WWW.EL.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн документы
 


«Затейливость французского стиха Дайджест Новосибирск 2012 Дорогие читатели! 2012 год - Год сезонов русского языка и литературы во Франции, а также французского ...»

Центральная районная библиотека им. А. П. Чехова

424180150495«Французским сезонам» 2012-го года посвящается…

Затейливость

французского

стиха

Дайджест

Новосибирск

2012

Дорогие читатели!

2012 год - Год сезонов русского языка и литературы во Франции, а также французского языка и литературы - в России. Главная его задача: «сделать русский язык более популярным в современной Франции, а французский – в России». Именно этим прекрасным сезонам и посвящен наш дайджест.

Французская лирика, ставшая культурным достоянием всей Европы, всегда пользовалась любовью и вниманием русского читателя и слушателя. В этом дайджесте мы постарались собрать стихотворения представителей разных поэтических течений – романтизма, символизма, импрессионизма, сюрреализма. Вы прочтете стихи лучших поэтов 19-20 веков - Беранже, Рембо, Верлена, Малларме, Валери, Кокто, Превера, Элюара, Аполлинера, Клоделя. Они представлены в разных переводах. Все эти имена прошли проверку временем и, надеемся, что и среди читателей 21-го века найдут своих поклонников.

Желаем Вам приятного прочтения!

Беранже

Пьер-Жан Беранже – прославился своими антимонархическими и антиклерикальными песнями; он был любимцем французского народа, “l`homme-nation” (голосом народа), как сказал о нем Альфонс де Ламартин, воплощением независимости и свободы слова. Он стал также любимцем российского читателя, во-первых, потому, что «подходил» нам тематически, а во-вторых, потому что ему повезло с переводчиками (начиная с Чернышевского и кончая В.Левиком, В.Курочкиным и В.Рождественским).

Можно было бы поставить эпиграфом ко всему творчеству Беранже слова одной его песни:

Где он появится в народе,

Веселье разольется там.

Веселье бодрость даст рабам,

А бодрость – мысли о свободе.

Беранже говорил, что славой он был обязан народу, что слава ждала его на любом перекрестке. Тем меньше нравилась его слава общественным «верхам». Откровенная враждебность, неприкрытая злоба и ненависть, полицейская слежка, судебные кары, а наряду с ними лицемерные похвалы лжедрузей, втайне недовольных поэтом и постоянно готовых предать его, - таково было отношение к Беранже со стороны этих «верхов».

Такие современники Беранже, как Бальзак, Стендаль, Гете, Мериме, Жорж Санд, считали поэта гордостью Франции, одним из лучших и крупнейших ее художников.

Безумцы

Перевод В. Курочкина

Оловянных солдатиков строем

По шнурочку равняемся мы.

Чуть из ряда выходят умы:

«Смерть безумцам!» - мы яростно воем.

Поднимаем бессмысленный рев,

Мы преследуем их, убиваем -

И статуи потом воздвигаем,

Человечества славу прозрев.

Ждет Идея, как чистая дева,

Кто возложит невесте венец.

«Прячься», - робко ей шепчет мудрец,

А глупцы уж трепещут от гнева.

Но безумец-жених к ней грядет

По полуночи, духом свободный,

И союз их - свой плод первородный -

Человечеству счастье дает.

Сен-Симон все свое достоянье

Сокровенной мечте посвятил.

Стариком он поддержки просил,

Чтобы общества дряхлое зданье

На основах иных возвести, -

И угас, одинокий, забытый,

Сознавая, что путь, им открытый,

Человечество мог бы спасти.

«Подыми свою голову смело! -

Звал к народу Фурье. - Разделись

На фаланги и дружно трудись

В общем круге для общего дела.

Обновленная вся, брачный пир

Отпирует земля с небесами, -

И та сила, что движет мирами,

Человечеству даст вечный мир».

Равноправность в общественном строе

Анфантен слабой женщине дал.

Нам смешон и его идеал.

Это были безумцы - все трое!

Господа! Если к правде святой

Мир дороги найти не умеет -

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой!

По безумным блуждая дорогам,

Нам безумец открыл Новый Свет;

Нам безумец дал Новый завет -

Ибо этот безумец был богом.

Если б завтра земли нашей путь

Осветить наше солнце забыло -

Завтра ж целый бы мир осветила

Мысль безумца какого-нибудь!

Нищая

Перевод Дмитрия Ленского, Музыка Александра АлябьеваЗима, метель, и в крупных хлопьяхПри сильном ветре снег валит.У входа в храм, одна, в отрепьях,Старушка нищая стоит…И милостыни ожидая,Она все тут с клюкой своей,И летом, и зимой, слепая!..Подайте ж милостыню ей!Сказать ли вам, старушка этаКак двадцать лет тому жила!Она была мечтой поэта,И слава ей венок плела.Когда она на сцене пела,Париж в восторге был от ней.Она соперниц не имела…Подайте ж милостыню ей!Бывало, после представленьяЕй от толпы проезда нет.И молодежь от восхищеньяГремела «браво» ей вослед.Вельможи случая искалиПопасть в число её гостей;Талант и ум в ней уважали.Подайте ж милостыню ей!В то время торжества и счастьяУ ней был дом; не дом – дворец,И в этом доме сладострастьяТомились тысячи сердец.Какими пышными хваламиКадил ей круг её гостей –При счастье все дружатся с нами.Подайте ж милостыню ей!Святая воля провиденья…Артистка сделалась больна,Лишилась голоса и зреньяИ бродит по миру одна.Бывало, бедный не боитсяПрийти за милостыней к ней,Она ж у вас просить стыдиться…Подайте ж милостыню ей!Ах, кто с такою добротоюВ несчастье ближним помогал,Как эта нищая с клюкою,Когда амур её ласкал.Она все в жизни потеряла!..О! Чтобы в старости своейОна на промысл не роптала,Подайте ж милостыню ей!

