WWW.EL.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн документы
 

«КАК СОЦИАЛЬНО-ДЕСТРУКТИВНЫЕ ФЕНОМЕНЫ ...»

На правах рукописи

Алексеев Дмитрий Владимирович

ПЛЮРАЛИЗМ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ

КАК СОЦИАЛЬНО-ДЕСТРУКТИВНЫЕ ФЕНОМЕНЫ

Специальность 09.00.11 - социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Челябинск - 2014

Диссертационная работа выполнена на кафедре культурологии и дизайна ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина» (г. Екатеринбург)

Научный руководитель: Некрасов Станислав Николаевич,

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты: Егоров Вадим Владимирович, доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Уральский государственный экономический университет», профессор кафедры философии

Шарапов Александр Иванович, кандидат философских наук, доцент, ГАОУ ДПО Свердловской области «Институт развития образования», зав. кафедрой философии и управления образованием

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет путей сообщения»

Защита состоится 25 апреля 2014 г. в 11:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.296.07 по защите докторских и кандидатских диссертаций, созданного при ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет», по адресу: г. Челябинск, ул. Бр. Кашириных, 129, I корпус ЧелГУ, конференц-зал.



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Челябинского государственного университета.

Текст диссертации и автореферата размещен на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» http://www.csu.ru.

Автореферат разослан « ___» __________ 2014 г.

217170011049000

Учёный секретарь

диссертационного совета Куштым Евгения Александровна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Социальные метаморфозы XX и начала XXI веков - постиндустриализм, постмодернизм, «либерализация для либерализации», агрессивная экспансия массовой культуры, возрастание полемологической ёмкости общественной жизни - исказили конфигурацию социальной реальности, диссонировали синхронизацию центробежных («мозаичность» социокультурного бытия) и центростремительных (складывание узора социокультурной «игры в бисер») тенденций процесса глобализации. Роль её идеологии была отведена концепции «мультикультурализм», а феномены «плюрализм» и «толерантность» были намеренно актуализированы с целью формальной нормализации отношений между множественными «инаковыми» культурами, но фактически для лоббирования интересов постиндустриально развитых обществ. Феномен «плюрализм» был заявлен как судьбоносное условие прогрессивного развития, а феномен «толерантность» был формализован в международных документах ООН - «Декларация принципов толерантности» (1995), «Декларация тысячелетия» (2000) - и в государственной целевой программе РФ «Формирование установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в российском обществе» (2001-2005). Однако опыт развития общества показал, что концепция «мультикультурного мира», плюралистичного и толерантного, оказалась несостоятельной. Это уже признали Германия, Франция, Швейцария, Австралия, Ватикан, Великобритании и ряд других стран, пытающихся редуцировать идеологию мультикультурализма к идеологии межкультурализма.





«Идеологический трюк» не затронул позиционирование плюрализма и толерантности, что, на наш взгляд, только усугубляет социально-онтологическую эклектичность и вносит дополнительную смысловую сумятицу в социально-эмпирический процесс. Вопрос состоит в том, должен ли трансформироваться статус и значение плюрализма и толерантности в контексте несостоятельности идеологии мультикультурализма? Этот вопрос значим и для России с её традиционной поликультурностью и активными попытками «идти в ногу» с Западом.

Социальная актуальность исследования с очевидностью обусловлена данной ситуацией: по нашему мнению, необходимость изменения оценки статуса феноменов «плюрализм» и «толерантность» в социальной реальности назрела, и начинаться оно должно с осмысления - выявления и истолкования - социально-деструктивных потенциалов плюрализма и толерантности в онтологических состояниях социума. Это, в свою очередь, создаст условия для определения степени социально-онтологического «фиаско» плюрализма и толерантности и позволит прояснить их истинное значение для социокультурного процесса.

Научно-теоретическая актуальность темы исследования инспирирована потребностью преодолеть аналитическую односторонность концептуализации феноменов «плюрализм» и «толерантность» исключительно как позитивных конструктивных факторов социальной реальности, обнаружить их латентные смыслы. Восполнение «недостающей диалектичности» в категоризации плюрализма и толерантности создаст основание для иного научно-теоретического подхода к данным социально-онтологическим феноменам, что объективно позволит применить логику взаимодополняемости концептов и обогатить социально-философскую теорию.

В виду того, что плюрализм и толерантность находились в фокусе научного внимания на разных этапах историко-философского процесса, возникла потребность предварительной ретроспекции теоретических источников, осуществление которой позволит уяснить степень изученности и глубину проблематизированности темы исследования.

Степень разработанности проблемы.Понятие «терпимость» известно европейской философии, начиная с Античности. Метафизическое осмысление терпимости встречается у Аристотеля, Гераклита, Парменида, Пиррона, пифагорейцев, Платона, Сократа и др.: в частности, у Аристотеля терпимость связывалась со стремлением к «золотой середине»; у Пиррона с умеренностью и воздержанностью; у Сократа с обузданием страстей посредством познания. В Средневековье терпимость представлена в христианской традиции как религиозная ценность: например, как благоволение Бога к человеку (Августин, Василий Великий), как покаяние и спасение (Тертуллиан) в патристике; как преодоление страданий (Фома Аквинский) в схоластике. В период Возрождения и Нового времени парадигма плюрализма и толерантности начала складываться из идеи преодоления соблазна (Э.

