крикливость и зазнайство. Заражать коллектив своим личным примером. Не чураться черновой работы. Быть скромным в быту и в работе.

и) Организация производственого процесса. Комплексное ведение работ, вплоть до тонких научных исследований на месте. Создавать научно-исследовательские ячейки на месте.

к) Не терять связи с КазГМИ, с профессурой, с АН КазСССР. Запросто обращаться к ним в затруднительных случаях. Наладить с научными кадрами нормальные взаимоотношения.

л) Быть широко образованным человеком. Не замыкаться только в узком кругу своей специальности.

Быть настоящим инженером – не пасовать перед трудностями, преодолевать их, быть настойчивым в достижении цели, маневренным в методах преодоления трудностей».

Длительная работа на производстве – на самом напряженном участке промышленного строительства, явилась прекрасной школой для молодого горного инженера-геолога. На этой работе оттачивались его организаторские способности, приобретался бесценный практический опыт, обогащались глубокие знания жизни. Словом, приобреталось все то, что потом с большим успехом было перенесено им в область науки и создало ту созидательную целенаправленность и конкретность, которыми всегда отличались исследования руководимых им больших научных коллективов Казахской Академии наук. Имея большой стаж практической работы, он прекрасно понимал полезность приобретенного на производстве опыта для последующей научной работы и очень ценил тех ученых, которые имели этот опыт. Он часто говорил, что молодые люди, приходящие в науку прямо со студенческой скамьи, в большинстве случаев, не знают жизни, не умеют находить главного в научной работе – ее полезности для практики и настоятельно рекомендовал молодым специалистам начинать свой жизненный путь с работы на производстве.

Переезд Каныша Имантаевича в Алма-Ату в Казахский филиал АН СССР в 1941 году совпал с первыми днями Великой Отечественной войны. С переходом на новое место работы он со свойственной ему целеустремленностью подошел к организации и дальнейшему развитию науки в Казахстане. Но и в этой всепоглащающей кипучей деятельности он ни на минуту на забывал о своем любимом Джезказгане, вкладывая много сил в его дальнейшее изучение и освоение на благо народа.

Казахский филиал Академии наук СССР, как новая форма в организации науки в нашей стране, возник на основе базы Академии, существовавшей с 1932 г. в Алма-Ате. В состав этой базы входили два сектора. В 1938 г. база была реарганизована в филиал, в системе которого существовало уже пять секторов. В 1941 г. филиал представлял собою еще небольшое учреждение. В нем работало всего 3 доктора наук, 14 кандидатов и 70-80 научных сотрудников без ученых степеней.

С первых дней работы в Геологическом институте Каныш Имантаевич глубоко проанализировал его тематический план. В связи с Великой Отечественной войной план института был срочно перестроен для решения основных направлений по геологическому изучению территории Казахстана и, в первую очередь, – для немедленного оказания максимальной практической помощи фронту.

Через два месяца после переезда в Алма-Ату на Каныша Имантаевича возложили еще более ответственные обязанности – заместителя председателя Президиума Казахского филиала АН СССР по научной части. Вскоре под его руководством коренным образом был пересмотрен тематический план всего филиала. К концу 1941 г. в составе филиала были созданы два новых института, а в Геологическом институте – ряд новых лабораторий для усиления работ, направленных на укрепление обороны страны. При непосредственном участии Каныша Имантаевича выполнялся ряд срочных работ и учеными Казахстана вносились практически важные предложения. Сам он в первую очередь предложил использовать богатые руды Джезказгана для Балхашского завода. С первых дней Великой Отечественной войны руды Джезказгана потекли непрерывными эшалонами на Балхаш, резко повысив выплавку меди в этом промышленном гиганте, не только в годы войны, но и по сей день. Медные руды Джезказгана стали позднее питать ряд Уральских медных заводов.

В начале осени 1941 г. в связи с временной окупацией фашистами Никопольского марганцевого месторождения на Украине и угрозой, вставшей перед Чиатурским месторождением на Кавказе, остро встал вопрос об обеспечивании марганцевой рудой Магнитогорского комбината, которому грозила опасность перебоев в работе. Каныш Имантаевич немедленно внес предложение в правительственные органы республики о добыче марганцевых руд из месторождения Джезды Джезказганского района, предварительная разведка которого была им организована в период работы на Джезказгане в порядке комплексного изучения всех богатств района.

Партия и правительство Казахстана поставили этот вопрос перед Центральными органами страны. В конце 1941 года специальная бригада Наркомчермета СССР прибыла в Казахстан, а весной 1942 г., всего за 38 дней, буквально на голом месте был организован Джездинский рудник и отправились первые эшелоны его руды на Магнитогорск, предотвратив угрозу перебоев в работе этого оплота оборонной мощи страны.

Быстрый ввод Джездинского месторождения в промышленное освоение в критический период Великой Отечественной войны показал, что только в результате своевременно произведенных в прошлом геологоразведочных работ и изучения состава и технических свойств руд, организованных К.И. Сатпаевым, промышленность страны получила подготовленное месторождение, давшее ценное и столь необходимое сырье.

Для военного времени стало ясной необходимостью усиление работ всех научно-исследовательских учреждений Казахстана для нужд обороны страны с координацией их в каком-то едином центре. По предложению К.И. Сатпаева с этой целью был создан научно-технический центр при Госплане КазССР.

Учитывая острую нехватку металлов в период войны и значение развития черной металлургии в пределах Казахстана, в правительственных органах страны в начале 1942 г. прорабатывался и был поднят вопрос о скорейшем строительстве крупного металлургического завода в республике. В связи с этим в геологическом институте были организованы обширные исследования с целью расширения запасов железных руд для будущего завода и обеспечения его всеми другими видами минерального сырья. Летом 1941 г. Каныш Имантаевич участвовал в работе Правительственной комиссии по выбору места строительства этого завода; такая площадка была выбрана в урочище Темир-Тау, близ Караганды.В 1942 г. он завершил монографию «Месторождения железных и марганцевых руд в Казахской ССР». Однако, по условиям военного времени работа своевременно не была опубликована.

С весны 1942 г. коллектив Геологического института провел детальную ревизию месторождения меди и свинца в Центральном Казахстане и открыл ряд новых месторождений редких металлов. Для увеличения выплавки свинца, олова, молибдена и других металлов вносились практические актуальные предложения по линии развития местной промышленности республики.

Громадный толчок к росту и развитию КазФАН СССР давали срочные запросы на местные виды строительного и подсобно-металлургического минерального сырья со стороны эвакуировавшихся в Казахстан предприятий. Ученые филиала оперативно решали эти вопросы. Все практические предложения филиала быстро внедрялись в производство.

В годы войны в Казахстан было эвакуировано большое количество научных учреждений, деятелей науки культуры из Москвы и Ленинграда. Среди них были президент АН СССР, академик В.Л. Комаров, академики И.П. Бардин, А.А. Байков, В.А. Обручев, В.Г. Фесенков и др. По инициативе К.И. Сатпаева в санатории «Боровое» с семьями жили академики В.И. Вернадский, Н.Ф. Гамалея, Л.С. Берг и др. Канышу Имантаевичу удалось организовать работу КазФАН в тесном содружестве с эвакуированными учеными. Он сумел привлечь академика И.П. Бардина к развитию черной металлургии республики, министров П.Ф. Ломако, П.Я. Антропова, Е.П. Славского к развитию цветной металлургии, геологической науки и службы, освоению нефтяных богатств Мангышлакского полуострова, рудных запасов Алтая.

Под непосредственным руководством академика В.Л. Комарова работала созданная в то время Комиссия АН СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны страны. Эта комиссия обстоятельно обосновала вопросы создания в Казахстане различных отраслей тяжелой промышленности, имеющих огромное значение для обеспечения неотложных нужд фронта и восстановления разрушенного хозяйства районов Советского Союза, освобожденных от немецких захватчиков.

Развитие работ филиала было немыслимо без качественного роста кадров, надлежащей организации их работы, изыскания производственных и жилых площадей, приобретения оборудования и материалов, создания новых лабораторий, секторов и институтов. Все эти вопросы в трудных условиях военного времени при постоянной поддержке Партии и Правительства Казахстана, ученых АНСССР, успешно разрешались.

В 1942 г. за работу «Рудные месторождения Джезказганского района» К.И. Сатпаеву была присуждена Сталинская премия СССР второй степени, позже называемая госпремиий СССР.К этому времени Каныш Имантаевич завоевал уже прочный авторитет, что дало возможность в 1942 г. по совокупности работ и за большие заслуги в организации науки, по специальному ходатайству ИГН АН СССР, присудить ему ученую степень доктора геолого-минералогических наук.

В годы войны Казахский филиал АН СССР наладил прочные творческие связи со всеми крупными предприятиями республики – Джезказганом, Балхашским заводом, Чимкентским заводом, горно-металлургическими организациями Алтая. Они выражались в разработке научных тем по заданию промышленности, в выезде отдельных ученых на предприятия для внедрения результатов научных достижений, участием работников производства в совместной разработке тем и т.д.

В конце 1942 г. в Алма-Ате состоялась первая сессия Казахского филиала АН СССР. В докладе Каныш Имантаевича подчеркивалась необходимость комплексного ведения исследований, максимальной связи науки с жизнью и практикой, направления всех сил на помощь фронту. Значение этой сессии для научной общественности и народного хозяйства Казахстана была громадным. Она прежде всего объединяла научную общественность республики, направила ее усилия на максимальную помощь народному хозяйству. Таким образом, в трудных условиях военного времени, при повсеместной поддержке и организующей роли Партии и Правительства республики, при постоянной опоре на крупнейших ученых АН СССР во главе с ее президентом В.Л. Комаровым, развивалась наука в Казахстане.

В апреле 1943 г. в жизни Каныша Имантаевича произошло важное событие – он был принят кандидатом в члены Коммунистической партии, а год спустя – в 1944 году стал членом КПСС. Он с величайшей ответственностью готовился к вступлению в ряды Ленинской партии, он был очень требователен к себе и постоянно стремился быть подлинным коммунистом-ленинцем во всем. К его многочисленным обязанностям теперь прибавились новые ответственные поручения, которые неизменно выполнялись с присущей ему энергией и интузиазмом. Он был членом Антифашистского комитета, Комитета по координации науки, Комиссии АН СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны, Всесоюзной комиссии по запасам и выполнял много других государственных и общественых поручений.

Каныш Имантаевич с необычайной ясностью видел стоящие перед страной задачи, знал пути их решения и умел увлечь и вдохновить весь коллектив. Трудности, стоявшие на пути развития науки в Казахстане, ни на минуту не останавливали его. Он умел их преодалевать и вскоре возглавляемый им Казахский филиал АН СССР стал крепнуть и развиваться, открывая широкие горизонты для дальнейшего развития науки в Казахстане. Осенью 1943 года Каныш Имантаевич за заслуги в развитии науки в Казахстане и большие научные достижения был избран в члены-корреспонденты АН СССР.