Ретро портал [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://pesni.retroportal.ru/sr2/31.shtmlДанилин, Ю. Беранже и его песни: критико-биографический очерк. – Москва: Худгиз, 1958. – С.3-5.

Беранже, Пьер-Жан. Избранное /пер. с фр.; сост. В.В.Евгеньев. – М.: Правда, 1981. – 592 с.: ил.

Беранже, Пьер-Жан. Три стихотворения / пер. М. Бородицкой // Иностранная литература. – 2012. - №7. – С.162.

Жак ПреверЖака Превера называли по-разному.

Одни говорили: «Рабочий слов». Другие добавляли: «Садовник слов». Третьи замечали: «Алхимик слов».

Четвертые утверждали: «Возлюбленный слов».

И какие бы еще эпитеты и сравнения ни придумывали для его поэтики, в сознании многих читателей имя Превера утвердилось именно как синоним «Поэзии Слова», слова как такового. При этом нередко слова желчного, пародийного, а то и издевательского. Писатель Клод Руа, оставивший серию превосходных эссе о выдающихся собеседниках, с которыми ему посчастливилось общаться, сказал о Превере, что тот - «анти-всё»: «В его распоряжении находится всего одна армия - слова. Из обычных слов он создает адские машины, которые располагаются между губ»,

Ровесник века, Жак Превер прожил семьдесят семь лет (1900-1977), став современником и участником практически всех крупных событий в культуре Франции двадцатого столетия. Он редко покидал Париж (правда, в течение жизни прожил в самых разных его уголках) - и это пример такой судьбы, когда значительными явлениями становятся не столько перемещения в пространстве, сколько движения души и тайные пути творчества. К тому же случилось так, что поэзия Превера возникла как синтез тех жанров, которые принесли ему славу задолго до того, как он был признан одним из лучших поэтов современной Франции.

Стихи Превера хорошо «смотрятся» - как кадры фильма, но одновременно они отлично «слушаются», в них велика роль звучания, воспринимаемых на слух ассоциаций и каламбуров. Нередко стихотворения Превера читается как своеобразный музыкальный этюд, подхватывающий тот или иной мотив.

Зыбучие пески

Чудеса из чудес,

Приливы, отливы.

Море вдаль откатилось лениво,

А ты,

Как растенье морское под ласкою ветра,

На прибрежном песке погрузилась в мечты.

Чудеса из чудес,

Приливы, отливы.

Море синее вдаль откатилось лениво,

Но остались в глазах приоткрытых твоих

Две волны. Их море тебе подарило.

Чудеса из чудес,

Приливы, отливы.

Две волны остались в глазах твоих,

Чтобы я утонул, погружаясь в них.

Наплевать вам на тех

Впустите скорее собаку, покрытую грязью,Наплевать вам на тех, кто не любит собак и гнушается грязи,Впустите, впустите собаку, которая вся,от хвоста до загривка, заляпана грязью,Наплевать вам на тех, кто гнушается грязи,Кто не знает собак,Не понимает собакИ не ведает грязи,Впустите собаку,Дайте ей отряхнуться от грязи,Собаку можно отмыть,Грязь можно отмыть,Воду тоже можно отмыть,Но никак не отмоешь того,Кто твердит, что он любит собакПри одном лишь условии, что..Нет, собака, покрытая грязью, чиста,Грязь тоже чиста,И даже водаИногда бывает чиста,А те, кто твердит:«При одном лишь условии, что..» —Не бывают чистыНикогда.

Тайная вечеря

Сидят за столом Ничего не едят Они не в своей тарелке

И тарелки взлетают над их головами И освящают их посиделки.

Весть

Дверь которую он открыл Дверь которую он закрыл Стул на который он опустился Кот которого он приласкал Фрукт от которого он откусил Письмо которое он прочитал Стул который он уронил Дверь которую он открыл Путь по которому он побежал Лес который он пересек

Омут в который следы ведут Морг в который его несут

Большой весенний бал

В быстротекучих волнах зари куда окунаются друг за другом

новорожденные луны и угасающие светила

минута весны одна лишь минута нередко тянется почему-то. дольше чем целый час декабря неделя октября

год-июль

или месяц февраль

Вечные кочевники всем привычны и каждому внове воспоминания сердца

и память крови

кочуют не зная ни паспорта ни календаря чужаки инородцы без роду без племени среди племен и народов Великого Времени.

Французская поэзия. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. - С. 114,

Превер, Ж. Стихотворения / пер. с фр. М.Яснова. – М.: Текст, 2009. – С.47, 53, 111, 291-295.

Французская поэзия XX века / сост. В.Балашов. – М.: Эксмо, 2005. – 480 с.

Балашова, Т.В. Французская поэзия XX века. – М.: Наука, 1982.

Париж изменчивый и вечный. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1990. – С. 306, 320, 392-393.

Когда эти имена – Верлен, Рембо, Малларме – появляются вместе, за ними неизбежно, как хвост за кометой, тянется постоянный эпитет «проклятые». Уж это как «буйные ветры» и «сыра земля».

Поль Верлен

Поль Мари Верлен (1844-] 896) -- один из основоположников символизма и импрессионизма в литературе. Его произведения во многом заложили основу импрессионистской поэтики. Музыкальная гармония, связывающая душу человека со Вселенной, живет в самой основе творений Верлена «святого Сатира», «соловья французской поэзию> -- отсюда и его главное поэтическое кредо: «Музыки прежде всего», ставшее знамением символизма в поэзии.

Поль Верлен – избранный «принцем поэтов» своей эпохи, заложивший основы импрессионизма и символизма в поэзии, был столь чтим современниками, что ему всякий раз прощались его выходки и безумства, и хотя он дважды сидел в тюрьме, Министерство просвещения периодически выплачивало ему пособия, друзья собирали для него ежемесячную пенсию, лечили его за свои деньги, а женщины – одни разоряли, другие – оплачивали его долги. Отношения с миром у Верлена были очень страстными, а с женщинами и подавно, о чем свидетельствуют многочисленные сборники эротических стихов поэта.