Роттердамский) и признания убеждений и веры «другого» (Дж. Локк). Концепции веротерпимости, призванные упорядочить конфессиональные разногласия, разрабатывались П. Бейлем, Вольтером, М. Монтенем и др. По мере развития буржуазно-либерального общества, формировался интерес: к разнообразию / плюралистичности бытия, что нашло выражение в утилитаристской теории Дж. С. Милля о комбинациях жизни в обществе, в экзистенциальной концепции С. Къеркегора о необходимости выбора; к таким аспектам терпимости как сострадание (Ж.-Ж. Руссо), моральный долг (И. Кант), баланс воль (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше), идея всеобщего равновесия (Г. Спенсер), феномен молчания (Т. Карлейль), рефлексия чужого опыта (В. Франкл). Для современной европейской философии характерен значительный массив изысканий, определяющих статус толерантности как важнейшей социальной ценности (С. Мендус, М. Уолцер, Дж. Хортон) и описывающих проявления толерантности как неотъемлемого компонента моральных отношениях (например, П. Николсон прямо определяет толерантность как благо и добродетель; Дж. Роулз настаивает на деонтологической толерантности). В исследованиях структуралистов (М. Фуко, Р. Барт, Ж. Пиаже) просматривается контекст толерантности как режима антропосоциального существования.

За долгую эволюцию философского знания к теме терпимости обращались и отечественные философы: терпимость определялась как «искусственно отысканная середина» (И.В. Киреевский, Н.Я. Данилевский), как средство избегания расколов (А.П. Куницын), как допущение чужой свободы (В. Соловьев), как элемент активного сотрудничества (Л.И. Петражицкий, К.Н. Леонтьев, Ф.М. Достоевский), как «непротивление злу насилием» (Л. Толстой), как уровень нравственной сознательности (Н.А. Бердяев). Тема плюрализма и толерантности стала модно актуальной в современной России с конца 1980-х гг. в связи с социальными трансформациями в российском обществе: были созданы специальные научные центры по изучению толерантности (Уральский МИОН, Институт Толерантности Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы); проводятся активные диссертационные исследования (В.В. Шалин «Толерантность: культурная норма и политическая необходимость», 2000г., Г.Г. Абдулкаримов «Толерантность в межнациональных отношениях в Уральском регионе: социологический анализ», 2003г., С.А. Акопян «Формирование этнической толерантности в современном Российском обществе», 2004г., Н.В. Круглова «Толерантность: генезис и типология», 2005г., Т.В. Волкова «Социально-философский анализ толерантности как фактора социокультурной интеграции общества», 2006г., Е.А. Бобылева «Формирование этнорелигиозной толерантности в современной России», 2006г. и др.). Философский и социологический анализ понятия «толерантность» представлен в трудах В.И. Гараджи, Б.С. Гершунского, Л.М. Дробижевой, Д.В. Ефимовой, А.Г. Здравомыслова, В.М. Золотухина, Б.Г. Капустина, В.Е. Кемерова, Т.Х. Керимова, В.А. Лекторского, А.В. Логинова, М.П. Мчедлова, А.А. Нуруллаева, Т.И. Ойзермана, А.В. Перцева, В.М. Соколова, В.М. Сторчака, А.Л. Темницкого, В.А.Тишкова, М.Б. Хомякова, А.Ю. Шадже и др. В частности, А.В. Логинов, В.Е. Кемеров и Т.Х. Керимов рассматривают толерантность как осознание индивидом разности как равенства; М.П. Мчедлов, М.Б. Хомяков, А.Ю. Шадже заняты вопросом об определении границ толерантности. Разработки Ю.В. Арутюняна, Ю.В. Бромлея, Л.Н. Гумилева, В.А. Тишкова посвящены специфике этнической толерантности. Но наибольшее внимание в современной научной литературе уделено аксиологическому обоснованию феноменов «плюрализм» и «толерантность». Например, А.Е. Сериков относит толерантность к сфере витальных ценностей индивида, связывая её с фундаментальной потребностью в безопасности. Весьма категоричен С.М. Шалютин, считающий, что отрицать значимость толерантности как моральной ценности, значит отрицать мораль как таковую. В проекте УрМИОН продвигается идея о толерантности как одной из основных универсальных ценностей современного общества, которая приобрела статус глобальной и эталонной. Как фундаментальную ценность раскрывают толерантность А.Г. Асмолов, Б.С. Гершунский, Е.И. Касьянова, В.А. Тишков. Так, Б.С. Гершунский считает, что в основе толерантности лежат общие для всех мировоззренческие приоритеты. По мнению В.А. Тишкова, толерантность - «постоянное и направленное усилие на конструирование и осуществление определённых личностных и общественных ценностей и норм поведения». Анализ толерантности как одной из ценностных ориентаций человека содержат работы Н.В. Бряник, В.И. Кашперского, В.В. Кима, К.Н. Любутина, Д.В. Пивоварова, В.И. Плотникова, И.Т. Фролова. В отечественной философии также существует прочная традиция рассмотрения толерантности во взаимосвязи с моралью - как общезначимой добродетели (А.А. Гусейнов, И.С. Кон, Е.В. Магомедова, В.А. Петрицкий). В этическом подходе толерантность трактуется как всеобщее абсолютное благо.

В ходе анализа «предпосылочного знания» о плюрализме и толерантности стало очевидно, что философская теория игнорирует социальновредный потенциал плюрализма и толерантности. Нами не было обнаружено научных трудов, где плюрализм и толерантность глубоко и системно рассматривались бы в диалектическом единстве конструктивных и деструктивных потенциалов:

- в большинстве зарубежных исследований толерантность абсолютизирована в качестве ценности / добродетели. Исключение составляют критические идеи Антисфена, понятие «репрессивная толерантность» Г. Маркузе, отрицательная оценка толерантности С. Жижеком и М. Кренстоном;

- в отечественной социально-философской теории отсутствует специальное и развёрнутое обоснование деструктивного измерения плюрализма и толерантности. Косвенными сомнениями в статусе толерантности как общеобязательной ценности можно, на наш взгляд, считать допущение А.А. Гусейновым «прагматического» насилия в определённых ситуациях; идею М.В. Шугурова о толерантности как временном состоянии; оценку С.А. Строевым мультикультурализма и толерантности как «средств разрушения и атомизации общества»; утверждение Р.Р. Валитовой о приоритетности и естественности интолерантности.