Многогранность и обширность деятельности Казахского филиала Академии наук СССР, широкий размах проводимых его учреждениями работ, а также необходимость дальнейшего развития научных исследований в республике создали предпосылки для преобразования Казахского филиала АН СССР в Казахскую Академию наук. Президент АН СССР академик В.Л. Комаров представил в 1944 г. Казахскому правительству следующее заключение по этому вопросу: «Темп развития Казахского филиала АН СССР, расширение объема, рост и качество научных исследований, наблюдаемые за последние три года, также запроектированные СНК КазССР и Казахским филиалом Академии наук мероприятия по дальнейшему расширению и укреплению объединяемых филиалом научных учреждений, – дают Президиуму Академии наук СССР основание полагать, что в 1945 г. будет возможность поставить вопрос о преобразовании Казахского филиала Академии наук СССР в Академию наук КазССР».

В августе 1944 г. было принято совместное решение Бюро ЦК КП(б) и СНК КазССР «О подготовительных мероприятиях к организации Академии наук Казахской ССР», которое определило необходимые мероприятия по обеспечению дальнейшего развития филиала и создании на его базе Академии наук КазССР. Первоочередной задачей стояла задача всемерного усиления подготовки квалифицированных научных кадров, особенно из лиц казахской национальности.Этому вопросу Каныш Имантаевич уделял неустанное внимание. В филиале усилилась работа по подготовке научных кадров через организованную аспирантуру и докторантуру. Многие сотрудники для работы над своими диссертациями направлялись в Москву, где обеспечивались самой высокой консультацией со стороны крупнейших ученых специалистов в соответствующих областях науки. Во время частых служебных поездок в Москву Каныш Имантаевич непременно лично интересовался успехами в исследованиях молодых ученых, старался присутствовать на защитах их диссертаций, беседовал с научными руководителями и делал все от него зависящее для быстрейшего и успешного завершения их учебы. Такое заботливое отношение к подготовке научных кадров дало прекрасные результаты.Уже осенью 1945 г. принимается историческое для развития науки в Казахстане постановление СНК СССР «О подготовительных мероприятиях по созданию Академии наук Казахской ССР».

В знак признания заслуг Каныша Имантаевича в развитии науки в связи с 220-летием АН СССР он был удостоен в 1945 г., высоких правительственных наград – ордена Ленина и за помощь фронту – ордена Отечественной войны II степени и медали.

Торжественное открытие Академии наук Казахстана состоялось 1 июня 1946 г. Первым ее президентом был избран Каныш Имантаевич Сатпаев.Напряженная работа по созданию нового крупного научного центра республики была выполнена в течение пяти лет, несмотря на то, что они являлись наиболее трудными годами в жизни нашей страны.

На этой большой организаторской работе полностью раскрылись выдающиеся способности Каныша Имантаевича как ученого, рос и укреплялся его научный авторитет, в знак признания которых в сентябре 1946 г. он был избран в действительные члены Академии наук СССР и стал первым академиком в составе АН СССР из представителей народов Востока нашей страны.

Все награды, звания, ученые степени, высокие выборные должности неизменно вызывали в нем чувство неоплатного долга перед Родиной, перед народом, перед Партией. Мысли о дальнейшем еще более плодотворном труде, который бы принес пользу стране и народу, никогда не оставляли его в течение всей жизни.

При составлении плана развития науки и для приближения ее к требованиям жизни и практики были запланированы и в дальнейшем осуществлены в 1948–1961 гг. ряд выездных сессий АН КазССР в крупные промышленные районы республики: в Центральный Казахстан, Рудный Алтай, Гурьев, Кустанайскую область, Южный Казахстан. В программу сессий вносились как доклады ученых, так и работников производства, что заостряло внимание руководства областей на актуальных вопросах и нуждах промышленности и в большей степени обогащали науку и практику.

Однако судьба вновь готовила Канышу Имантаевичу испытания: в 1951 г. в Казахстане развернулась борьба с «буржуазными националистами». 23 ноября 1951 г. после предварительной травли в печати Бюро ЦК КП(б) освободило К.И. Сатпаева от должности президента АН КазССР, обвинив его в покровительстве «буржуазным националистам», в многочисленных кадровых и финансовых нарушениях, переиздании эпоса Ер-Едиге, сокрытии социального происхождения и других грехах.

Следует отметить, что помимо больших ученых Томска, Москвы на становление молодого Каныша Сатпаева оказали огромное влияние брат Габдулгазиз Имантаевич Сатпаев (1894-1937) и двоюродные братья по отцу Абикей Зеинович Сатпаев (1881-1937) и Абдикарим Жаминович Сатпаев (1897-1937). Впоследствии все трое оказались жертвами жестокого тридцать седьмого года. Гибель братьев в застенках ГУЛАГа нанесла большую травму молодому человеку, заставвила серьезно задуматься о времени, о своем месте в нем.

Эта сторона биографии К.И. Сатпаева долго замалчивалась. Три жертвы политических репрессий, дет Сатбай, скончавшийся во время паломничества в Мекку, - все это, по мнению партийного руководства, оказывало пагубное влияние – у академика постоянно искали какие-то идеологические изъяны.

Абай Кунанбаев, Чокан Валиханов, Ибрай Алтынсарин – великие сыны казахского народа, - они прежде всего оказывали влияние на станоление Сатпаева-гражданина. Стихи Абая и все его творчество он знал неплохо, много произведений великого поэта читал наизусть, исполнял лирические песни Абая. Еще в студенческие годы будущий ученый глубоко изучает труды Ч. Валиханова, переводит на казахский язык записанный Чоканом из уст местных акынов – исполнителей произведений устного народного творчества – эпос «Ер Едиге».

Взялся он за перевод этого эпоса, говоря его словами, из-за того, что «в опубликованный Мелиоранским вариант вкралось немало чуждых татарско-книжных слов и оборотов речи». Защиту чистоты казахского языка студент технического вуза ставит основной целью. К.И. Сатпаев, как и Ч. Валиханов, вел социальные исследования, этнографические и археологические работы в родном Баянауле. Результатом исследований памятников Жезказган-Улытауского региона стал научный труд «Доисторические памятники в Джезказганском районе». В статьях о Карсакбайском районе еще в 1927 году молодой геолог показал себя и умелым исследователем-социологом.

К.И. Сатпаев, пытаясь отвести клевету и доказать свою невиновность, вынужден был ехать в Москву. В это трудное для Каныша Имантаевича время президент АН СССР академик А.Н. Несмеянов предложил ему должность директора одного из московских геологических институтов. Однако Каныш Имантаевич не мог покинуть Родину, где ему после серии унизительных обвинений и взысканий все же разрешили остаться директором Института геологических наук. Так начался новый период в жизни академика К.И. Сатпаева, имевший, однако, свою положительную сторону: у Каныша Имантаевича появились время и возможность полностью отдаться проблемам геологии Казахстана. Развернулись работы по металлогении, к осуществлению которых К.И. Сатпаев привлек буквально все геологические организации республики.

В основе металлогенических исследований лежали четко сформулированные К.И. Сатпаевым принципы и методы составления прогнозных металлогенических карт, разработанный им комплексный метод металлогенического анализа, положения по многим вопросам теории рудообразования и прогноза месторождений. К.И. Сатпаева по праву называют одним из создателей металлогенической науки и родоначальником этого направления в Казахстане.

К началу 1953 г. Институту геологических наук АН КазССР удалось выполнить колоссальную работу по сбору и обработке материалов по Центральному Казахстану. В 1954 г. было завершено составление рабочих макетов и самих систематизированных прогнозных металлогенических карт. Эта работа явилась теоретическим обоснованием металлогении Казахстана, позволила выявить (на основе тщательного обобщения реальных фактов) этапы рудообразования и закономерности размещения месторождений.

1952-1955 годы, после освобождения его с поста президента АН КазССР, явились годами напряженной творческой работы. Оставаясь бессменным директором Геологического института он посвящает себя целиком науке, организует, направляет и творчески руководит первым наиболее полным обобщением всех накопленных колоссальных геологических материалов по металлогении Центрального Казахстана.

С первых дней его прихода в Казахский филиал АН СССР среди многих первоочередных работ, вызванных военным временем, ставится им, как важная задача, – обобщение всех многочисленных к тому времени исследований по структурно-геологическому картированию Казахстана и в первую очередь – Центрального Казахстана где более всего проводились работы различными геологическими организациями. Эту огромную обобщающую работу возглавил старейший исследователь Центрального Казахстана – Н.Г. Кассин со своим учеником, к тому времени уже одним из крупных геологов-исследователей Казахстана – Г.Ц. Медоевым. Каныш Имантаевич уже в то время видел в этой работе основу для будущей металлогенической карты обширного важнейшего региона, насышенного разнообразными полезными ископаемыми. В составлении таких карт Каныш Имантаевич видел прежде всего пользу коллективу геологов-поисковиков и разведчиков недр Казахстана. Кроме того, эти карты должны были способствовать теоретическому обоснованию и выявлению закономерностей их размещения в отдельных регионах.

Будучи тесно связанным с геологическими организациями республики, к обобщению имеющихся фактических материалов он привлек все крупные коллективы с централизацией единого научно-методического руководства в Институте геологических наук АН КазССР (ИГН). ИГН как посоставу своих кадров, так и по уровню исследований и лабораторной базе, представлял к тому времени крупное, хорошо организованное научно-исследовательское учреждение всесоюзного значения.

Эта большая работа привела к теоретическому обоснованию металлогении Ценрального Казахстана, выявлению основных возрастных геологических этапов рудообразования и закономерностей размещения месторождений в зависимости от истории геологического развития земной коры, асоставленная карта явилась первой металлогенической картой прогнозов в геологической науке Казахстана и страны.

В 1954 г. в Отделении геолого-географических наук АН СССР было организовано специальное совещание по обсуждению основных принципов и результатов выполенной карты, где она получила полное одобрение со стороны крупнейших геологов СССР. В 1958 году в Алма-Ате была организована первая Объединенная Всесоюзная научная сессияАН СССР и КазССР, Мингео и охраны НедрСССР и КазССР по металлогеническим и прогнозным картам. Работаказахстанских геологов также была полностью одобрена. В 1958 г. ведущему коллективу авторов – сотрудников Института во главе с К.И. Сатпаевым была присуждена Ленинская премия в области науки.Первое совещание послужило началом для регулярных Всесоюзных совещаний по металлогении других крупнейших регионов нашей страны.

Опыт составления металлогенических карт был перенесен и для других крупных регионов республики, в первую очередь для Рудного Алтая и Южного Казахстана.Развивая и утверждая свои идеи на природу рудообразования, Каныш Имантаевич настойчиво отстаивал их. Он активно выступал в научной печати, полемизируя со своими научными «противниками», считая ошибочными взгляды универсальности в рудообразовании, выработанные на основании изучения лишь одного какого-либо региона.

В геологической науке нет ни одной отрасли, у истоков развития которой не стоял бы К.И. Сатпаев. Это и гидрогеология, и инженерная геология, и сейсморазведка, и комплекс геофизических методов изучения земной коры, конкретных месторождений, сейсмология и горное дело, комплексное использование минерального сырья. На базе когда-то небольших по численности коллективов ученых, объединенных в лаборатории Института геологических наук, были созданы институты горного дела, гидрогеологии и гидрофизики, сейсмологии, географии, металлургии и обогащения.