Над городом тихо идет дождь.

(Артюр Рембо)

Небо над городом плачет, Плачет и сердце мое;

Что оно, что оно значит Это унынье мое?

и по земле и по крыше Шум неумолчный дождя; Сердцу печальному слышен Шум неумолчный дождя.

Плачет невнятно ненастье, Сердца печаль без причин... Да! ни измены, ни счастья - Плачет оно без причин.

Как-то особенно больно Так горевать ни о чем. Плачу, но плачу невольно, Плачу, не зная о чем.

(Забытые арийки. Май-июнь 1872 г.)

Эпилог

Перевод А. Эфрона

В размытой синеве неярко и не щедро Сияет солнца свет; похожи на костры Кусты осенних роз в тугих объятьях ветра, И воздух чист и свеж, как поцелуй сестры.

Покинув свой престол в негаснутом эфире, Природа. в доброте и прелести своей, Склонилась над людьми, мятежнейшими в мире, Изменчивейшими из все ее детей,

Чтобы каймой плаща - куском самой вселенной. Пот отереть со лбов, угрюмых, как свинец, Чтобы вдохнуть покой души своей нетленной

В разброд и суету забывчивых сердец.

Сегодня наконец мы на земле - как дома. От зол и от обид освобождает нас

Все, что открылось нам в Просторах окоема. Уймемся. Помолчим. Настал раздумья час.

***

Перевод Ю. Корнеева

Синеет небо в вышине,            Покоем дышит.Каштан над кровлей в вышине            Листву колышет.Звонят к обедне за окном            Неторопливо.На ветке птица за окном            Поет тоскливо.О Боже, мир и счастье тут            И жизнь простая!Шум городской стихает тут,            В просторе тая.Ответь, ответь, что сделал ты,            Слезу смахнувший,Что сделал с молодостью ты            Своей мелькнувшей?

Верлен, П. Стихи и сборника «Параллельно»/ пер. М.Яснова // Иностранная литература. – 2012. - №7. – С.149.

Верлен, П. Романсы без слов: Поэзия и проза / пер. с фр. В. Брюсова, М. Квятковской, О. Кустовой, С. Рубановича. - М.: Книжный Клуб Книговек, 2011. – С. 5, 27.

Поэзия Франции. Век XIX / пер. с фр.; вступ. ст. С.Величковского; поэтич. Ред. Б.Дубин; коммент. Ю.Гинзбург. – М.: Худож. Лит., 1985. – С.275.

Стефан МаллармеМалларме - но тут должно почтительно умолкнуть, тут более пристойна скромная. Тишина обители, ибо это Малларме, чуждый светских радостей, чуждый мирских битв (и уж тем более потасовок), бессуетный подвижник. Поистине - святой апостол Поэзии.

"К Малларме шли, - рассказывал Реми де Гурмон, - как к сибилле; его речь слушали, как оракула. Он был приветлив, но без фамильярности. Похвала в его устах поражала, как воля судьбы. Я никогда не забуду, как Анри де Ренье весь покраснел от волнения, услышав осторожную похвалу учителя".

Его стихи не поддаются примитивному логическому и грамматическому анализу и при первом чтении могут показаться трудными для восприятия, хотя Малларме черпал свое вдохновение не только в своих психологических наблюдениях, но и в обыденной жизни и образах природы он стремился к, быть может, недостижимому совершенству. Недостижимому, потому что слово никогда не бывает адекватно мысли.

Малларме очистил поэзию от словесной шелухи, всяческой риторики и декларативности. Он будит творческое воображение, делает читателя своим соавтором, но никогда не дает до конца разгадать себя.

SALUT

Перевод М.ТаловаИгрушка, пена, свежий стих

Чуть обозначился бокалом;

Так тонет стая, сжата валом

Сирен в просторах вод морских.

О, разные друзья, средь них

Плывем, я – кормщик в боте малом,

Вы ж – на носу, рассекшем жалом

Вал зим и молний заревых;

Под хмелем радостным прибоя,

Не опасаясь качки, стоя,

Я поднимаю этот тост,

Риф, одиночество, светила,

За всех, кто бы не стоил звезд,

Заботы белого ветрила.

Наказанный паяц

Перевод Р.ДубровкинаПьянеть в озерах глаз, как будто нет давно

Шута, что черноту и грязь фонарной сажи

Движением руки преображал в плюмажи:

Я в парусиновой стене прорвал окно!

Из омута измен не выплыть, и смешно,

Что Гамлета тоска, всегда одна и та же,

Сметет мой зыбкий склеп, -- навек исчезнув даже,

В исконной чистоте я опущусь на дно.

Но вот под кулаком запела медь кимвала

И наготу мою жемчужную сковала:

Внезапный блеск, искрясь, лицо мне опалил.

Как мог я не понять – о ночь прогорклой кожи! -

Что смытый ледяной водою слой белил,

Неблагодарному, мне был всего дороже!

Морской ветер

Перевод Р.ДубровкинаДавно прочитаны все книги, плоть томится.

Бежать! Я слышу гул: за птицей рвется птица

В морскую ширь, пьяна от брызг и высоты.Ничто, ни белизной хранимые листы,

Ни лампа над столом в безлюдье ночи черной

Мне сердца не вернут из синевы просторной,

Ни ты, старинный сад, затерянный в зрачках,

Ни девочка-жена с ребенком на руках,

Прощайте! Стимер мой встает под ветер свежий,

Он экзотических достигнет побережий.

О скука под пятой безжалостной мечты,

В прощальный взмах платка, как прежде, веришь ты,

А мачты все скрипят и жадно шторма просят,

Обломками в морях потом их волны носят,

Без мачт, без мачт! вдали от щедрых островков...