Радикально аксиологический и этический подходы представляются нам мало продуктивными, поскольку утверждают плюрализм и толерантность скорее как status quo, нежели как неоднозначные феномены, реально влияющие на социальный порядок. Поскольку, деструктивный потенциал плюрализма и толерантности практически находится за пределами научного внимания, считаем, что концептуальное пространство, в котором пребывают феномены «плюрализм» и «толерантность», имеет исследовательскую лакуну. Выявленная проблема концептуального дисбаланса в пользу однозначно позитивного оценивания плюрализма и толерантности стала основным фактором, определившим наш когнитивный интерес к теме исследования, позволившим выработать её формулировку - «Плюрализм и толерантность как социально - деструктивные феномены», - а также объект, предмет, основную цель и задачи диссертации.

Объект исследования: плюрализм и толерантность как феномены социальной реальности. 

Предмет исследования: сущность и значение деструктивного содержания плюрализма и толерантности.

Цель исследования: обосновать правомерность деструктивного измерения плюрализма и толерантности для более объективного определения их статуса и значения в развитии общества.

Задачи исследования.

1. Охарактеризовать социально-онтологическую обусловленность плюрализма и толерантности.

2. Систематизировать теоретические источники изучения плюрализма и толерантности.

3. Эксплицировать закономерность деградации социальной реальности в условиях гегемонизации (доминирования) плюрализма и толерантности.

4. Обосновать деструктивную динамику социокультурного процесса как следствие фетишизации плюрализма и толерантности.

5. Доказать правомерность и необходимость трансформирования статуса и значения плюрализма и толерантности для социальной жизни.

Методология и методы исследования. Теоретическими прецедентами исследования были избраны: принцип Антисфена «всё дурное считай себе чуждым, представление о толерантности как «рафинированным расизме» С. Жижека; понятие «репрессивная толерантность» Г. Маркузе; обоснование толерантности как суррогатной добродетели М. Крэнстоном; категория Das Man (неподлинное существование усреднённого человека) М. Хайдеггера; концепция социальной деструкции Г. Маркузе, Т. Адорно и М. Хоркхаймера. Методологическую «сетку» исследования образуют: фундаментальные положения социальной философии о факторах (детерминантах) развития социального бытия, об идеологической оснастке (доминантах) социальной действительности; системный подход, предполагающий структурную организацию социальной реальности и наличие взаимосвязей её компонентов; социально-онтологический подход, направляющий философское внимание на анализ общественной жизни в условиях глобализационного процесса; диалектический метод, применённый в аспекте соотношения конструктивного и деструктивного потенциалов плюрализма и толерантности и позволивший обосновать противоречивость данных феноменов; принципы детерминизма и детализации, позволяющие конкретизировать истоки и аргументировать проявления деструктивного содержания плюрализма и толерантности.

Научная новизна   результатов исследования состоит в обосновании плюрализма и толерантности как доминирующих факторов социальной реальности в деструктивном измерении.

1. Акцентированы социально-отологические детерминанты - постиндустриальная экономика и постмодернистская культура, - оказавшие влияние на лоббирование плюрализма и толерантности как идеологических агентов мультикультурализма / глобализации.

2. Систематизированы теоретические источники изучения плюрализма и толерантности, установлено отсутствие цельного концептуального массива, репрезентирующего плюрализм и толерантность в деструктивном измерении.

3. Установлена и эксплицирована закономерная связь между доминированием (гегемонией) плюрализма и толерантности и деградацией социальной реальности.

4. Выявлена и обоснована деструктивная динамика социокультурного процесса как следствие фетишизации плюрализма и толерантности.

5. Показана и обоснована доктринантная природа плюрализма и технологическая сущность толерантности как их трансформированные статус и значение для развития социума.

Положения, выносимые на защиту, отражают указанные позиции новизны исследования, а также адекватны изложенным актуальности темы, цели и задачам диссертации.

Плюрализм и толерантность имеют производный характер от «базовых» экономической (постиндустриализм) и социокультурной (постмодернизм) парадигм: это обстоятельство проясняет латентное конъюнктурное значение плюрализма и толерантности как агентов идеологии мультикультурализма, обслуживающих процесс глобализации постиндустриальной экономики и обеспечивающих легитимизацию порождённых постмодернистской культурой социально-онтологических девиаций.

Основательные комплексные исследования феноменов «плюрализм» и «толерантность» в деструктивном измерении отсутствуют, обнаружены отдельные критические сентенции и концептуальные сомнения в их однозначной позитивности / конструктивности.

В результате формального «омультикультуривания» и доминирования плюрализма и толерантности наблюдается формирование социальной реальности сомнительного свойства, снижающей планку качества, деградирующей в экономической, политической и социальной сферах.

Повсеместное распространение и фетишизация идеологических агентов «плюрализм» и «толерантность» объективно ведёт к примитивизации (маргинализации и фрагментации) культуры, «вседозволенности» культурных практик, что свидетельствует о деструктивной динамике социокультурного процесса.

Социально вредно поощрять фетишизацию плюрализма, социально предпочтительно (полезно) умеренно-прагматичное отношение к плюрализму: следует отказаться от феноменолизации плюрализма как фетиш-ценности и «узаконить» его статус как идеологического агента, доктринанты; следует отказаться от понимания толерантности как фетиш-ценности и определить её как технологию обращения с ценностями.

Считаем правомерным позитивный ригоризм (нравственную строгость) по отношению к угрозам социальной жизни: в зону терпимости не должны попадать те явления, которые противоречат сбережению народа и сохранению государства (гомосексуализм, агрессивная клерикализация).