Между тем молодая Академия наук Казахстана продолжала расти и развиваться. В ее составе ежегодно открывались все новые и новые институты по различным отраслям знания, интенсивно готовились научные кадры. Академия наук Казахстана вскоре заняла по объему работ второе место после Украины, а Институт геологических наук получил признание, как один из ведущих среди институтов геологического профиля в нашей стране.

Каныш Имантаевич умел удивительно ясно видеть ближайшие перспективы развития того или иного района республики и оперативно откликался на все важнейшие решения Партии и Правительства. Он лично руководил комплексным изучением природных ресурсов полуострова Мангышлак, за что был выдвинут двумя министрами СССР, Е.П. Славским и П.Я. Антроповым, на звание Героя социалистического труда, но, не получив поддержки в республике, был награжден Орденом Ленина; исследованиями в связи с освоением целинных земель, за что получил третий Орден Ленина; строительством канала Иртыш-Караганда и многими другими.

Но работы К.И. Сатпаева по геологии и сырьевой базе черных металлов (железа и марганца), как основы создания отечественной черной металлургии, можно отнести к одному из феноменов в его научной биографии. Еще в 1942 г. им была подготовлена обстоятельная монография «Месторождения железных и марганцевых руд в Казахстане». По известным причинам она в то время не была опубликована, хотя академик В.А. Обручев рекомендовал ее издать. Работа опубликована только в конце 1998 года, т.е. полвека спустя в сборнике его турдов. Усилия К.И. Сатпаева по созданию Центра черной металлургии дают основание еще раз убедиться не только в многогранности его научных интересов, но и в высокой гражданской позиции, которая характеризует К.И. Сатпаева как истинного государственника, озабоченного интересами страны.

Еще в 1931 году, когда им впервые выдвигалась проблема черной металлургии, он был начальником геологического отдела Карсакпайского медьзавода, и вопросы черной металлургии в масштабе республики были очень далеки от круга его служебных обязанностей. Этот феномен в биографии К.И. Сатпаева можно объяснить только высочайшей гражданственностью и истинным патриотизмом Каныша Имантаевича, для которого будущее Казахстана, его народа было на первом плане.

Широкие интересы К.И. Сатпаева охватывали и вопросы нефтегазоносности Казахстана. Всестороннему развитию нефтегазового комплекса он уделял постоянное внимание. Неслучайно избранный президент казахской академии вторую выездную сессию АН КазССР, совместно с соответствующим министерством, после Усть-Каменагорска (1947 г.) провел в г. Гурьеве (1949 г.), посвятив ее вопросу развития нефтегазоностного комплекса. Научные публикации К.И. Сатпаева по вопросам геологии нефти и газа почти неизвестны. Но известны публичные его выступления по этой проблеме, свидетельствующие о его прочных знаниях в этой области и постоянном внимании к вопросам нефтегазоносности Казахстана.

К.И. Сатпаев придавал большое значение также созданию в Казахстане алюминиевой промышленности. Уникальные запасы торгайских (амангельдинских) бокситов, открытые на территории республики послужили основанием для строительства Павлодарского алюминиевого завода (ПАЗ). 9 августа 1959 года Каныш Имантаевич прибыл с группой ученых Академии наук республики на строительную площадку ПАЗ. Это было первое посещение завода сотрудниками АН КазССР. Тогда завод был на нулевой отметке. Для решения указанных вопросов К.И. Сатпаевым в г. Павлодаре было создано Отделение АН КазССР по глинозему и расширена лаборатория глинозема Института металлургии и обогащения АН КазССР. Общее научное руководство работами в области теории и новых технологий получения глинозема в то время осуществлял соратник К.И. Сатпаева – академик АН КазССР В.Д. Пономарев. Пребывание К.И. Сатпаева в Павлодаре и обсуждение проблем завода с участием городских властей способствовали значительному ускорению строительства ПАЗ.В 1964 году была пущена первая, а в 1967 году – вторая очередь Павлодарского алюминиевого завода. Создание и промышленное освоение на ПАЗ новой высокоэффективной апаратурно-технологической схемы получения глинозема из низкокачественных бокситов, которые за рубежом классифицируются как бокситоподобные глины, является крупным достижением инженерно-технических работников завода и ученых, в том числе Института металлургии и обогащения АН КазССР. В 1980 году данный комплекс работ отмечен Государственной премией СССР. Таким образом, была создана алюминиевая промышленность республики на родине К.И. Сатпаева в г. Павлодаре.

Всех поражало уникальное качество Каныша Имантаевича «держать нити в руках» в большом и малом, несмотря на его огромную занятость по руководству разносторонней деятельностью академии. Так, глубокой осенью 1963 года, будучи тяжелобольным, перед отъездом в Москву он лично заслушал состояние выполнения программы по составлению минерагенической карты Южного Казахстана. Собралась большая аудитория, остоявшая из представителей научных и производственных организаций, высших учебных заведений. В заключение он одобрил проделанную работу, тепло и благожелательно отозвался об исполнителях. Запомнились его слова: «Геофизики раскрыли нам закрытую часть региона как банан», а также «умелое применение геофизики повысит глубинность и объемность геологических исследований и прогноза». Это были годы наибольшего расцвета геологической службы республики и геофизики в особенности, получившей всеобщее признание и ставшей одной из лучших в Союзе. Она стала неотъемлемой частью всех стадий геологоразведочного процесса.К сожалению, работа по минерагении Южного Казахстана, имевшая большое научное и практическое значение, после безвременной кончины К.И. Сатпаева, была прервана.

Исследования по всем регионам выполнялись с учетом опыта аналогичных работ по Центральному Казахстану, по методологическим принципам, ранее выработанным К.И. Сатпаевым: «комплексность, полнота в сборе всех первичных наблюдений и фактов, конкретность в их анализе, объективность в обобщениях, коллективность в творчестве». Нетрудно представить, какие теоретиеские и практические результаты могли бы быть получены в итоге завершения научного обобщения всей информации по Южному Казахстану, если учесть, что в своих работах тех лет Каныш Имантаевич предвосхитил некоторые научные концепции, тогда только еще зарождавшиеся и получившие признание уже после его кончины.

На этом совещании Каныш Имантаевич заслушал еше одну информацию: о ходе подготовки геологов Казахстана к ХХII Международному геологическому конгрессу, который должен был состояться в декабре 1964 г. в Индии.

К началу 60-х годов геологическая наука Казахстана, как и геологическая служба, достигли наибольшего своего расцвета. К этому времени получили всеобщее признание результаты фундаментальных исследований, к числу которых относятся основополагающие работы Н.Г. Кассина по геологии Казахстана, развитые позже Е.Д. Шлыгиным. Несмотря на всемирно заметные научные достижения, геологи Казахстана не имели ни международных связей, ни выхода за рубеж. Многие задавались вопросом: в чем причина такого положения? Ответ был получен от Каныша Имантаевича на совещании осенью 1963 года. Ранее представители Казахстана не принимали участия в конгрессах, чему, по словам Сатпаева, были свои причины. На конгресс надо ехать не только ради участия. Мы должны, отметил Каныш Имантаевич, показать на этом авторитетном форуме свои достижения, которые у нас сегодня имеются и в науке, и в геологической практике, но не оформлены.

На совещании были определены руководители работ – главные редакторы карт: геологической – Ш.Е. Есенов, тектонической – Р.А. Борукаев, металлогенической – К.И. Сатпаев, структурно-геофизической – Ш.Е. Есенов. Кроме того, было принято решение поготовить к конгрессу сборник докладов, отражающий вопросы геологии и минеральных ресурсов Казахстана, методов и методики геологических исследований, уровень развития геологической службы республики и др. Был сформирован Оргкомитет во главе с К.И. Сатпаевым, заместителем руководителя избрали Ш.Е. Есенова, ученым секретарем – Г.Р. Бекжанова. После кончины Сатпаева темпы подготовки материалов снизились. В итоге к конгрессу закончили только геофизическую и геологическую карты, которые были впоследствии изданы. Что касается тектонической и металлогенической, то они не составлены до сего времени.

Однако на конгресс казахстанцы поехали внушительный делегацией (по меркам тех лет) подготовив сборник объемом 20 печатных листов «Вопросы геологии Казахстана» и посвятив его памятки К.И. Сатпаева. Эта книга стала визитной карточкой казахстанских геологов, впервые принявших участие в работе международного форума. Она была распространена среди делегатов конгресса. Через эту книгу многие геологи зарубежья впервые познакомились с геологией Казахстана и нашей республикой. С этого конгресса началось участие Казахстана во всех последующих Конгрессах.

В постоянном стремлениии быстрейшего развития Казахстана, в решении всё новых задач и в области теоретической науки, и в использовании ее на благо страны, ярко проявился образ Каныша Имантаевича как крупного государственного деятеля. Он не упускал из поля зрения ни одного события, которым жила вся страна и республика, боролся за осуществление всех мероприятий по коммунистическому строительству, продумывая до мельчайших подробностей ту помощь, которую может оказать наука при выполнении поставленных задач. За огромный вклад ученых Академии наук Казахстана в практическое решение грандиозной проблемы освоения целинных и залежных земель многие из них в 1957 году были удостоины высоких правительственных наград.

К.И. Сатпаев многие годы был депутатом Верховного Совета СССР, участником ХХ, ХХI, ХХII съездов Коммунистической Партии Советского Союза и многих пленумов ЦК КПСС и КП Казахстана. Он постоянно считал себя мобилизованным на практическое решение всех мероприятий, выдвигаемых партией и Правительством перед народом, вкладывая всю свою энергию в разрешение поставленных задач, всемерно нацеливая на это руководимый им коллектив и изыскивая лучшие пути для их выполнения.

Облаченный высоким доверием Партии, Правительства и народа Каныш Имантаевич отдавал все свои силы, весь свой талант, все свои знания развитию науки в нашей стране. Имея огромный авторитет в Правительстве страны, республики и обладая удивительной способностью убеждать людей, Каныш Имантаевич активно содействовал принятию таких важных общегосударственных решений, как объединение всей геологической службы страны в едином общесоюзном Министерстве геологии, реорганизации структуры Академии наук СССР и ее отделений, созданию первого в стране республиканского Министерства геологии Казахской ССР и многое другое.

К.И. Сатпаев был советским ученым нового типа, для которого интересы науки теснейшим образом переплетались с интересами развития промышленности, сельского хозяйства, здравохранения, культуры. Особенно много внимания и заботы, на протяжении всей своей жизни он уделял развитию геологического изучения и раскрытию недр страны. За это он был в 1963 г. награжден орденом Ленина. Это был его последний, четвертый орден Ленина.

Как наиболее достойному сыну казахского народа, Канышу Имантаевичу неоднократно представлялось право представлять нашу республику на общесоюзных совещаниях, встречах с руководителями Партии и Правительства и в составе парламентских делегаций за рубежом. Каныш Имантаевич всегда относился с большой ответственностью к таким поручениям и неизменно оправдывал оказываемое доверие, – с достоинством и честью представлял свой народ, свою страну.