Но вслушайся, душа, в напевы моряков!

Малларме, С. Собрание сочинений / перелож. М.Талов. – М., 1990. – С.3.

Поэзия Франции. Век XIX / пер. с фр.; вступ. ст. С.Величковского; поэтич. Ред. Б.Дубин; коммент. Ю.Гинзбург. – М.: Худож. Лит., 1985. – С.338, 343.

Артюр Рембо

Рембо, самонадеянный (о! не без оснований), заносчивый юнец, жесткий и нетерпимый, малолетний нарушитель литературного правопорядка, гений и беспримерный нахал, которому, конечно, ничего не стоило вломиться в чопорный салон Поэзии, напоенный тонкими ароматами из парнасских склянок, натоптать там, высморкаться в занавеску, да что там! - сорвать ее к чертовой матери, распахнуть окно и выпустить на волю стаю обезумевших от внезапного света слов, а потом развернуться и молча уйти -'куда-то за горизонт, на восток, в Вечность, которую он, неприкаянный Агасфер, нашел как-то по пути то ли из Шарлевиля в Париж, то ли из Валькура в Лондон.

Рембо, «человек со ступнями из ветра»…«Первобытный мистик, скажет Клодель, - райски чистая, бесконечно сладостная, раздирающе печальная нота послышалась в ушах отвратительного и сонного мир, в грохочущем гуле грубой литературы». (1912). «Книги Рембо … производили на меня живое и почти физическое впечатление чего-то сверхъестественного» (1913).

Мое бродяжничество

Перевод А. РевичаВ карманах продранных я руки грел свои;

Наряд мой был убог, пальто — одно названье;

Твоим попутчиком я, Муза, был в скитанье

И — о-ля-ля! — мечтал о сказочной любви.

Зияли дырами протертые штаны.

Я — мальчик с пальчик — брел, за рифмой поспешая.

Сулила мне ночлег Медведица Большая,

Чьи звезды ласково шептали с вышины;

Сентябрьским вечером, присев у придорожья,

Я слушал лепет звезд; чела касалась дрожью

Роса, пьянящая, как старых вин букет;

Витал я в облаках, рифмуя в исступленье,

Как лиру, обнимал озябшие колени,

Как струны, дергая резинки от штиблет.

Впечатление

Перевод И. Анненского

Один из голубых и мягких вечеров... Стебли колючие и нежный шелк тропинки, И свежесть ранняя на бархате ковров,

И ночи первые на волосах росинки.

Ни мысли в голове, ни слова с губ немых,

Но сердце любит всех, всех в мире без изъятья, И сладко в сумерках бродить мне голубых,

И ночь меня зовет, как женщина в объятья...

Ощущение

Перевод Б.Лившица

В сапфире сумерек пойду я вдоль межи, Ступая по траве подошвою босою.

Лицо исколют мне колосья спелой ржи

И придорожный куст обдаст меня росою.

Не буду говорить и думать ни о чем –

Пусть бесконечная любовь владеет мною -И побреду, куда глаза глядят, путем

Природы - счастлив с ней, как с женщиной земною.

Вечность

Перевод Б. Лившица

Ее обрели.

Что обрели?

Вечность! Слились

В ней море и солнце!

О дух мой на страже,

Слова повтори

тьмы ночи ничтожной,

Зажженной зари,

Людей одобренье,

Всеобщий порыв –

Ты сбросил их бремя

И воспарил.

Ведь только у этих

Атласных костров

Высокий Долг светит,

Нет суетных слов.

Надежды ни тени,

Молитв ни на грош,

Ученье и бденье,

От мук не уйдешь.

Ее обрели.

Что обрели?

Вечность! Слились

В ней море и солнце!

Рембо, А. Стихи. Последние стихотворения. Озарения. Одно лето в аду/ изд. подг. Н.И.Балашов, М.И.Кудинов, И.С.Поступальский. – М.: Наука, 1982. – С.99-100.

Поэзия Франции. Век XIX / пер. с фр.; вступ. ст. С.Величковского; поэтич. Ред. Б.Дубин; коммент. Ю.Гинзбург. – М.: Худож. Лит., 1985. – С.294.

Поль Валери Валери, тихий и нежный, как свирель Пана, буйный, вздорный и вечно пьяный, как силен из разнузданной свиты Вакха,- да, пропойца язычник, по какому-то недоразумению обратившийся в католичество, роняющий кроткую, ангельски чистую слезу в огненную полынь абсента, «Диоген тротуаров», завсегдатай кабачков, полицейских участков и лазаретов. Вечное дитя, бесприютное, жалкое, оборванное, грязное,- с божественно чистым голосом наивным сердцем, невинной душой...

«Я настороженно беру каждое слово, ибо малейшее размышление уясняет нелепость доверия к ним. Меня уже привело это к сравнению фраз, при помощи которых обычно так беззаботно переходят пространство любой мысли, с легкими досками, перекинутыми через пропасть: они выдерживают переход, но не остановку. Человек быстрым движением касается их, и проносится дальше; но помедли он краткий миг - это мгновение их сломит и все рухнет в бездну»

Отчетливый огонь …

Перевод Р. ДубровкинаОтчетливый огонь пронзил меня извне,

И понял я, что жизнь неистовую эту Любить я не могу, как некогда, - во сне, Любить ее шаги, распахнутые свету.

Ночами взор небес мне возвращают' дни, Едва на землю тьма ложится гробовая,

И, если я не сплю, не спят со мной они, Для жизни, для любви глаза мне раскрывая.

Но радости раскат в.разбуженном мозгу Катается чужим, невыносимым смехом,- Утопленником я лежу на.берегу,

И раковины шум пустым рокочет эхом:

Ползет сомнение к разбитому рулю, - Я умер или жив, я сплю или не сплю?