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в приращении социально-философского знания о плюрализме и толерантности.   Проведённое исследование позволяет восполнить теоретический пробел - «недостающую диалектичность» - в изучении феноменов «плюрализм» и «толерантность» и обозначить прикладные перспективы применения этих понятий.  Эмпирически результаты диссертации могут быть использованы для:

- разработки идеологических программ и технологий урегулирования социальных разногласий;

- в социально-воспитательной деятельности по формированию политической, интернациональной, межконфессиональной культуры;

- в образовательном процессе, связанном с преподаванием курсов социальной философии, философии культуры, политической философии, конфликтологии, этнологии;

- в просветительской практике по поводу создания межличностных, межгрупповых и межкультурных коммуникаций.

Степень достоверности результатов исследования обеспечена:

- соответствием темы диссертации позициям паспорта специальности 09.00.11 - Социальная философия: п. 14. Формы и механизмы социальной детерминации. Социокультурная причинность. Необходимость, случайность в деятельности людей. Проблема доминант и детерминант общественной жизни;

- фундаментальной теоретической базой, сформированной с учётом общепризнанных идей отечественных и зарубежных учёных;

- применением комплекса методов, адекватных цели, задачам и логике исследования.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на заседании кафедры культурологи и дизайна Института фундаментального образования ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина» (г. Екатеринбург) и рекомендована к защите по специальности 09.00.11 - социальная философия.

Отдельные выводы исследования были представлены в рецензируемом журнале из числа рекомендованных ВАК - «European Social Science Journal» (Москва, 2013); в докладах на научных конференциях:  I Международной научно-практической конференции «Современная наука: теория и практика» (Ставрополь, 2010), Всероссийской научно-практической конференции молодых учёных, аспирантов и студентов «Модернизация современного российского общества: взгляд молодёжи» (Пятигорск, 2011), Международной научно-практической Интернет-конференции «Диалог этнокультурных миров в евразийском историческом процессе» (Оренбург, 2011), IV Международной научно-практической конференции «Социальная онтология в структурах теоретического знания» (Ижевск, 2012), VIII Международной научно-практической конференции «Образование и наука XXI века-2012» (София, Болгария, 2012), I Международной научной конференции «Европейские прикладные науки: современные подходы в научных исследованиях» (Штутгарт, Германия, 2012), Международной научно-практической конференции молодых учёных, аспирантов и студентов «Управление политико-правовыми и социально-экономическими процессами в регионах» и «Научный потенциал молодёжи: будущее России» (Пятигорск, 2012, 2013).

Ряд концептуальных позиций диссертационного исследования прошёл апробацию в процессе сотрудничества с научно-исследовательским центром социально-экономических и политико-правовых исследований Северо-Кавказского института Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (г. Пятигорск), что подтверждено участием в коллективной монографии данного центра, а также участием в ежегодной Всероссийской / Международной научной конференции молодых учёных, аспирантов и студентов (2011, 2012, 2013) СКИ РАНХиГС.

Определённые положения и результаты диссертационного исследования представлены в материалах I Международной научной конференции «Европейские прикладные науки: современные подходы в научных исследованиях» (Штутгарт, Германия, 2012), что подтверждено специальным сертификатом участия; внедрены в научную и проектную деятельность Научно-внедренческого центра Международного исследовательского института (г. Москва), что подтверждено актом № 13/01-14 33 от 29.01.2013 года.

Основные положения диссертации изложены в 12 публикациях общим объемом 6,2 п.л.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Содержание работы изложено на 142 страницах машинописного текста. Список литературы включает в себя 239 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы, освещена степень её научной разработанности; сформулированы проблема, объект, предмет, цель, задачи исследования; определены его методологические основания; показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Эмпирические и теоретические детерминации плюрализма и толерантности как феноменов социальной реальности», состоящей из двух параграфов, проанализированы эмпирические условия и теоретический массив, характеризующие исходное предметно-проблемное пространство исследования плюрализма и толерантности как доминант общественной жизни.

Первый параграф «Социально-онтологическая обусловленность плюрализма и толерантности». Автор, акцентируя внимание на базовых экономических и социокультурных парадигмах, которые эмпирически детерминируют плюрализм и толерантность, показывает:

- в постиндустриальной экономике объективно содержится хозяйственно-эмпирическая плюралистичность / мозаичность «вне границ» (транс-), поскольку её содержательное ядро составляют процессы транснационализации (глобализации) производства и капитала. Постиндустриальная экономика становится ареной осуществления активных коммуникаций, непосредственной заинтересованности в дальнейшей либерализации и демократизации мирового экономического пространства, поэтому специально формируется соответствующий идеологический конструкт - мультикультурализм, которому отведена роль ментально-мировоззренческого «проводника» социального порядка, выгодного постиндустриальным экономическим кругам. Так глобальная экономика порождает плюрализм и толерантность в качестве идеологических агентов мультикультурализма, которым намеренно придан статус фетиш-ценностей - ментально-мировоззренческих «подпорок» постиндустриальной экономики. Намеренно внедрённые в общественное сознание плюрализм и толерантность уравновешивают экономические интересы хозяйствующих субъектов. В результате достигаются авантажные компромиссы и общественный консенсус, необходимые для обеспечения эффективности транснациональной экономики;