На протяжении всей жизни К.И. Сатпаев был активным участником исторических событий в Казахстане, превративших на его глазах отсталую окраину царской России в передовую аграрно-индустриальную республику Советского Союза. Будучи теснейшим образом связанным с жизнью страны, он живо откликался на важнейшие события. В стремлении довести свои публикации до широких масс населения Казахстана, многие свои статьи он публиковал на казахском языке. Он практически всегда выступал с яркими, насышенными глубоким содержанием речами на партийных съездах, пленумах, различных совещаниях страны и Казахстана, по радио и телевидению. Был прекрасным лектором и пропагандистом, умел выделить главное в происходящих событиях.

Так, в неустанном труде, в решении все новых и новых задач, важных для страны и народа, прошел по жизни этот замечательный человек, талантливый геолог, ученый, организатор и государственный деятель – одаренный сын казахского народа, так много сделавший для поднятия культуры и развития народного хозяйства не только родной республики, но и всего большого СССР. И сегодня его идеи, предложения не потеряли своего значения.

Как человек и руководитель Каныш Имантаевич обладал замечательными свойствами. В обращении с людьми его отличали простота, скромность, сердечность и неизменная доброжелательность. Обращавшиеся к нему с личными просьбами всегда встречали внимательное, теплое отношение и готовность помочь. Человек труда, государственный деятель, он любил и уважал труженников науки и практики, понимал и ценил любой труд – труд шахтеров и металлургов, земледельцев и животноводов, геологов и физиков; – одинаково уважал всех людей от простого чабана до крупного исследователя, где бы они не трудились для пользы народа. На все это знавшие его отвечали ему большим уважением, признателностью и готовностью сотрудничать на пользу общему делу. Свидетельство этому тысячи статей, 50 книг о нем, 7 памятников в промышленных городах республики Алматы, Жезказгане, Екибастузе, Кокшетау, Караганде, Сатпаеве; десятки бюстов в городах, селах, учреждениях, 5 музеев, десятки школ, улиц его имени.Родной институт, Джезказганский комбинат, КазНТУ, канал Иртыш–Караганда, малая планета и многое другое носят его Великое имя.

В то же время он был требовательным и не терпел поверхностного и безответственного отношения к возложенным на кого-либо задачам, нарушений трудовой дисциплины, проявление зазнайства и верхоглядства. Как подлинный ученый, он страстно и убежденно защищал свои научные идеи, добивался наибольшей объективности. «Факты и только факты, – вот что является основой наших идей и гипотиз, а теория без практического подтверждения – мертва», – любил повторять Каныш Имантаевич, беседуя с молодыми учеными, ведя заседания, либо участвуя в дискуссии. Если же появились новые данные, не подтверждающие прежних представлений, заставляющих искать новые пути, он всегда находил в себе мужество отказаться от первоначальных идей, ибо таковы законы развития науки.

Он умел убеждать и добивался положительного решения всех вопросов, связанных с развитием науки, производства. Во имя этого он не щадил себя и других. От успехов в решении даже малейших вопросов, связанных с развитием любого научного учреждения и всей Академии в целом, он получал огромное моральное удовлетворение. Он считал cвоим долгом принимать активное участие в разрешении всех важнейших вопросов хозяйственного и культурного строительства в республике. В труде на благо нашей страны, в науке он видел смысл своей жизни, и труд был его первой жизненной необходимостью. Эти качества Каныш Имантаевич Сатпаев всегда стремился привить молодежи.

В тех вопросах, в положительном решении которых он видел большую пользу и перспективу для развития науки и народного хозяйства, он проявлял несгибаемую волю и высокую принципиалность. Он любил повторять, «самой правильной политикой является принципиальная политика». Он глубоко верил в силу партии и поддерживал ее генеральную линию, относился с глубоким уважением к решениям и мероприятиям партийных организаций, начиная от первичных и кончая высшими. Всегда, при любых обстоятельствах, он пропагандировал линию нашей Коммунистической партии и не допускал ни малейшего колебания в понимании и исполнении своего партийного долга, и даже после того, как по надуманным фактам он был освобожден с поста президента и ему был объявлен строгий выговор с занесением в учетную крточку члена КПСС.

Каныш Имантаевич постоянно выражал безграничную благодарность Коммунистической партии, воспитавшей его и давшей ему возможность стать ученым. Уместно привести здесь слова К.И. Сатпаева из его автобиографии: «Всем радостным и светлым во все своей сознательной творческой жизни я считаю себя всецело обязанным заботе и помощи родной Коммунистической партии и Советского правительства. Только Советская власть дала мне возможность войти в двери высшей школы и окончить ее. Во всей своей дальнейшей сознательной творческой деятельности как инженера геолога, ученого я всегда получал вдохновляющее руководство, родительскую заботу со стороны партии и правительства».

По отношению к людям всех поколений и статуса он проявлял большую чуткость и глубокую человечность. Оказывать человеку максимально возможную помощь, пусть даже в самом незначительном деле, Каныш Имантаевич всегда считал своим моральным долгом. Своим чутким заботливым, гуманным отношением к людям он заслуженно снискал глубокое уважение, большую любовь и огромный авторитет в народе. Это и есть, в сущности, прижизненное народное признание. Какой еще ученый был так любим в жизни, так оплакан народом, так жив и светел в его памяти пять десятилетий спустя после кончины? Сатпаев отвечал на эту любовь взаимностью. Он, не чуравшийся пафоса, всегда с гордостью говорил о своим народе не только перед такими высокими персонами, как британский премьер-министр Уинстон Черчиль. «Тридцать шестую часть света занимает свободолюбивый казахский народ. От одного названия «казах» веет духом свободы. Наш народ в течение многих веков беспрерывно вел борьбу за независимое существование. В его сознании навечно закрепилось это священное понятие».

Каныш Имантаевич был продуктивным исследователем. Его перу принадлежат, выявленные на сегодняшний день, около 800 печатных работ и выступлений, большое количество еще не опубликованных рукописей. Под редакцией К.И. Сатпаева опубликовано более 30 сборников научных трудов АН КазССР. При этом большая часть публикаций написана им лично, без соавторов.

Приведенный обзор научной и общественной деятельности К.И. Сатпаева дает лишь некоторое, далеко не полное, представление о многогранной, кипучей деятельности этого самобытного человека, оставившего неизгладимый след и еще при жизни вошедшего в историю развития науки, культуры и народного хозяйства советского Казахстана.Научное наследие К.И. Сатпаева, к сожалению, поканедостаточно изучено и осознано современниками. Восемь томов посмертного издания его избранных трудов к 100-летию вместили лишь ничтожно малую часть его творческих произведений, вошедших в золотой фонд науки.

Не будет преувеличением сказать, что для казахского народа К.И. Сатпаев – явление столь значимое, что и М.В. Ломоносов для всей России.Нет сомнений в том, что пройдут века, а имя этого выдающегося Ученого, Гражданина, Патриота своей страны, народа останется в памяти благодарных потомков.Эта мысль красной нитью проходила в воспоминаниях десятков выдающихся ученых, государственных деятелей страны.

Закономерно, что в различные исторические периоды сама жизнь выдвигает особо одаренных людей на арену борьбы и возлогает на них тяжелую ответственность за судьбы своей страны, своего народа. И если судить с этой точки зрения, то факт, что именно Каныш Имантаевич Сатпаев стоял у истоков казахстанской науки и руководил ею, воистину является счастьем для нашей страны. Он обладал даром привлекать к себе талантливых людей. Практически каждый из сподвижников организатора академии стал первооткрывателем целого направления науки, чье имя не возьми – звездное. Писатель и литературовед Мухтар Ауэзов, композитор Ахмет Жубанов,химик Абикен Бектуров, первая среди казашек женщина-академик физиолог Наиля Базанова, геологи Н.Г. Кассин, М.П. Русаков, Р.А. Борукаев, Ш.Е. Есенов, И.И. Бок, Н. Сауранбаев автор одного из первых полных казахско-русских словарей, получивший звание академика в 35 лет, лингвист Смет Кенесбаев, энциклопедически разносторонний ученый, археолог и этнограф Алькей Маргулан, автор общепризанной в мире теории кислот и оснований, теории растворов Михаил Усанович, Шафик Чокин, вставший у истоков отечественной энергетики... Можно продолжить перечень имен уникальнишей генерации казахстанских ученых середины ХХ века, собранных Канышем Имантаевичем в Храме науки.

В К.И. Сатпаеве надо видеть не только крупного ученого, осуществившего в трудное время массу грандиозных дел. Каныш Сатпаев, в первую очередь, действительно соборная личность, ученый энциклопедического размаха, видевший в те годы научные горизонты всего человечества, решавший глобальные вопросы науки. Мы неимоверно снижаем роль К. Сатпаева, сводя его научные открытия только к заслугам перед своим Отечеством, к решению текущих (пусть и грандиозных) промышленных и прочих производственных задач советской экономики.

В этой связи примечательно мнение, высказанное первым Президентом Казахстана Н.А. Назарбаевым на 100-летнем Юбилее Ученого: «... И в прошлом, когда мы входили в Советской Союз, и в настоящее время, когда мы находимся на пороге ХХI века, во всем Казахстане, среди народа, не было и нет ни одного ученого мирового уровня, каким был Каныш Сатпаев. Я отношу Каныша Имантаевича к плеяде великих людей не только казахской нации, но и всего бывшего Союза. Я назвал бы такую оценку оценкой Времени и Истории, которые являются истинными судьями, выносящими самые справедливые решения и расставляющими все на свои законные места».

Подчеркивая человеческие качества К.И. Сатпаева, Н.А. Назарбаев назовет такие черты характера, как «скромность, бесподобное трудолюбие, стойкость перед временными неудачами, страстное стремление раскрыть тайну любого явления, жажду научного творчества, способность понять и простить поступки тех, кто обидел или огорчил тебя, а также готовность в любое время сделать добро, даже незнакомому человеку. Но при этом, – подчеркивал Глава нашего государства, – меня особенно поражает его беспредальная любовь к Родине».

«Жажда знаний и стремление приносить наибольшую пользу своему родному краю», по меткому определению учителя, действительного члена АНСССР В.А. Обручева – главные черты его характера. Всему сущему на земле дает оценку даже не История, выполняющая зачастую идеологический заказ, дает оценку народ, который нельзя обмануть.

Знаменитый ответ Сатпаева Черчиллю, восхитившемуся исполинским ростом казахского ученого: «мой народ выше меня», предсмертная просьба к друзьям ведущим российским ученым сохранить богатый недрами Мангышлак в составе Казахстана и отказ лечиться по решению Правительства СССР в Европе от страшной болезни, «... так как мой народ не может приехать не только в Москву, но и Алма-Ату, как я буду смотреть людям в глаза, воспользовавшись своим положением...» – факты известные. По сути, отстаивая тот же Мангышлак в составе Казахстана, Сатпаев предвосхитил события.Казахстану в первые годы его становления как независимого государства, не в последнюю очередь, помогли природные ископаемые, в том числе нефтяные запасы, обнаруженные под руководством К.И. Сатпаева казахстанскими учеными еще в начале 50-х на полуострове. Позднее ученик К.И. Сатпаева, геолог Шахмардан Есенов, продолжая дело своего великого наставника, удостоится Ленинской премии за открытие и промышленное освоение богатейших нефтеносных месторождений Мангышлака.