ВальвеныПеревод Р. ДубровкинаРаспутать здешний лес мечтательно осмелясь, Расплавься в шепчущем огне воздушных струй, Что ослепительной листвою расшумелись,

И лодку быструю стихами зачаруй.

Белеющих бортов обласканные блики

Бегут над Сеною, покуда паруса Предчувствуют косу, где полдень солнцеликий Купает в синеве июльские леса.

Но каждый раз, когда крикливые станицы Дробят небесный свод; безмолвна и грустна, Дрожит перед тобой пустая тень страницы,

Как всеми брошенный, бездомный парус на Припудренной реке, теченьями изрытой,

И Сена книгою лежит полураскрытой.

Валери П. Рождение Венеры / Пер. с фр. - СПб.: Азбука, 2000.- 368 с.

Жан Кокто

Кокто Жан (5 июля 1889, Мезон-Лаффит — 11 октября 1963, Мийи-ла-Форе), французский писатель, художник, театральный деятель, киносценарист и режиссер.

Воспитанный на любви к классическому искусству, он начал пересматривать свои взгляды после знакомства с Марселем Прустом и Сергеем Дягилевым, который привлек его к сотрудничеству с «Русским балетом ». Кокто пишет либретто для этой труппы, а также для нескольких независимых театров. В 1913 году он открывает для себя музыку Игоря Стравинского и завязывает дружеские отношения с композитором, которому посвятил книгу «Потомак» (1919). Сценическая деятельность Кокто способствовала появлению спектакля нового типа, отрицавшего традиции и отражавшего настроения «потерянного поколения ». Самым знаменитым и одновременно скандальным стал авангардный балет «Парад» (1917) на музыку Эрика Сати, с декорациями Пабло Пикассо: в представлении, включавшем элементы акробатики и спорта, использовались кубистские принципы оформления. На афише к этому спектаклю впервые появилось придуманное Гийомом Аполлинером определение «сюрреалистический».

***

Мы должны поспешить, больше времени нет

Ни для тучных пиров, ни для хлеба с водою:

Ты останешься завтра такой молодою,

Я проснусь стариком: мне уже тридцать лет.

Я трудился, я тратил себя без остатка,

Хватит бегать, мне двигаться стоит пешком.

Нить минувшего в сердце, виток за витком:

Девятнадцать – в твоем, а в моем – три десятка.

Как же душит меня эта чертова нить!

Ухватить бы ее, задержать бы на месте,

Я тебя подожду, мы окажемся вместе

Перед тем, что пытается нас разлучить.

***

Я мало где бывал: Венеция и Лондон,

Брюссель, Рим и Алжир…

Церквам, музеям отдан.

Я ваш усталый гость, минутный пассажир.

Вот Лондон угольный, что мака цвет кирпичный,

Клонит меня ко сну.

Венеция обычно

Сулит любовный пыл, но прячет седину.

Брюссель, роскошный в театральной лепке,

Рим холоден и гол,

Как гипсовые слитки;

Алжир, что козий сыр с жасмином переплел.

Во всех любимых городах скучаю

И мучаюсь душой –

(Париж не исключаю).

Повсюду плохо мне. Мне хорошо с тобой.

Кокто, Ж. В трех томах с рисунками автора. Т1. Проза. Поэзия. Сценарии. – М.: Аграф, 2001. – 148 с.

Поль Элюар

Поль Элюар - настоящее его имя Эжен Грендель (1895- 1952) - начал писать стихи еще до первой мировой войны; известность пришла к нему в 20-е годы, когда молодой поэт после демобилизации из армии стал одним из активных участников авангардистских литературно-художественных течений - дадаизма, а затем сюрреализма. Но Элюар никогда не был последовательным приверженцем сюрреалистской теории, не разделял в полной мере принцип «автоматического» (бессознательного) поэтического творчества, который вел в конечном счете к индивидуализму, к замыканию художника в рамках его субъективных переживаний. В 30-е годы, стремясь к поэзии общепонятной и общезначимой, Элюар пришел к необходимости сопрягать в своем творчестве личный душевный опыт с опытом других людей - прежде всего с опытом социальным, опытом борьбы против фашизма, участником которой стал он сам.

В 1953 году Полю Элюару была посмертно присуждена Международная премия мира. Он по праву считается одним из наиболее значительных французских поэтов ХХ века.

Вполголоса

Перевод М. ВаксмахераКак потеплело к. вечеру сегодня!

И как сверкают звезды!

Прозрачно будет небо поутру

Над авеню Версаль.

Прозрачно будет...

(А песня в небе тает, точно шар.)

Когда прозрачно небо, хорошо'

Пораньше выйти из дому и знать,

Что будет полдень и конец настанет

Работе долгой...

(А песня в небе тает, точно шар.)

Когда я долгой улицей иду,

Мне кажется - я за городом где-то.

Как эти виллы, право, хороши!

Ей-богу, я любуюсь от души!

(А песня умерла, пропала песня.)

***

Тревожит меня опустевшее небо

И ливень - он до костей нас промочит.

Я шагаю и знаю: огромное счастье

Охватило бы нас, если б мы захотели.

Долг и тревога рвут

Жизнь мою пополам

(Поверьте, мне нелегко В этом признаться вам.)Ноздри щекочет листвы аромат.

В небе безоблачном ласточки вьются.

Наши мечты вдогонку летят...

Я о тихой надежде мечтаю.

Совершенство

Песка тончайшего чудо

Листья цветы пронзает

Расцветает в плодах

Заполняет сумрак

Все наконец распылилось

Все изменяется тает

Разбивается исчезает

Смерть отступает

Наконец

Самый свет теряет свою природу

Становится жаркой звездою голодной воронкой

Утрачивает лицо

И краски

Молчаливый слепой

Он везде одинаков и пуст.