- постмодернистская культура - адекватное постиндустриализму и прагматическим интересам «капиталократии» «месторазвитие» идеологических агентов «плюрализм» и «толерантность», задающих тот базовый этико-аксиологический нарратив, который соответствует и «организует» бытие постиндустриального социума. Обществу предлагается признать, что определяющим фактором для него является не только приход новых технологий, но и формирование специфической «постмодернистской чувственности» - плюралистичного отношением к миру, избегающего диктата норм, провозглашающего принцип «всё дозволено!». Постмодерн связан с отказом от инвариантности, от стремления к нормированности; с толерантным отношением к массовой культуре, позволяющим эстетизировать культурную девиацию (китч, вульгарность) как оригинальную, «другую» по отношению к классической культуре. Таким образом, обесценивание ценностей компенсируется толерантной эстетизацией плюралистичного «культурного мусора». Автор диссертации пришёл к заключению, что постиндустриальная экономика и постмодернистская культура детерминируют порождение конъюнктурных плюрализма и толерантности и, тем самым, способствуют обогащению массового сознания социальными иллюзиями благополучия как своеобразного отклика на определённый экономический интерес: обрушение качественного национального государства и культурной инвариантности исключает / минимизирует социально-экономическую и социокультурную конкуренцию.Второй параграф «Теоретические основания исследования деструктивного содержания плюрализма и толерантности». Автор систематизирует содержательно-сущностные композиции в соответствии с историко-хронологическим принципом: - первая композиция охватила характерологические параметры феномена «плюрализм» и позволила выявить: что первые констатации плюралистичности бытия и первые попытки анализа плюрализма формируются уже в древней философии (философия Древней Индии и Древней Греции); что научный интерес к плюрализму проявляется на протяжении всей исторической эволюции философии, но особенно активизируется в философии Новейшего времени; что на разных этапах развития философского знания можно обнаружить локальные научные источники, представляющие особое значение для данного исследования в связи с их оппозиционностью основному массиву взглядов на плюрализм (Парменид, У. Оккам, К. Поппер, К. Шмидт, Г. Маркузе и К. Вольф, П. Ансар). В современной философии о плюрализме особенно много пишут в связи с активизацией глобализационных процессов; - вторая композиция объемлет значения толерантности. В диссертации установлено, что философское внимание к феномену «толерантность» объективно присуще этическим представлениям древней философии (Древняя Индия, Древний Китай, Античная Греция) и латентно присутствовало в формировании отношения к бытию; древнегреческие философы сформировали и первую апологию интолерантного отношения к бытию (Гераклит и Антисфен); средневековая западноевропейская философия формализовала проблему терпимости в конфессиональной сфере. В систему европейских ценностей как фундаментальная категория толерантность вошла в Новое время благодаря Дж. Мильтону, Дж. Локку, Дж. Миллю. Традицию интереса к феномену «толерантность» поддержали представители просветительской мысли, немецкие философы (И. Гёте, Г. Лессинг, Р. Фрост, И. Кант, Ф. Шиллер, Г.Ф.В. Гегель, Ф. Ницше). Учение об интолерантности, по сути, создал К. Маркс, поскольку рассматривал насилие как «повивальную бабку истории». Концептуальным основанием данной диссертации могут служить: понятие «репрессивной толерантности», введённое Г. Маркузе и его глубокий критический анализ толерантности, являющейся не ценностью, а обязанностью; обоснование М. Уолцером связи толерантности с постмодернизмом, а Ж. Бодрийяром связи мира симулякров и толерантности; коммунитарная теория (А. Макинтайр), обвиняющая толерантность в разрушении традиционных для общества ценностей; отношение к толерантности М. Крэнстона не как к добродетели, а как к нечто «второсортному»; определение толерантности С. Жижеком как абстрактной, безадресной и бессодержательной «любви» к другому.

В ходе изучения источников было установлено, что в отечественной философии понимание терпимости развивалось в двух руслах - религиозно-философском и светском, а формируется философски значимый интерес к проблеме терпимости в России в XVIII-начале XIX в. (Тихон Задонский, Паисий Величковский, Н. И. Новиков, А. Н. Радищев, С. Е. Десницкий, А. П. Куницын). Современная отечественная философия богата на исследования феномена «толерантность» (М.М. Бахтин, Ю.М. Лотман, В.А. Лекторский, В.И. Гараджа, М.

Б. Хомяков, В.Е. Кемеров, А.В. Перцев и др.), в основу большинства из которых положена идея: толерантность есть одна из основных универсальных ценностей современного общества. Правомерно отметить, что комплексных критических изысканий, принципиально отличающихся от сложившейся когнитивной традиции в отношении феноменов «плюрализм» и «толерантность», обнаружить не удалось. Есть лишь отдельные концептуальные положения, репрезентирующие сомнения в однозначной позитивности / конструктивности феноменов «плюрализм» и «толерантность» (С.А. Строев, В.В. Шалин, Р.Р. Валитова, В.А. Тишков). Таким образом, в первой главе диссертации: - установлена обусловленность формирования феноменов «плюрализм» и «толерантность» социально-онтологической моделью «постиндустриальная экономика - постмодернистская культура» в качестве эмпирической детерминанты;- выявлена абсолютизация феномена «плюрализм» как позитивного многообразия и феномена «толерантность» как нравственной добродетели или универсальной ценности. Вторая глава «Плюрализм и толерантность как доминанты общественной жизни: деструктивное измерение», состоящая из трёх параграфов, посвящена внесению теоретических корректив в понимание сути и роли феноменов «плюрализм» и «толерантность»; прояснению их деструктивного потенциала; обоснованию их социально-онтологического статуса и значения.

Первый параграф «Деградация социальной реальности в условиях гегемонии плюрализма и толерантности». Предложено социально-деструктивным измерением феноменов «плюрализм» и «толерантность» считать отсутствие или снижение социально-онтологического иммунитета по отношению к социокультурной чужеродности и негативной девиации, что, в свою очередь, и ведёт к деградации социальной реальности (в ситуации гегемонии (доминирования) «плюрализма» и «толерантности» как идеологических агентов мультикультурализма). В диссертации обосновано, что намеренно позитивно окрашенные доминанты социальной реальности - плюрализм и толерантность в статусе фетиш-добродетели / фетиш-ценности - и причинны, и аргументны по отношению к её постепенной деградации. Например, фетишизация толерантности в статусе добродетели / ценности должна не просто скрывать её реальное отсутствие, но и быть детерминантой поведения или обладать конститутивной силой для официальной политики. Это, собственно, наблюдается в современном мире (и в России). В данном исследовании представлено критическое понимание профитивности и фетишизированности толерантности как безусловной добродетели и высшей ценности общества: толерантность - это определённая технология, нацеленная на оправдание и укрепление существующей либеральной модели социального бытия в общественном и индивидуальном сознании, но отторгнутая общественным сознанием как закономерное следствие сбоя технологии (широко распространённый бытовой национализм; концепция Т. Саррацина; «дело Брейвика» и др.).