К.И. Сатпаев, как и все титаны мысли, во многом опережал свое время. К примеру, еще в 1948 году Каныш Имантаевич заявил: «Расположение Алматы в сейсмической зоне, недостаточность территории для расширения города, изменчивость природы сделают его в будущем непригодным в качестве столицы такой большой страны, как Казахстан.

У нас в республике есть два города, подходящих стать столицей, – Караганда и Акмола. Однако первый из них стоит на толстом пласте угля, к тому же там мало воды. А у второго предостаточно и воды, и земли, расположен он почти в географическом центре всего Казахстана»... И это его научно обоснованное предсказание сбылось. Красавица Астана сегодня, как и К.И. Сатпаев в свое время, является символом, брендом Казахстана.

Каныш Имантаевич Сатпаев ушел из жизни 31 января 1964 г. Он умер в Москве, в Кремлевской больнице Кунцево. Похороны состоялись 3 февраля в Алма-Ате. Тысячи людей пришли в тот морозный зимний день к зданию Государственного академического театра оперы и балета им. Абая, чтобы проститься ипроводить его в последний путь. Гроб на руках несли до кладбища.

«Рано оборвалась жизнь этого замечательного человека, светоча науки и разума, друга и товарища многих, - писал о тех днях академик А.Х. Маргулан. – Он был гордостью своего народа, жил и трудился во имя его процветания. Служение народу он считал высшим идеалом своей жизни»...

Горячо любил народ Каныша Имантаевича. О нем рассказывали легенды, его имя воспевали акыны. И кончина его была горем для всей казахской земли. И не только казахской. Братские народы разделили наше горе. Со всех концов Советского Союза шли в Алма-Ату в те скорбные дни телеграммы. Москва и Ленинград, Киев и Баку, Ереван и Тбилиси, Ташкент и Таллин, Рига и Вильнюс, Свердловск, Фрунзе, Новосибирск, Владивосток, Джезказган, Каражал, Рудный – все горевали о безвременно ушедшем Каныше. Скорбели о нем и известные ученые, и колхозники, и чабаны, рабочие и инженеры.

«Сатпаева любил весь Казахстан, - писал академик АН КазССР К.Д. Джумалиев. – В его облике было что-то вдумчивое, ласковое, доброжелательное и в то же время мудрое. Изумительные глаза – добрые, умные, веселые, с едва приметной иронией. Над широким лбом – темные кудри, чуть-чуть тронутые сединой... Он был не только красив – но и обаятелен. Спокойный, ровный характер, доброта, мягкость и простота в обращении делали общение с ним радостным и приятным... А как тепло, лучисто он улыбался...».

После смерти Каныша Имантаевича через 10 дней Президиум АН КазССР направил в ЦК и Правительство республики предложение по увековечению его памяти, в том числе – установление памятника напротив Академии наук, создание полнометражного фильма и мн. др. По Постановлению ЦК и Совета Министров об увековечении его памяти,имя К.И. Сатпаева было присвоено Джезказганскому горно-металлургическому комбинату, Институту геологических наук АН КазССР, школе №56, одной из алма-атинских улиц, разрешено установить бюст внутри Академии и издать труды.

В 1965 г. была издана книга «Академик К.И. Сатпаев. Сборник, посвященный памяти выдающегося советского ученого». Можно без преувеличения сказать, что названныйсборник воспоминаний является одним из лучших памятников Канышу Имантаевичу. Еще свежи были в то время воспоминания авторов –министров и академиков АН СССР, соратников, друзей, учеников К.И. Сатпаева. Еще жил рядом с ними образ этого удивительного человека. Со страниц книги в полный рост поднимается величественная фигура Каныша Имантаевича – подлинного героя своего времени – человека неординарного, широко, по-государственному мыслящего, остро ощущающего проблемы страны, своего народа, пути решения задач, выдвигаемых жизнью.

Издание этой книги-памяти положило начало дальнейшей работе десятков авторов по подготовке о Каныше Имантаевиче книг, статей, очерков, многие из которых до сих пор не опубликованы. Она появилась благодаря заботе преемника на посту президента АН КазССР – Чокина Ш.Ч., членов Президиума, ответсекретаря редколлегии А.А. Абдулина, а главное – благодаря напряженной работе верной спутницы Каныша Имантаевича – Таисии Алексеевны Сатпаевой. Переписка, переговоры с ведущими учеными страны, Казахстана, руководителями министерств и ведомств Москвы, Томска, республик Средней Азии, общающимися тесно с Канышем Имантаевичем, обработка, печатание – все это ее титанический труд. 30 авторов – признанных ученых, государственных деятелей, оставили навечно свои слова благодарности, дали объективную оценку своему достойнейшему коллеге.

«Каныш Имантаевич обладал богатырским здоровьем, - вспоминает профессор МГУ В.С. Коптев-Дворников. – Когда пришла болезнь, он стойко боролся с ней. До конца дней своих он показывал такую выдержку и дисциплинированность в исполнении своих обязанностей, что можно было усомниться в его недуге... Для Каныша Имантаевича вообще характерно жизнеутверждающее отношение ко всему, что его волновало, интересовало, за что он боролся. Он нередко говорил: «Правда всегда торжествует», но никогда пассивно не ждал ее прихода, а во всех случаях по-боевому добивался ее победы. Всю жизнь Каныш Имантаевич любил степные просторы... Будучи же много лет президентом АН КазССР, он разъезжал по геологическим партиям, спускался в шахты, посещал буровые вышки, беседовал с геологами и рабочими... Со своей энергией, неизменным оптимизмом и теплой улыбкой он всегда был олицетворением жизни и любви к ней. Таким Каныш Имантаевич запомнился всем, кто его знал».

«Поражает многогранность таланта Сатпаева: проблемы литературы и искусства, вопросы философии и экономики, геологии, астрофизики, археологии, ботаники – и это лишь часть того, чему он себя отдавал», - вспоминал академик А.Л. Яншин.

«К.И. Сатпаев был не только передовым и прогрессивным ученым, большим мыслителем с огромным кругозором, но и крупным государственным и общественным деятелем, - писал Министр геологии СССР П.Я. Антропов. – Мне приходилось вести с ним длительные и интереснейшие беседы по вопросам создания минерально-сырьевой базы страны, что способствовало бы быстрейшей ее индустриализации. Как правило, после таких бесед принимались и соответствующие практические шаги».

«Все знают поразительную скромность и человеколюбие Каныша Имантаевича, - писал один из близких друзей Сатпаева Ильяс Омарович Омаров. – Уважительное отношение Сатпаева к людям всецело сводило на нет в общении с ним разницу в годах, общественном положении. Собеседник Каныша Имантаевича как-то незаметно для себя, каким-то волшебным образом, но не постепенно, а сразу же становился равным ему – великому ученому, великому человеку. Как и у многих, у К.И. Сатпаева были неприятности в крутые годы жизни. И у него были горькие дни, черные часы, но я не помню Сатпаева растерявшегося, озлобленного, упавшего духом. При любых обстоятельствах он оставался самим собой – Канышем Имантаевичем – человеком, сумевшим органически слить в себе, в своей могучей натуре высь родных гор, раздолье и ширь степей, мудрость своего народа... Заканчивая воспоминания о Каныше Имантаевиче, я вспоминаю Стефана Цвейга, его книгу «Звездные часы человечества». Он писал об отдельных переломных моментах истории, о людях и событиях, которые так или иначе повлияли на ее последующий ход. Цитируя Цвейга, мне хочется сказать: «Каныш Имантаевич Сатпаев был звездной личностью нации, общества, эпохи».Таким остался Каныш Имантаевич в памяти людей, близко его знавших.

Трижды Герой Социалистического Труда Е.П. Славский говорил: «Вы, казахстанцы, до сих пор не поняли, какого гения имели в лице Каныша Имантаевича, великие заслуги его еще не оценены во всей полноте не только в Казахстане, но и союзном масштабе. В нашем веке это вряд ли произойдет. Однако славное время Сатпаева непременно наступит. Он лучше других понимал тайны земных недр и заранее знал, где найти месторождения. Его предвидения всегда были точны и верны. Мы, производственники, верили его прогнозам и ни разу не обманулись. Выдающийся ученый нашего времени ушел из жизни, не получив ни одной из заслуженных наград. Впрочем, самая высшая награда – это любовь и признание народа, а этим Бог не обидел К.И. Сатпаева. Его имя и деяния бессмертны».

Продолжил эту мысль Министр геологии СССР П.Я. Антропов: «В последние дни жизни К.И. Сатпаева мне не однажды приходилось посещать его в больнице под Москвой и видеть, как угасал этот замечательный и выдающийся геолог нашего времени. За день до смерти посетили его с министром Е.П. Славским, который тоже был его большим другом. Он был слаб, но вдохновенно, глубоко и идейно, как истинный патриот Родины и большой ученый, вел разговор о недрах его страны, о богатейших месторождениях нефти на Мангышлакском полуострове и других богатствах Казахстана. А на следующий день его не стало».

Однако, и после смерти человека продолжается его биография... Обнаружилось, что кому-то в высших эшелонах республиканской власти образ Сатпаева, всенародная любовь к нему были неприятны. Начались годы планомерного замалчивания, забвения памяти о Сатпаеве (не напрасно же в народе существует поговорка «живая мышь сильнее мертвого льва»). По замыслу авторов этого недоброго сценария, образ Сатпаева должен постепенно померкнуть в памяти народа, раствориться во всепоглощающем Времени. Для выполнения этого замысла исполнители сценария не гнушались даже такими неправомерными действиями, как уничтожение уже готового к изданию набора книги Медеу Сасекеева «Сатпаев», кторая должна была выйти в Алма-Ате на казахском языке в 1975 г. в издательстве «Жазушы». Автор книги М. Сарсекеев проявил в то время редкое упорство и недюжинные конспиративные способности, с помощью московских влиятельных друзей К.И. Сатпаева осуществив выпуск названной книги на русском языке в 1980 г. в Москве, в серии ЖЗЛ издательства «Молодая гвардия».

Аналогичным образом увидела свет небольшая книжка А.И. Брагина «Умом и молотком», опубликованная «подпольно», в обход республики, в Москве в 1975 г. в серии «Герои советской родины» издательства «Политиздат». Из республиканского радиоархива таинственным образом исчезли записи многочисленных выступлений Каныша Имантаевича, сделанных им в разные годы на казахстанском радио.Докуметальный фильм «Академик К.И. Сатпаев», снятый Казахфильмом в 1967 г. по сценарию М. Каратаева и А. Брагина, не вышел на экраны ремпублики.

Эти и подобные им действия, к сожалению, во многом достигли своей цели. И когда в 1989 г., в канун 90-летия Каныша Имантаевича, через 25 лет после его смерти, вездесущие журналисты на улицах Алма-Аты задавали вопрос представвителям молодежи «Кто такой Сатпаев?», многие из них ничего не могли ответить.