Их чистые по-прежнему глаза

Дождливые, медлительные дни,

Дни треснувших зеркал, потерянных иголок,

Дни тяжких век в ограде горизонта,

Часов безликих дни, глухого плена дни.

Мой дух, еще вчера сверкавший средь цветов,

В густой листве, - сегодня гол, как чувство,

И позабыл зарю, и головой попик,

Глядит на плоть свою, послушную, чужую.

Однако видел я прекрасные глаза,

Серебряных богов, в руках сапфир державших,

Да, истинных богов, крылатых птиц земли

И ясных вод, я видел их, я видел.

И крылья их - мои. Ничто во всей вселенной

Не существует, только их полет,

И он мои печали прочь несет,

Полет планет, земли, и звезд полет, и камня,

И мысль моя на жизни и на смерти -

На двух крылах, на двух волнах плывет.

Элюар, П. Стихотворения. – М.: Худож. Лит., 1985. – С. 6, 20, 24, 28-29.

Гийом Аполлинер

Гийом Аполлинер (1880-1918) - одно из самых значительных имен в истории европейской литературы. Завершив классический период французской поэзии, он открыл горизонты «нового лирического сознания».

Гийом Аполлинер был удивительным в своем роде поэтом… Почти все, написанное Аполлинером, - про него самого и только про него самого. Прежде всего, что понятно, - любовная лирика. В редких стихах оптимистическая, по большей части наполненная недосказанной меланхолии, а то и трагичности.

Однажды Аполлинер написал: «Все мои стихи - это поминовение мгновений моей жизни».

Небо

Перевод М. ЯсноваО небо, ветеран в одних обносках,

Ты служишь нам уже пять тысяч лет,

Лохмотья туч торчат из дыр сиротских,

Но солнце - орден, знак твоих побед.

Глядишь на земли - что, не скучен лоск их

Банальных декораций, пошлый свет?

О небо, ветеран в одних обносках,

Ты служишь нам уже пять тысяч лет.

Тебе, должно быть, весело вверху

От наших криков, жалоб, жестов броских:

Тщеславье и другую шелуху

Ты видишь в душах, низменных и плоских...

О небо, ветеран в одних обносках!

***

Перевод М. ЯсноваЯ порой вспоминаю забавный куплет

Никуда от него не деться

Если сердце ищет другое сердце

То это сердце и есть то сердце

Вот и я раздваиваюсь

Ибо я одинок

Я хотел бы уехать в город далекий

И жить-поживать

Может чьи-то строки

Мне навеяли образ что в городе вечная ночь

Или мне это только метится

И я от себя самого убегаю прочь

Меня привлекает неведомость этой мглы

Мне бы стать орлом поскольку только орлы

Могут видеть солнце

стране где оно не видно

Однако ночь безысходна луна больнаИ только кричащим совам

Во тьме не спится

Или мне это только метится

Ибо я раздвоен

Кто знает что будет

Величье вечно

Двуличье вечно

Смерть бесконечна

Вовсе не надо

Пытать грядущее

Даже если мы можем

Прозреть грядущее

Вовсе не надо пытать грядущее

Не лучше ли попросту жить наслаждаясь

прохладой вечерней

Дремать и мечтать что любой из надежд

достоверней

Если что у меня и было так сердце из плоти

Я принес его к алтарю

Исполняя обет

Но увидел одно серебро

Серебро под тусклыми взглядами

Богородиц

А еще я увидел словно впервые

Золотые сердца Иисуса и Девы Марии

Святые сердца из мрамора

И из гипса

Которых так много в соборах

Я был пристыжен

И запрятал поглубже сердце из плоти

Сердце мое такое

Окровавленное живое

И потом я вышел со страхом глядяКак сердца золотые пылали там в церкви

Сзади

Но сердце мое так меня стесняло

Что я закопал его в землю

Подальше

От монахов и от церквей

Принесите же черный ирис

Принесите туда где лежит оно утихомирясьЧерный ирис и розовый олеандр

В небе моем, как на синем поле

В небе моем, как на синем поле,Осыпаются грезы, гаснет звезда.Все мои грезы — сны, и не боле,И не свершаются никогда.Не каждая ива — плакучая ива,Не у каждой розы розовый цвет.Я знаю героев, бегущих трусливо,И дверь, на которой запоров нет.Ни страсти, ни пыл ничего не значат.Все, что мы говорим, есть ложь.Сердце отноет. Глаза отплачут.А с голого разума что возьмешь?

***

На самом дне твоих глубоких глазМоя душа покоится сейчас      Ее никто не спас На самом дне любви где замолчали      Воспоминанья и Печали

Аполлинер, Г. Алкоголи. - СПб.: Терция, Кристалл, 1999. - (Б-ка мировой лит. Малая серия).Аполлинер, Г. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 1: Избранная лирика / пер. с фр. М. Яснова. - М.: Книжный Клуб Книговек, 2011. - 400 с.

Шарль БодлерШарль Бодлер (1821-1867), французский поэт, участник Революции 1848. Предшественник французского символизма.

В историю литературы Бодлер вошел, прежде всего, как автор «Цветов зла», изданных в июне 1857. Против автора, издателя и типографов был возбужден процесс по обвинению в непристойности и кощунстве. Бодлеру пришлось уплатить штраф и изъять шесть осужденных стихотворений (они были опубликованы вторично в 1866 в Бельгии; во Франции цензурный запрет был снят только в 1949). В 1861 появилось второе издание «Цветов зла», куда Бодлер включил более тридцати новых стихотворений, среди которых оказалось несколько признанных шедевров.

Музыка

Перевод Эллиса

Порою музыка объемлет дух, как море:О бледная звезда,Под черной крышей туч, в эфирных бездн просторе,К тебе я рвусь тогда;И грудь и легкие крепчают в яром споре,И, парус свой вия,По бешеным хребтам померкнувшего моряВзбирается ладья.Трепещет грудь моя, полна безумной страстью,И вихрь меня влечет над гибельною пастью,Но вдруг затихнет все -И вот над пропастью бездонной и зеркальнойОпять колеблет дух спокойный и печальныйОтчаянье свое!