В диссертации охарактеризованы три типа социально-онтологической деградации, связанной с гегемонией (доминированием) феноменов «плюрализм» и «толерантность»: деградация экономической сферы (в обществе плюралистичного потребления производственная экономическая деятельность перестает быть престижной: никто не хочет производить - все хотят потреблять; разрушение локальных экономик и хозяйственных культур под воздействием вторжения более мощных экономических акторов (ТНК); снятие всяких ограничений, прежде всего, моральных в процессе ведения бизнеса и др.), деградация политической сферы (использование плюрализма как идеолого-пропагандистского средства камуфлирования политической разобщённости общества; ситуация «двойных стандартов» и создание «кажимости» равенства участников при голосовании или принятии решения - на деле плюрализм выполняет роль декорации истинного политического процесса, куда доступ «простым» гражданам закрыт или их мнение игнорируется; утверждение политической фальши и др.), деградация социальной сферы (рост латентной интолерантности по отношению к мигрантам, способствующей консервации наиболее архаических черт традиционного образа жизни и, тем самым, усиливающей замкнутость мигрантских сообществ; попустительство пороку в гендерных отношениях - практически принудительная индифферентность к гомосексуальности, одновременно навязывание отношения к базовым гендерным ценностям как консервативным; дискриминация гетеросексуальности; угроза уничтожения естественного института семьи).

Итак, плюрализм и толерантность, пребывая в статусе фетиш-ценностей общественного и индивидуального бытия, содержат и реализуют не только позитивный ресурс умиротворения социальной реальности, но и способны провоцировать и активизировать процесс её деградации.

Второй параграф «Деструктивная динамика социокультурного процесса как следствие фетишизации плюрализма и толерантности». Констатируется перманентная экспансия массовой культуры на «территорию» элитарной культуры, отрицание культурных запретов и унификация власти множественности над единичностью и уникальностью (Р. Барт); идея децентрации (Ж. Деррида), отождествлённая с идеей «инаковости». Социуму, живущему в «размытых» культурных границах, весьма кстати оказывается идеологическое сопровождение «плюрализма» и «толерантности: элитарная культура практически принудительно маргинализируется и микшируется с массовой культурой. В связи и в соответствии с повсеместным распространением идеологического агента «толерантность» культурные практики постмодернизма «дозволяют» фрагментам множественности некритическое сосуществование, что объективно ведёт к примитивизации культуры, подмене произведения суррогатами, а глубины культурных смыслов их симулякрами. В диссертации показано, что маргинализация и фрагментация - примитивизация - культуры являются следствием фетишизации идеологем «плюрализм» и «толерантность», что детерминирует деструктивную динамику социокультурного процесса.Понятие «маргинальность» в негативном ракурсе - бессодержательность и бессобытийность - рассматривается автором диссертации как онтологически вредное для культуры отчуждение от цельности, приводящее некоторую общность в состояние бесструктурности, социально-онтологического хаоса. В современном обществе, включая российское, маргинализация культуры идёт перманентно и повсеместно посредством «микширования» результатов культурного репродуцирования / размножения. Обоснование этой закономерности антропосоциального существования опирается на концептуальные положения М. Хайдеггера о Das Man как некой безликой множественности - «людства»: способ существования вещей и степень их престижности, чем и озабочен «люд», становится для Das Man эталоном понимания всякого сущего, в том числе и человека. В результате, бытие вещей заслоняет бытие человека, который утрачивает «укоренённость» в жизни. Хотелось бы добавить, что в условиях тотальной плюрализации «укоренённость» невозможна по определению. Социальная общность превращается в плюралистичный «люд» (Das Man), человек вливается в эту анонимную множественность, принимает и усваивает её способы мышления и поведения. Плачевность маргинализации - деструктивную динамику социокультурного процесса - наглядно демонстрируют культурные практики современности:

- коммерциализированная эстетика и культурная индустрия - архитектура, реклама, мода, кино, шоу-бизнес, театрализация политических кампаний, СМИ - практически в полном объёме включены в товарное производство, обнаруживают откровенно авантажно-прагматическую направленность и выполняют функцию вульгаризации социокультурных коммуникаций;

- идеализируется и ускоряется преодоление культурных границ как формально-территориальных, так и содержально-сущностных, репрезентирующее переход на «среднестатистический» уровень культуры (массовые шоу-мероприятия в политике, досуге, просвещении; «унисекс» в моде и гендерных отношениях);

- негативно-мистическое нарушение определённости, абсолютизация техники «коллажа», методологии заимствований и микширований уже существующих элементов культуры, а не производство новых, игнорирование свойственных культуре норм конфигурированности, обеспечивающих её самосохранение и креативное созидание.

Итак, магистральная оригинальная культурная потенциальность в результате активной и фетишизированной плюрализации превращается в маргинальную посредственную культурную данность: культура «середины», культура Das Man - посредственности. В современном российском обществе степень маргинализации культуры нарастает.