Об этом периоде посмертной биографии Каныша Имантаевича говорил Н.А. Назарбаев 28 апреля 1989 г. во Дворце Республики г. Алма-Аты на торжественном собрании общественности, посвященном 90-летию академика К.И. Сатпаева: «Как и многим талантливым и неординарным людям, Сатпаеву в жизни было нелегко, и ему не раз помимо эрудиции, смелости ученого приходилось призывать к себе на помощь мужество гражданина. И даже, когда он ушел от нас в Вечность, делались наивные попытки превратить сатпаевский период казахстанской науки в зону умолчания».

Справедливости ради следует заметить, что, несмотря на попытки недоброжелателей предать забвению имя Каныша Имантаевича, казахстанцы хранили о нем багодарную память и сами, как могли, увековечивали его имя: в городах и поселках республики появлялись улицы и школы имени Сатпаева, в Баянауле и Карсакпае были созданы неболшьие музеи; авторы многих книг издавали свои труды с посвящением К.И. Сатпаеву; в садах зацвели гладиолус Сатпаева (1968 г.) и сирень «памяти анадемика Сатпаева» (1972 г.); в 1979 г. астроном из Крымской обсерватории Н.С. Черных присвоил имя Сатпаева вновь открытой малой планете, зарегистрированной под номером 2402.

К счастью, истина, в которую при жизни верил Каныш Имантаевич: «Правда всегда восторжествует» - оказалась справедливой.В 1987 г., после смены руководства республики, было принято постановление правительства Казахстана, подписанное Председателем Совета Министров Н.А. Назарбаевым, о праздновании 90-летнего юбилея академика К.И. Сатпаева. Постановлением предусматривалось создание в Алма-Ате мемориального музея К.И. Сатпаева, сооружение памятника на одной из площадей города, издание книг о Сатпаеве. Память о Сатпаеве вернулась в Казахстан, имя его заняло достойное место в истории республики.

А через 10 лет, в апреле 1999 г., Казахстан отметил Большой юбилей – 100-летие Каныша Имантаевича Сатпаева. И не только Казахстан восславлял имя своего героя. Всемирная организация ЮНЕСКО – главный штаб, охраняющий культуру человечества, включила 100-летие Сатпаева в число юбилейных дат, празднование которых в 1999 г. проходило под эгидой этой организации.Празднованию юбилея академика К.И. Сатпаева были посвящены специальные мероприятия в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже, в Отделении наук о Земле РАН в Москве, Душанбе, Бишкеке, Ташкенте, в Томском технологическом университете, Жезказгане, Караганде, Павлодаре, Талдыкоргане, Текели и во многих городах и поселках Казахстана.

Президент Республики Казахстан Нурсултан Абишевич Назарбаев лично открыл памятник Сатпаеву в Алматы 12 апреля 1999 г. и выступил с речью на торжественном юбилейном собрании во Дворце Республики, где присутствовали делегации из многих городов Казахстана и стран СНГ.Руководство корпорации «Казахмыс» осуществило сооружение памятника К.И. Сатпаеву на площади металлургов Жезказгана. Вся республика торжественно отметила юбилей. По ходатайству профессорско-преподавательского состава бывшего технического университета им. В.И. Ленина имя Сатпаева было присвоено Казахскому национальному техническому университету и каналу Иртыш – Караганда. Были учреждены две ежегодные Государственные премии имени Сатпаева за лучшие работы в области естественных наук. Изданы труды К.И. Сатпаева, красочные альбомы, книги воспоминаний.

В празднование юбилея активно включилось молодое поколение казахстанцев. Многие из молодых прислали прекрасные сочинения на республиканский конкурс «Сатпаев – наш современник», лучшие из которых изданы в сборнике «К.И. Сатпаев и молодежь».

Ниже приведенные посвящения школьников говорят о том, что «не сметет веков теченье следов, оставленных Сатпаевым». Молодое поколение показало, что у них есть идеалы и они знают, с кого брать пример служения Родине, своему народу.

Канышу Сатпаеву – великому ученому

Глыба – Человек по имени Каныш!

Имя в памяти народа проступает.

Пусть коснется ветер всех казахских крыш –

Помнят люди все фамилию Сатпаев.

Как геолог недра Родины открыл,

Как ученый людям дверь раскрыл в науки.

Без таких, как он, народ, как и без крыл

Птица, каждый день испытывает муки.

Жизнь свою Каныш народу посвятил,

Людям медь открыв Большого Джезказгана,

И стоит Каныш в ряду людей-светил –

Имя в памяти народа не увянет...

Р. Джумагулова, ученица 11 кл. СШ №25 г. Актобе

И тропою твоей мы, потомки, ступаем

По следам, что в степи человек проложил.

Гордость Родины нашей, великий Сатпаев,

В восхищенных сердцах будешь вечно ты жив.

Т. Гопаненко, студентка 3 курса Семипалатинского геологоразведочного колледжа

Вызывает восхищение и гордость стих Константина Алтайского, джезказганца, написавшего много статей о Каныше Имантаевиче.

Каныш Сатпаев

Когда-нибудь, всю ночь не засыпая,

Приеду в Джезказган и в свете звезд

Увижу – в бронзе отлитый Сатпаев,

Врастя в гранит, стоит во весь свой рост.

Спокойный, обаятельный и мудрый, -

Вся жизнь его исканья и борьба.

Тепла улыбка, и упали кудри

На выпуклость сократовского лба.

Как в жизни, ни усов и ни бородки,

Глаза похожи на миндаль слегка.

И ямка доброты на подбородке,

И чуть косые скулы степняка.

Геолог, академик и философ –

Любимый сын народа своего.

Зовем его – Казахский Ломоносов,

Равняем с Валихановым его.

Сатпаев с Джезказганом в сердце рядом,

Он всенародной славой осиян,

И мысленно всегда Сатпаевградом

Зову тебя, любимый Джезказган.

Известный поэт, писатель, государственный и общественный деятель, председатель Международного фонда К.И. Сатпаева К.С. Салыков посвятил целую поэму памяти К.И. Сатпаева на 100-летие его.

Каныш и Карсакбай

Мой Карсакбай,

Степи «котел червленый»,

Ты весь гудишь при имени его:

Сатпаев,

Божьей милостью ученый,

Честь, ум, душа народа своего.

Ход непростых событий

Видя, слыша

В моей самостоятельной стране,

Я нынче горд плодами дум Каныша

По-новому, особенно, вдвойне…

Его в былом невзгоды не минули,

Но Карсакбай сберег его и спас.

Хоть в Джезказгане и в Баянауле

Он тоже свой,

Он всюду свой для нас.

Завершая краткий очерк о многогранной, титанической деятельности Каныша Имантаевича, о его гражданском подвиге в разрешении крупных государственных проблем, хочется задать вопрос, в чем состоит его феномен, как он мог за короткую жизнь так много оставить больших и добрых дел, за что он так был чтим и любим своим народом при жизни и особенно после кончины?

Пусть на эти вопросы ответят его соратники и последующие поколения ученых, государственных и общественных деятелей. Так в своей статье о Сатпаеве для сборника воспоминаний, 1965 г., вице-президент, академик АН КазССР, политэконом С.Б. Баишев писал:

«Невозможно переоценить роль К.И. Сатпаева в подготовке и воспитании кадров ученых общественных наук, как и всех других отраслей наук. С 1941 года и до конца своей жизни, т.е. на протяжении почти четверти века, когда он возглавлял науку в Казахстане, К.И. Сатпаев лично занимался вопросами подготовки научных кадров для Академии наук. По указанию К.И. Сатпаева в Академии наук была создана успешно работающая до сих пор аспирантура. По его же инициативе в середине 40-х годов в Академии наук работала докторантура, в которой примерно 20 человек успешно защитили докторские диссертации. Всего с 1944 по 1964 год в Академии наук Казахской ССР было подготовлено около 1100 кандидатов и 120 докторов. Среди них свыше 200 кандидатов и 30 докторов – представители общественных наук. Около 50 ученых лично обязаны академику К.И. Сатпаеву, оказавшему огромную помощь в их подготовке.

Вот почему современное поколение ученых Казахстана вполне правомерно считает академика К.И. Сатпаева своим учителем, заботливым и требовательным руководителем. Хотя факт руководства докторскими и кандидатскими диссертациями в его биографии отсутствует.

К.И. Сатпаев – настоящий светильник разума, ученый особого склада, ломоносовского типа на казахской почве в ХХ веке. Всех, близко знавших К.И. Сатпаева, неизменно поражали его высокая эрудиция во многих отраслях науки, его умение ориентироваться в самых сложных научных проблемах, находить наиболее правильные решения при обсуждении любых научных вопросов. Если в XIX веке Чокан Валиханов был промелькнувшим метеором в изучении Востока, то Каныш Сатпаев в ХХ веке явился исполином, гигантом научной отваги. Если в прошлом Чокан Валиханов был ученым-одиночкой, то Каныш Сатпаев в наше время стал главой целой научной школы, незаурядным организатором науки, наставником и воспитателем огромной армии ученых Казахстана.

К.И. Сатпаев своей разносторонней и плодотворной деятельностью внес неоценимый вклад в развитие общественных наук в Казахстане, оставил неизгладимый след и в этой области науки. Вот почему всеми признано, что академик К.И. Сатпаев был большим ценителем и другом общественных наук. Таким он останется навсегда в истории науки Казахстана».

Ранее упомянутый Какимбек Салыков подчеркивал:

«Имя Сатпаева неразрывно связано не только с историей развития индустрии и науки Казахстана, но и со становлением и развитием всего народного хозяйства и всей экономической и культурной жизни республики. Пожалуй, нет ни одного более значительного ученого в Казахстане, который так обширно и многогранно смог повлиять на умы и сердца людей своим огромным научным и гражданским авторитетом, как К.И. Сатпаев. С ним считались власти бывшего Союза и республики, ибо в нем была заложена мудрость умения видеть все, что имеем и под Землей и на земле.

К.И. Сатпаев не замыкался вокруг дел, связанных только с Джезказганом или Центральным Казахстаном, а принимал активное участие в развитии поисковых и разведочных научно-исследовательских работ на всей территории Казахстана, потому его пытливый ум и заботливое сердце оставили неизгладимые следы в недрах и над землей всей обширной территории Казахстана». Как писал в большом очерке о Сатпаеве ботаник, академик – учредитель АН КазССР А.В. Павлов: «Благодаря своему характеру и высоко полезной деятельности, К.И. Сатпаев пользуется широчайшей популярностью во всем Казахстане. Известный под ласковым и вместе с тем почтительным именем: Каныш-ага, он знаком любому казаху на металлургических заводах, в угольных шахтах, совхозах и колхозах. Достаточно в далекой степи назвать его имя, чтобы посланец К.И. Сатпаева сделался желанным гостем в любой кибитке, любом ауле. Изветсны не только его дела, но и сама личность, так как К.И. Сатпаев часто фигурирует на фотоснимках в газетах и журналах. Его писали многие лучшие художники Казахстана, мастера скульптуры, даже великий Вучетич – лепили и высекали его портреты».