Искупление

Перевод И. Анненского

Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

Тоска, унынье, стыд терзали вашу грудь?

И ночью бледный страх... хоть раз когда-нибудь

Сжимал ли сердце вам в тисках холодной стали?

Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

 

Вы, ангел кротости, знакомы с тайной злостью?

С отравой жгучих слез и яростью без сил?

К вам приводила ночь немая из могил

Месть, эту черную назойливую гостью?

Вы, ангел кротости, знакомы с тайной злостью?

 

Вас, ангел свежести, томила лихорадка?

Вам летним вечером, на солнце у больниц,

В глаза бросались ли те пятна желтых лиц,

Где синих губ дрожит мучительная складка?

Вас, ангел свежести, томила лихорадка?

 

Вы, ангел прелести, теряли счет морщинам?

Угрозы старости уж леденили вас?

Там в нежной глубине влюбленно-синих глаз

Вы не читали снисхождения к сединам

Вы, ангел прелести, теряли счет морщинами?

 

О, ангел счастия, и радости, и света!

Бальзама нежных ласк и пламени ланит

Я не прошу у вас, как зябнущий Давид...

Но, если можете, молитесь за поэта

Вы, ангел счастия, и радости, и света!

 

«Человек и Море»

Свободный человек, от века полюбилТы океан - двойник твоей души мятежной;В разбеге вечном волн он, как и ты, безбрежный,Всю бездну горьких дум чудесно отразил.Ты рвешься ринуться туда; отваги полн,Чтоб заключить простор холодных вод в объятья,Развеять скорбь души под гордый ропот волн,Сливая с ревом вод безумные проклятья.Вы оба сумрачны, зловеще-молчаливы.Кто, человек, твои изведал глубины?Кто скажет, океан, куда погребеныТвои несметные богатства, страж ревнивый?И, бездны долгих лет сражаясь без конца,Не зная жалости, пощады, угрызений,Вы смерти жаждете, вы жаждете сражений,Два брата страшные, два вечные борца!

Перевод Эллиса

Совы

Перевод И. Анненского

Зеницей нацелясь багровой, Рядами на черных березах,

Как идолы, старые совы Застыли в мечтательных позах.

и с места не тронется птица, Покуда, алея, могила

Не примет останков светила

И мрак над землей не сгустится.

А людям пример их - наука, Что двигаться лишняя мука, Что горшее зло - суета,

Что если гоняться за тенью Кого и.заставит мечта, Безумца карает - Движенье.

Бодлер, Ш. Цветы зла. Обломки. Парижский сплин. Искусственный рай. Эссе, дневники. Статьи об искусстве. – М.: Рипол-Классик, 1997. – С.30, 70, 85.

Поль КлодельТо был конец XIX века – время откровенно мелочное и уж вовсе бессильное породить что-либо великое … Но именно тогда вопреки всякому ожиданию и возникает колоссальный гений – драматический гигант под стать Эсхилу или Шекспиру. Его имя – Поль Клодель.

Напомним слова поэта Сен-Жон Перса («Молчание Клоделя»):

«Его творение велико помимо мастерства

До самых дальних берегов он простер

Французский метр и меру».

Ответ мудрого Цинь Юаня

Перевод О.СедаковойПремудрый цинь юань на склоне лет,Когда чародей предложил свести его годы к цифре два,сказал в ответ:– Я знаю все о Весне, я знаю, как Лето продолжительнодо изнеможенья.То, что мне теперь подобает понять, именуется Осенью,вне сомненья.Не должен ли я подтвердить, что созревает все,что скрыто, и все, что на виду?Что не преминул приобрести свою форму, цвет и вескаждый плод в моем саду?Лицо мое, как рукопись на шелку, глядит на меняиз зеркал,И нет часа, чтобы усердный писец новых знаковв нее не вписал.Как же мне не покориться стольискусной и властной руке?Я не оставлю этого чтенья на самой важной строке.Почему мы считаем концомто, что в действительности – возникновенье?С надеждой и наслажденьем я предаюсь леденящемудуновенью.

Святой Николай

Перевод О.СедаковойВот и зима наконец, и святой Николай по еловым лесамИдет с двумя мешками даров к лотарингским малышам.

Вот и кончилась эта осень гнилая, вот и снег, слава Богу.Кончилась осень, кончилось лето и всякое время года.(О, то, что еще не кончилось! и этот черный мокрый путьМимо драных берез, в туман, в овраг – куда-нибудь!)Все бело, все одинаково, все чисто, чисто, сонно.Небо преподнесло земле этот плащ слоеный.Всему конец: ни злого, ни доброго. Все будет новым.Это черта.Внизу совершенно ничего и вверху темнота.Но окончательно белый мир – только ангелам как домродной.А во всей округе ты не встретишь души живой.Никто не проснется, ни один малыш не вздыхает,сам не свой,Когда ты к нему в эту ночь спешишь,мирликийский могучий святой!О, ночной епископ в перчатках! надежда всех,кто вовремя лег,Кто целый день уже умница и уже два часа как знаетурок.Святой Николай, кому Бог даровал что угодно изменить,Кто может весь этот мир, где не так-то весело жить, –Подбросив звезд и бубенцов, помпонов и мишуры, –Преобразить в рукодельный рай, в огромный залдля игры.Ты разреши, мы зажмурившись крепко,три раза стукнем в твой ларек:Святой Николай, ты принес все, что будет,ты все творенье сложил в мешок!Пусть другим достаются солдатики, куклы, поездзаводной!А мне ты дай один коробок, закрытый, непростой!Я проделаю дырочку и посмотрю: все крохотноеи совершенно живое –Золотого Тельца, наказанье евреев, а прежде – потопи Ноя,Все, что внутри. И пускай там солнце по небу ходитИ два мужчины из-за дамы в черном на поединоквыходят.И в доме, который будет моим, где лампы, дети, кресла,фонари,Я в каминную трубу загляну на то, что внутри.