Другая важнейшая характеристика плюралистичной культуры постмодернизма - это её фрагментация. Деструктивный потенциал фрагментации культуры проявляет себя в произвольности комбинаций культурных фрагментов: процесс создания произведения замещается процессом «конфискации» отдельных предметов, смыслов или образов, конструированием коллажа из них или их фрагментов. То, что ранее было цельным произведением искусства, стало фрагментизированной инстоляцией или монтажом пространственной композиции, созданных из подручных средств (зачастую, это - вещи со свалки, промышленные объекты, мусор, старая мебель и др.) и объявляемых художественным объектом, якобы заключающем в себе множественные смыслы.Установка на равнозначность фрагментов культуры нашла полное воплощение во внедрении в общественное сознание идеологического агента «толерантность», обеспечивающего благоприятное отношение к маргинальной и фрагментированной культуре, объективно превращая социум в пространство торжества духовно-интеллектуальной посредственности и дурного вкуса. Автор диссертации заключает, что фетишизированная толерантность поощряет ценностный релятивизм и эстетическую вульгарность, порождает деструктивную примитивизацию культуры (шоу-бизнесс; эрзац-культура «гламур»; Интернет; парки развлечений и др.). В российской ситуации проблема приобрела специфически обострённое выражение, поскольку у нас отсутствует опыт демократизации социокультурного созидания, а один из вызовов российскому социуму связан с толерантным отношением к растущей гламуризации культуры. Крайне сложным остаётся и вопрос о толерантности в сфере религии. Притязание религиозной толерантности на абсолютную добродетель, её фетишизация на практике оборачиваются клерикализацией светской культуры, то есть вторжением религии «на территорию» светского гуманизма, что и наблюдается в современной России.

Таким образом, реальность постмодернизма оказалась гипертрофированно плюралистичной и толерантной, и именно потому «расчеловечивающей» и губительной для культуры.

Третий параграф «Социально-онтологический статус и значение плюрализма и толерантности для социальной жизни». Показано, что позитивная (конструктивная) парадигма глобализации представляет собой признание многообразия мира, реального плюрализма форм социальной жизни и путей её развития, практического использования этого многообразия для обогащения совокупного опыта человечества. Вместе с тем, плюрализм социальной реальности даёт повод для её радикально критического оценивания; порождает серьёзную социально-онтологическую проблему - «разбегаемость» форм культуры создаёт угрозу утраты определённого качества, постоянства, социокультурной идентичности. В связи с этим, в диссертации правомерно выдвинут ряд принципиальных соображений:

1. Не следует игнорировать предостережение У. Оккама и без нужды «умножать сущности», которые в избыточном состоянии могут повредить обществу. 2. Плюралистичность социальной реальности необходимо «надстраивать» над некой фундаментальной инвариантностью / нормативностью. В противном случае «поливариативная конструкция» социума будет зыбкой и шаткой.3. Социально вредно поощрять фетишизацию плюрализма, социально предпочтительно (полезно) укреплять умеренно-прагматичное отношение к плюрализму.В современном общественном сознании, не без усилий учёных, сложилось практически однозначное представление о том, что толерантность есть только ценность, благо и добродетель. Для автора диссертации очевидно, что, вопреки распространённому представлению, толерантность не является однозначно и безотносительно к ситуации благом, а нетерпимость - всегда злом. Трансформация восприятия толерантности настоятельно необходима, поскольку в современном обществе укрепляется деструктивная тенденция своеобразной «атаки на норму»: не отменить норму вообще, а заменить или изменить норму. В условиях возрастающей социальной дифференциации (плюрализации) общества это ведёт к сужению сферы «нормативного» поведения отдельных людей и социальных групп. В диссертации предлагается изменить ракурс отношения к толерантности:

- правомерно дефинировать толерантность не как ценность, а как технологию обращения с ценностями; - рассматривать толерантность как технологию мирного со-жития / со-бытия социальных сообществ и построения их гуманных взаимоотношений;

- не допускать расширения зоны терпимости. В работе провозглашается позитивный ригоризм или нравственная строгость по отношению к угрозам социальной реальности: в зону терпимости не должны попадать те явления, которые противоречат сбережению народа и сохранению государства (в частности, гомосексуализм ни в коей мере не может быть признан базовой ценностью общества, гомосексуализм имеет право на легитимность своего существования только при условии, что его активность останется на уровне закрытой частной жизни. Пропаганда гомосексуализма должна быть запрещена, как и пропаганда табакокурения и наркотиков);

- принять за основу принцип Э. Дюркгейма - дихотомия «сакральное-профанное», - который определяет «онтологический статус» толерантности в случае, если конфессиональное вторгается в светское: тогда светский гуманизм имеет полное право проявить себя как приоритет, используя ресурсы свободомыслия - продукты развития наук, образования, совершенствования искусства и нравственности; - формировать в обществе установку на ассертивное поведение как позиционирование личной ответственности, способность твёрдо и корректно отстаивать свою точку зрения, адекватную общепринятому социокультурному инварианту / норме.

Итак, во второй главе обосновано деструктивное измерение плюрализма и толерантности как доминирующих сегментов социума:1. Вследствие плюрализации социальной реальности деградация социума обеспечивается вовлечением человека в плюралистичное пространство производства и удовлетворения потребностей, предоставление любых благ «здесь и сейчас», толерантное отношение к содержанию и качеству благ и становится «порабощающим довольством» (в терминологии Г. Маркузе). Человек «тонет» в многообразии благ, лишается критичности и становится толерантно «всеядным» потребителем удовольствий: парадокс «деструктивного процветания» цивилизации, когда продуктивность общества разрушает личность, превращая её в машину потребления. Именно в этом смысле социальная реальность постиндустриального общества деградирует.

2. Примитивизация мыслительных и эстетических форм привела социокультурный процесс в стадию тотальной деструкции, для обозначения которой Г. Маркузе ввёл понятие «одномерное общество». Доминированию «одномерного общества» способствует приоритет массовой культуры, для обеспечения чего производятся манипуляции эстетическими вкусами людей посредством активной экспансии плюрализма и толерантности в культуру. Перманентная лояльность по отношению к низкокачественным артефактам приобретает разрушительную динамику, нивелируя основную функцию творчества - приращение к «телу культуры».