Особо дороги оценки друга, преемника Каныша Имантаевича, Героя социалистического труда (1963) Василия Ивановича Штифанова:

«За ним «охотились». Охотились давно, но он побеждал умом и практическими делами по ускоренному умножению запасов меди в жезказганских рудах, опровергая мизерные прогнозы англичан и специалистов Главкома в Москве. Причем все это он делал умело, тактично, не торопясь, но и не допуская никаких промедлений. Сейчас, обдумав наедине все прошлое, я пришел к выводу, что он действительно был гениальным человеком, который преодолел все, что остановило, истребило обыкновенные умы. Он доказал Серго Орджоникидзе и Лазарю Кагановичу не только громадные запасы меди в Жезказгане, но и обосновал особую нужность Жезказгана Советской власти. Для Казахстана триумфальное шествие жезказганского геолога было радостью, а для Москвы – находкой и большой опорой. Вы, поэты и писатели, когда видите подобные примеры, прославляете «души прекрасные порывы», а мы, простые люди, в таком случае ценим высокий ум. Теперь издалека судить можно: Каныш Имантаевич обладал необычайным умом, и к тому же у него было великое сердце».

Во-вторых, что хотел сказать Вам, мои молодые друзья, - подчеркнул в разговоре с нами Штифанов, - я порою не согласен с некоторой расплывчатостью взглядов на Сатпаева, когда однобоко смотрят на него как на выдающегося геолога, но он же был прежде всего замечательным человеком, без фетишизации и без оглядки. Скажу прямо: это был пророк. Он знал геологию всей Земли, шар земной был в его большой и особо вместимой голове. Сатпаев был велик во всем. Бог одарил его не только гигантским ростом, в нем монолитно было соединено все возможно лучшее в человеке. Это был сплав особого качества. Такие люди появляются на свет не раз в сто лет, а, дай Бог, как Пушкина – Руси, а казахам – второго Сатпаева, в тысячу лет. Каныш был фигурой поистине эпохальной. Проходящий век для казахов останется веком таких исполинов, как Сатпаев и Ауэзов. Люди как-то легко, особо не задумываясь, говорят о нем как о первом президенте Академии наук Казахстана, создателе всей системы науки. Но ведь такую работу в других странах делали столетиями. Вспомните, от Ломоносова до Келдыша, сколько было царей, властелинов, а также президентов Академии наук России и Советского Союза. Каныш в Казахстане один проделал всю эту огромнейшую работу, работу эпохальную, повторяю, на это многие государства потратили не одно столетие.

Помню Каныша Имантаевича таким, каким я знал его. Он обладал несказанной широтой и гибкостью ума, могущественной силой воображения, способного видеть, что в горах и что за горой, благородной и активной душой. В нем что-то было от Толстого: не отвечал злу насилием, был в высшей степени благороден. Пожалуй, такое встречается только у гениальных людей. Все это сделало его нравственно высоким мыслителем, стоящим на голову выше современников. Он своей нужностью Родине спасся и от КГБ, и от других неприятелей. Число недоброжелателей росло пропорционально его славе, великим делам. Но в реальные чудеса, которые он выдавал в виде готового металла, безусловно, верили. Чудо произошло за короткое время, козни врагов не поспевали за гигантской поступью Сатпаева... Я счастлив тем, что имел такого большого, мудрого, всегда верного друга».

Член-корреспондент АН КазССР, соратница, коллега П.Т. Тажибаева вспоминала:

«Он верил в молодежь, потому что она смелая, энергичная, воспринимает все новое. На молодежь, сказал Каныш Имантаевич, возлагается большая ответственность: восхождение по непроторенным тропам науки требует большого труда и больших знаний. Он говорил о долге советского ученого, о самодисциплине и самовоспитании лучших людей науки. И к этой теме он возвращался не раз.

Каныш Имантаевич был непримиримым врагом зазнайства. Он требовал, чтобы при воспитании молодежи не допускалось изнеженности; молодежь, говорил он, должна уметь преодолевать трудности, препятствия.

Беседуя с Канышем Имантаевичем, каждый чувствовал себя просто и бодро. Говорил он ласково, но в то же время внушительно. После встречи с ним появлялись особая сила, энергия, желание жить и работать. В беседах с ним мы все чувствовали себя свободно и говорили с ним без стеснения, как с родным отцом. Он был большим другом молодежи, очень внимательным, добрым и вместе с тем строгим и требовательным. Он нацеливал молодежь на хорошие дела, разъяснял ей величие труда, заставлял уважать труд, проявлять уважение к честным труженикам и презрение к бездельникам.

Учил он многому. Учил умению работать, умению обращаться с людьми, умению видеть лучшие качества в людях; он учил быть внимательным к людям, прощать ошибки и недостатки людей. Он учил честности, трудолюбию, терпению, выдержке по отношению к людям труда. К.И. Сатпаев был нашим лучшим, настоящим, подлинным другом. Он посещал лаборатории, в которых мы работали, вникал в душу каждого сотрудника, интересовался работой всех, благополучием в жизни и семье. Мы видели в нем не только учителя и наставника, но и своего старшего друга, чувствовали в нем родного, близкого человека.

«Со своей энергией, неизменным оптимизмом и теплой улыбкой он всегда был олицетворением жизни и любви к ней. Таким Каныш Имантаевич запомнился всем, кто его знал. Три больших дела он оставил после себя: первое – Джезказган, второе - Академия наук Казахстана, третье – Институт геологических наук. Во всех них живут и работают сотни людей, которые продолжают дело достойного сына казахского народа, ученого, коммуниста, геолога Каныша Имантаевича Сатпаева».

Профессор Коптев-Дворников

На необходимость всесоронней пропаганды жизни и и деятельности юбиляра указал Президент страны Н.А. Назарбаев в декабре 1998 года в Павлодаре на заседании юбилейной комиссии, отметив: «Через К.И. Сатпаева, через ЮНЕСКО мы еще раз пропагандируем всему миру Великого сына нашего народа, через его биографию, его труды, его гений мы пропагандируем казахский народ, нашу республику и то, каких сыновей родила эта земля». Хотелось бы отметить, что эти слова Нурсултана Абишевича являются на сегодня самой глубокой и емкой оценкой личности К.И. Сатпаева. Это обязывает нас подходить к любым публикациям о нем с повышенной степенью ответственности, соизмеримой с его личностью.

«К.И. Сатпаев – личность мирового масштаба, он принадлежит мировой цивилизации, а не одной республике или области, тем более одному району, и в порыве местного патриотизма нельзя об этом забывать».

Так с чувством глубокого уважения и трепетного отношения к его памяти писал последний сатпаевец, с феноменальной памятью на все события зарождения геологии и геологической науки, много сделавший для увековечения его памяти, президент Академии минеральных ресурсов РК, Г.Р. Бекжанов. Организовав по собственной инициативе 110-летний Юбилей Каныша Имантаевича, затем отмечая 115-летие, он обращался к людям среднего поколения с просьбой изучать труды Сатпаева, учиться на его примере служить и любить свой народ, свою страну так, как это делал он.

«Время все ярче и ярче высвечивает его светлый образ, его огромное творческое и духовное наследие, оставленное потомкам. Мы сверяем свои дела и поступки по К.И. Сатпаеву и в минуты трудностей и радостей обращаемся к светлой его личности, черпая силы и вдохновение. Передавая эстафету представителям среднего и молодого поколения, выражаем надежду, что они бережно и достойно будут нести наследие К.И. Сатпаева. Ноша будет достаточно весомой и сложной». Таков завет рано ушедшего, похожего своим трудолюбием, широтой интеллекта на человека, которому он поклонялся десятки лет, неутомимого Гинаята Рахматуллича Бекжанова.

Любовь к всей земле, к своему народу, который он всегда хотел видеть образованным, счастливо живущим в богатой, индустриально развитой стране, были главной чертой его характера.

Еще в 1927 году в одном из многочисленных писем Таисии Алексеевне, решавшей вопрос о связи своей жизни с ним, Каныш Имантаевич писал: «Я, казах по натуре, казах же по убеждениям (на 90%), дальнейшую жизнь свою мыслю только в Казахстане; розовых иллюзий себе не ставлю, но также не отчаиваюсь от неизбежных трудностей; благополучие свое мыслю не столько в материальном, сколько в идейном отношении, готов в случае нужды отказаться от жизненных «удобств» и «бродяжничать» по Казахстану».

Всей своей жизнью в борьбе с болезнями, за реализацию своих дел, с надуманными обвинениями в покровительстве «националистам», при освобождении от должности, объявлении строгого выговора по партийной линии, он доказал верность своим убеждениям, своему народу, горячо любимому Казахстану.

Да, у каждого ученого своя судьба и своя слава. Не зря говорят, что на белом свет существуют две расы, две человеческие разновидности: люди плохие и люди хорошие. И Сатпаев, согласно всем своим основным параметрам, относился к расе людей хороших. Все было в нем гармонично и цельно, все проявления его натуры, вплоть до мелочей, были какими-то типично «сатпаевскими», отражающими самое его существо – его философию, его убеждения, устоявшиеся, проверенные жизнью убеждения сильного духом человека. Но во всем, что было дано этому Человеку от природы, сказывалась его простая и добрая душа, которая сразу угадывалась в особенном, на редкость внимательном и тактичном отношении к людям. Патриарх казахстанской науки, соратник Сатпаева, академик АН КазССР Шафик Чокин вспоминал: «Я работал с ним более 20 лет. Это особая личность: выдающийся ученый и выдающийся организатор – редко бывает такое сочетание. Казахстану просто очень повезло. Он был очень требовательным человеком. Всех держал на определенном расстоянии. Никогда ни на кого не повышал голоса. Но умел призвать людей к порядку, активизировать их деятельность. Это не так просто».

Сам же Каныш Имантаевич на 50-летнем Юбилее о своей роли говорил так: «Если бы меня спросили, что я считаю самым большим счастьем в своей жизни, я бы ответил, что самым большим счастьем для себя я считаю то, что мне выпала великая честь жить в нашу замечательную эпоху, когда есть все возможности для вдохновенного, творческого труда, когда на глазах одного поколения сбывается вековечная мечта народа о счастье, - это великая радость. Она выпала на мою долю, и я счастлив этим. Все, что мною сделано за истекшие годы моей жизни и деятельности, вытекало из простого чувства и стремления найти и вложить свой кирпич в строительство новой жизни народов нашей Родины...»

Но жизнь показала, что за неполные 65 лет, отпущенных ему, он построил и оставил последующим поколениям Большой Джезказган, Академию наук, Институт геологических наук, носящий с 1964 г. его имя и многое, многое другое.

Выступая на праздновании 60-летия Национальной Академии наук Республики Казахстан в 2006 г., Президент РК Н.А. Назарбаев подчеркнул: «Справедливо полагаем, что открытие в 1946 г. Академии наук Казахской ССР стало особо значимым историческим событием. Такие события, как правило, связаны с выдающимися историческими личностями. И мы с гордостью вспоминаем сегодня имя одного из великих ученых, сумевшего поднять отечественную науку до мирового уровня, первого президента Академии наук Казахстана, лауреата Ленинской и Государственной премий, великого сына казахского народа Каныша Имантаевича Сатпаева».