Клодель, П. Полуденный раздел / сост. С.Исаев, И.Зайцева; пер. с фр. Е.Наумова, А.Наумов, Л.Чернякова, Е.Гольцова. – М.: ГИТИС, 1998. – С.5,7.

Ольга Седакова. Стихи. Проза. Переводы. Эссе [Электрон. ресурс]. – On-line. – Режим доступа: http://olgasedakova.com/

Список использованной литературы

Аполлинер, Г. Алкоголи. - СПб.: Терция, Кристалл, 1999. - (Б-ка мировой лит. Малая серия).Аполлинер, Г. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 1: Избранная лирика / пер. с фр. М. Яснова. - М.: Книжный Клуб Книговек, 2011. - 400 с.

Балашова, Т.В. Французская поэзия XX века. – М.: Наука, 1982.

Беранже, Пьер-Жан. Избранное /пер. с фр.; сост. В.В.Евгеньев. – М.: Правда, 1981. – 592 с.: ил.

Беранже, Пьер-Жан. Три стихотворения / пер. М. Бородицкой // Иностранная литература. – 2012. - №7. – С.162.

Бодлер, Ш. Цветы зла. Обломки. Парижский сплин. Искусственный рай. Эссе, дневники. Статьи об искусстве. – М.: Рипол-Классик, 1997. – С.30.

Валери П. Рождение Венеры / Пер. с фр. - СПб.: Азбука, 2000.- 368 с.

Верлен, П. Романсы без слов: Поэзия и проза / пер. с фр. В. Брюсова, М. Квятковской, О. Кустовой, С. Рубановича. - М.: Книжный Клуб Книговек, 2011. – С. 5, 27.

Верлен, П. Стихи и сборника «Параллельно»/ пер. М.Яснова // Иностранная литература. – 2012. - №7. – С.149.

Данилин, Ю. Беранже и его песни: критико-биографический очерк. – Москва: Худгиз, 1958. – С.3-5.

Клодель, П. Полуденный раздел / сост. С.Исаев, И.Зайцева; пер. с фр. Е.Наумова, А.Наумов, Л.Чернякова, Е.Гольцова. – М.: ГИТИС, 1998. – С.5,7.

Кокто, Ж. В трех томах с рисунками автора. Т1. Проза. Поэзия. Сценарии. – М.: Аграф, 2001. – 148 с.

Малларме, С. Собрание сочинений / перелож. М.Талов. – М., 1990. – С.

Ольга Седакова. Стихи. Проза. Переводы. Эссе [Электрон. ресурс]. – On-line. – Режим доступа: http://olgasedakova.com/

Париж изменчивый и вечный. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1990. – С. 306, 320, 392-393.

Поэзия Франции. Век XIX / пер. с фр.; вступ. ст. С.Величковского; поэтич. ред. Б.Дубин; коммент. Ю.Гинзбург. – М.: Худож. Лит., 1985. – С.275, 294, 338, 343.

Превер, Ж. Стихотворения / пер. с фр. М.Яснова. – М.: Текст, 2009. – С. 291-295.

Рембо, А. Стихи. Последние стихотворения. Озарения. Одно лето в аду/ изд. подг. Н.И.Балашов, М.И.Кудинов, И.С.Поступальский. – М.: Наука, 1982. – С.99-100.

Ретро портал [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://pesni.retroportal.ru/sr2/31.shtmlФранцузская поэзия XX века / сост. В.Балашов. – М.: Эксмо, 2005. – 480 с.

Французская поэзия. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. - С. 114.

Элюар, П. Стихотворения. – М.: Худож. Лит., 1985. – С. 6, 20, 24, 28-29.

Похожие работы:

«Итоги работы Муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей  "Детская школа искусств с.Хову-Аксы"  за 2015-2016 учебный год   Наименование школы, адрес, телефон. Наименование школы:  Мун...»

«СОГЛАСОВАНО: Министр культуры Красноярского края Е.Н. МироненкоИНФОРМАЦИЯ ОБ ОСНОВНЫХ ПРЕДСТОЯЩИХ МЕРОПРИЯТИЯХ 4 ноября 2015 года п/п Мероприятие (краткое описание) Место, время проведения "Инициативная" группа (заявленные организаторы мероприятия) Ожидаемая численность (человек) З...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образованияМОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОДЕЗИИ И КАРТОГРАФИИ (МИИГАИК)Утверждаю: Зав. Кафедро...»

«УТВЕРЖДЁН постановлением Администрации муниципального образования Город Архангельск от 26.09.2017 № 1089ПЛАН мероприятий, посвящённых празднованию Международного дня пожилых людей в 2017 году, в муниципальном образовании Город Архангельск № п/п Мероприятия Сроки проведения Место проведения Исполнители 1 2 3 4 I. О...»

«Тыва дылды 5-11 класстарга ооредиринге тайылбыр бижик. Пояснительная записка программы обучения тувинскому языку в 5-11 классах. Тыва-дыл тыва нациянын дылы болур. Ында тыва улустун торээн дылын сайзырад...»

«Начальник Управления культуры, Директор МУ "ЦБС г. Фрязино" физической культуры и спорта Василенко Л.Н. администрации г. Фрязино Полухина А.В. Отчет работы МУ "ЦБС г. Фрязино" за 2-ой квартал 2015 года ОСНОВНЫЕ ПОК...»

«Рабочая программа по Мировой Художественной Культуре Пояснительная записка Представленная программа по мировой художественной культуре составлена на основе Федерального Компонента Государственного Стандарта среднего (полного) общего образования на базовом уровне. Рабочая п...»







 
2018 www.el.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.