Полная драматических поворотов, яркая жизнь первого казахского академика, его многогранная научная, организаторская и общественная деятельность, частично показанная в данном обзоре, являет собой вдохновляющий пример трудолюбия, упорного стремления к знаниям и высокого патриотизма для казахстанской молодежи, обдумывающей сегодня, говоря словами Владимира Маяковского, «жизнь делать с кого». В связи с этим важное значение приобретают вопросы пропаганды жизнедеятельности академика К.И. Сатпаева, популяризации его и сегодня свежих научных идей для патриотического и нравственного воспитания подрастающего поколения нашей страны.

Завершить этот очерк, хочется поздравлением юмористического журнала того периода «Шмель» с 60-летием К.И. Сатпаева, где в легкой, полушутливой форме показана сущность этого Большого Человека.

Юбиляру

Могучим сказочным Фархадом,

Нарушив вековую тишь,

Из недр глубоких клад за кладом

Для родины берет Каныш.

Его умом народ гордится,

И в шестьдесят он полон сил.

Он Менделеева таблицу

В богатство наше воплотил.

О нем бы написать в поэме,

Как светится в его глазах

Седая мудрость академий,

И строек молодой размах!

Шмель

Очерк составлен по опубликованным и архивным материалам соратников К.И. Сатпаева, супруги Т.А. Сатпаевой и дочери М.К. Сатпаевой, руководителем «Архива академика К.И. Сатпаева» Института геологических наук им. К.И. Сатпаева, кандидатом биол. наук Ниретиной Н.В.

СПИСОК рекомендуемой литературы

1 Академик К.И. Сатпаев: Сборник, посвященный памяти выдающегося ученого. - Алма-Ата, 1965. – 262 с.

2 Академик К.И. Сатпаев и наука Казахстана: к 100-летию со дня рождения. – Алматы, 1999. – 272 с.

3 Академик Каныш Сатпаев (фотоальбом). Алматы, 1999. – 157 с., 2011 г. – 172 с.

4 Академик К.И. Сатпаев (к 110-летию со дня рождения). Под ред. Г.Р. Бекжанова. – Алматы: «Казгео», 2010. – 273 с.

5 Альжанов Т.М., Сатпаева М.К. Каныш Сатпаев – сын земли казахской (каз., рус.). - Алматы: ылым, 2002. – 173 с.

6 Бекжанов Г.Р. К.И. Сатпаев – выдающийся геолог современности. – Алматы: ылым, 1998. – 116 с.

7 Брагин А.И. Умом и молотком. – М.: Политиздат, 1975. – 127 с.

8 Брагин А.И. Первый академик: Документальная повесть. - Алма-Ата, 1989. – 224 с.

9 Букетов Е.А. Жас аныш. Деректі хикаят. – Алматы, 1999. – 192 б.

10 Зангар.. Стбаев туралы естеліктер. – Алматы: «Айкос», 1999. – 316 б.

11 аныш аа. Естеліктер. – Алматы, 1989. - 400 б.

12 Сарсекеев М. уындалан «Стбаев». – Алматы: Шабыт, 1994. – 213 б.

13 Гордость Казахстана: беседа с Н.А. Назарбаевым // Казахстанская правда, 1999, 9 апреля.

14 К.И. Сатпаев и молодежь. – Алматы: РИО ВАК РК, 2000. – 256 с.

15 Каныш Имантаевич Сатпаев: биобиблиография. – Алматы: ылым, 2002.

16 К.И. Сатпаев. Собрание трудов в 8 томах. – Алматы: ылым, 1998 – 2001.

17 Лозовский И.Т., Сипайлов Г.А. Студенческие годы Каныша Сатпаева в Томске. – Томск: изд-во ТПУ, 1999. – 304 с.

18 Мир Сатпаева (сборник воспоминаний). – Алматы, 1999. – 304 с.

19 Сарсекеев М.С. Сатпаев (дополненное второе издание). – Алма-Ата: нер, 1989. – 441 с.

20 Сарсеке М. Через тернии (воспоминание-эссе о путях-дорогах к Сатпаеву). – Усть-Каменогорск, 2002. – 366 с.

21 Сатпаева Т.А. Каныш Имантаевич Сатпаев. – Алматы: ылым, 2003. – 263 с.

22 Яркая звезда. Академик Сатпаев в воспоминаниях современников. – Алматы: ылым, 2000. – 276 с.

Похожие работы:

«9. Муниципальная программа "Благоустройство территории" на 2014-2016 годы 750,1 млн. руб. 2016 2015 2014 248,8 млн.руб. 246,7 млн.руб. 254,6 млн.руб. в т.ч. 0,6 млн.руб. краевой бюджет в т.ч....»

«РЕГУЛЯТОР ДАВЛЕНИЯ ГАЗА FGDR/COM 280670027114500 97599551435Watts Industries Deutschland GmbH Godramsteiner Hauptstrae 167 76829 Landau Germany Tel. +49 6341 9656-0 Fax +49 6341 9656-340 E-Mail: WIDE@wattswater.comwww.wattsindustries.com www.w...»

«Методические материалы по дисциплине "Государственное регулирование экономики" для студентов заочной формы обучения Перечень вопросов к экзамену по дисциплине Конкурентный рынок и необходимость государственного вмешательства в экономику Сущность и содержа...»

«Приложение №4 к конкурсной документации (ред. от 25.01.2013) ДОГОВОР № на выполнение проектных и изыскательских работ по объекту: "Инженерная и транспортная инфраструктура Спортивно-тренировочного комплекса "Академия зимних...»

«Основы гидропривода и пневмопривода Конспект. Часть 1. Гидропривод Введение Гидравлика-наука о жидкостях, законах их равновесия и движения. Гидростатика изучает законы равновесия жидкости. Гидродинамика изучает законы движения жидкости, законы ее взаимодействия с другими жидкостями и твердыми телами. Законами по...»

«Защита воздушного бассейна нефтяного региона Пастарнак М.П. Оценка состояния воздушного бассейна нефтяного региона прежде всего включает определение потенциальной опасности его загрязнения в зависимости от природно-климатических факторов. Атмосфера, как и вся п...»

«Практическая работа №4 Оформление должностной инструкцииЗадание 1: Найдите, в прилагаемом документе, ошибки в оформлении реквизитов и напечатайте документ в MS Word в правильном варианте. Правила оформления реквизитов документов содержаться в лекции 2-3. Документ...»

«ОТЧЕТ об исполнении целевых показателей государственной программы Пензенской области "Развитие территорий, социальной и инженерной инфраструктуры, обеспечение транспортных услуг в Пензенской области на 2014-2020...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯАНЖЕРО – СУДЖЕНСКИЙ ГОРНЫЙ ТЕХНИКУММЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИПО ВЫПОЛНЕНИЮ ВНЕАУДИТОРНОЙ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ ПМ. 05. Ведение технологических процессов горных...»

«Закаливание детей в летний период Закаливание детей дошкольного возраста помогает повысить иммунную защиту и реже болеть инфекционными заболеваниями. В основе закаливания лежит регулярная тренировка организма к перепадам температуры окружающей среды. Полезные последствия...»

«Onkyo TX-L50 Сетевой AV ресивер Onkyo TX-L50 Инструкция пользователя Стр. Начало работы Названия элементов Установка Основная настройка Воспроизведение Дополнительная настройка/ Аппаратное обновление/ Другое Сетевой AV ресивер TX-L50РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ Начало работы Комплектация 2 Названия...»

«УТВЕРЖДАЮ Утверждаю _ Начальник управления транспорта администрации г.Хабаровска Суковатый С.Н. _ _. _. _ "_"_ 2017 г. "_"_ 2017 г.ПОСТАВКА И ВВОД В ЭКСПЛУАТАЦИЮ АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ ЭЛЕКТРОННОЙ СИСТЕМЫ УЧЁТА И ОПЛАТЫ ПРОЕЗДА ГОРОДСКОГО ОКРУГА "ГОРОД ХАБАРОВСК"ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗАДА...»

«Развивающая предметно-пространственная среда ДОУ в соответствии с детскими видами деятельности детей раннего возраста (1,5-3 года) Задачи работы Вид помещений Оснащение Виды деятельности детей Предметная деятельность и игры с составными и динамическими игрушкамисенсорное развитие Игровые комнаты групп Объекты дл...»

«  Утверждено решением Общего собрания членов Некоммерческого партнерства "Союз строителей Якутии" Протокол № 02-09 от "10" сентября 2009 г. Утверждено с изменениями (в новой...»

«УТВЕРЖДЕНО Общим собранием членов Некоммерческого партнерства "Межрегиональное объединение в сфере строительства "РегионСтройОбъединение" Протокол №2 от 23 августа 2013 года   ПОЛОЖЕНИЕ об аттестации специалистов организаций – членов Некоммерческого партнерства"Межрегиональное объе...»

«План-конспект открытого урока по английскому языку Класс: 10 № урока: 66 Дата: 22.02.2017 Тема раздела: Food and Health / Питание и здоровье Тема урока: Еда. Формирование лексического навыка и умений изучающего чтения Тип урока:...»

«Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение "Видновский художественно-технический лицей" 3653790133350 Рабочая программа по информатике и ИКТ (профильный уровень) 10 класс Составитель: учитель информатики и ИКТ Родионова Нина Владимировна 2016-2017 учебный год Оглавление1. Пояснительная записка..с.32. Требования к у...»

«Требования к Застройщикам* Минимальный срок в 5 (пять) лет работы на рынке жилищного строительства (многоквартирные дома и малоэтажное жилье). Соответствие Застройщика нормативам оценки финансовой устойчивости согласно Федеральному закону 214-Ф...»

«Утвержденпостановлением ПравительстваРеспублики Казахстан от " " 201 года № Стандартгосударственной услуги "Регистрация лиц, управляющих тракторами и изготовленными на их базе самоходными шасси и механизмами, самоходными сельскохозяйственными, мелиорат...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИП О С Т А Н О В Л Е Н И Е 15 марта 2017 г. № 6/111-ПО внесении изменений в государственную программу Ульяновской области "Развитие строительства и архитектуры в Ульяновской области" на...»

«Приложение к решению Совета депутатов Жуланского сельсовета Кочковского района Новосибирской области от 22.12. 2015 № 5МЕСТНЫЕ НОРМАТИВЫ градостроительного проектирования Жуланского сельсовета Кочковского района Новосибирской...»

«Урок по дисциплине "Основы материаловедения" Л.П. Гинц, преподаватель Набережночелнинского Политехнического колледжа г. Набережные Челны РТ Дисциплина: "Основы материаловедения". Тема: "Металлургия стали. Классифик...»

«Содержание: Пояснительная записка Краткая характеристика УМК3. Цели и задачи обучения иностранному языку в 10 классе4. Содержание курса обучения5. Календарно-тематическое планирование6. Таблица контрольных и зачетных рабо...»







 
2018 www.el.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.