3. Основное условие преодоления «нищеты и одномерности» глобализированной социальной реальности автор диссертации видит в избавлении от либеральной тирании плюрализма и толерантности и отказа от их статуса фетиш-ценностей: понимание плюрализма и толерантности как доктринанты и технологии обращения с ценностями обеспечит их статус как инструментально-технологических посредников между ценностями различных культур.В Заключении содержится обобщающая характеристика основных итогов исследования, обосновывается значимость и перспективность полученных результатов.

Список работ, опубликованных автором по теме диссертации:

Монографии

1. Алексеев, Д.В. Экономическая конкуренция и толерантность: проблема социально-онтологической совместимости [Текст] // Социально-экономический и политико-правовой концепт развития Северного Кавказа : Монография / Л.А.Тхабисимова, О.Ю.Косенко, Н.Н.Киселёва и др. - Научное издание. - Пятигорск: РИА-КМВ, 2012. - 13,48/1,0 п. л. - ISBN 978-5-89314-474-1.

Публикации в ведущих рецензируемых журналах

2. Алексеев, Д.В., Мулляр, Л.А. Социально-онтологическая обусловленность идеологем «плюрализм» и «толерантность» [Текст] / Д.В.Алексеев, Л.А.Мулляр // European Social Science Journal. - Москва : АНО МИИ, 2013. - № 1 (29). - Т. 1. - 1,0/ 0,9 п.л.

3. Алексеев, Д.В., Мулляр, Л.А. Технологическое значение плюрализма и толерантности в развитии социальности [Текст] / Д.В.Алексеев, Л.А.Мулляр // European Social Science Journal. - Москва : АНО МИИ, 2013. - № 12. - Т. 2. - 0,8/ 0,7 п.л.

4. Алексеев, Д.В. Теоретические основания исследования плюрализма как идеологической доминанты общественного развития » [Текст] / Д.В.Алексеев // European Social Science Journal. - Москва : АНО МИИ, 2013. - № 9. - Т. 3. - 0,5 п.л.

Статьи

5. Алексеев, Д.В. К проблеме социально-онтологического определения толерантности [Текст] / Д.В.Алексеев // Материалы I Международной научно-практической конференции «Современная наука: теория и практика». - Ставрополь : Северо-Кавказский государственный технический университет, 2010. - 0,2 п.л.

6. Алексеев, Д.В. Толерантность и аристократизм: гармония или антиномия в диалоге культур [Текст] / Д.В.Алексеев // Материалы II Международной научно-практической Интернет-конференции «Диалог этнокультурных миров в евразийском историческом процессе». – Оренбург : Оренбургский государственный университет, 2011. - 0,3 п.л.

7. Алексеев, Д.В. Дух и границы конфессиональной толерантности (историко-философский дискурс) [Текст] / Д.В.Алексеев // Материалы Всероссийской научно-практической конференции молодых учёных и студентов «Модернизация современного российского общества: взгляд молодёжи». – Пятигорск : Северо-Кавказский институт Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, 2011. - 0,2 п.л.

8. Алексеев, Д.В. Толерантность как культурная технология [Текст] / Д.В.Алексеев // Материалы I Международной научно-практической конференции молодых учёных, аспирантов и студентов «Управление политико-правовыми и социально-экономическими процессами в регионах». - Пятигорск : Северо-Кавказский институт Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, 2012. - 0,5 п.л.

9. Алексеев, Д.В. Социально-онтологический смысл толерантности как технологии в структурах дискурсивности [Текст] / Д.В.Алексеев // Материалы IV Международной научно-практической конференции «Социальная онтология в структурах теоретического знания». - Ижевск : Удмурдский государственный университет, 2012. - 0,3 п.л.

10. Алексеев, Д.В., Мулляр, Л.А. Деградация социальной реальности в условиях доминирования идеологем «плюрализм» и «толерантность» [Текст] / Д.В.Алексеев, Л.А.Мулляр // Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Образование и наука XXI века - 2012». - София, Болгария, 2012. - 0,7/0,6 п.л.

11. Алексеев, Д.В. Маргинализация культуры как следствие доминирования принципа-идеологемы «плюрализм» [Текст] / Д.В.Алексеев // Economic Development of Germany and Russia // European Applied Studies : modern approaches in scientific researches, 1st International scientific conference. ORT Publishing. Stuttgart, Германия. 2012. - 0,5 п.л.

12. Алексеев, Д.В. Социально-онтологический статус толерантности в социокультурном пространстве [Текст] / Д.В.Алексеев // Материалы II Международной научно-практической конференции молодых учёных, аспирантов и студентов «Научный потенциал молодёжи: будущее России». - Пятигорск : Северо-Кавказский институт Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, 2013. - 0,5 п.л.

         

Похожие работы:

«Татарстан Республикасы Минзл муниципаль районы башкарма комитетыны “Мгариф блеге” муниципаль казна учреждениесе Татарстан Республикасы Минзл шре 1нче урта гомуми белем мктбе гомуми белем бюджет муниципаль учреждениесе Татар теле дреслренд инновацион ко...»

«Бабко С.І., Ковальчук В.В. професійна спрямованість уроків української мови та позаурочних заходів Мова нації – універсальна система, в якій живе національна душа кожного народу, його світ, його духо...»

«УДК 635.17ПРОМИСЛОВЕ ВИРОЩУВАННЯ РЕДИСУ Є.В. Хмельницька, к.т.н., доцент Полтавського університету економіки і торгівлі Цілий ряд овочевих культур потребує якомога ранньої висадки. До цього переліку входить і редис. Цікаво,...»

«Обзор состояния рынка зерна (по состоянию на 19.07.13) По данным Минсельхоза России, в ЮФО, СКФО и в отдельных субъектах ЦФО и ПФО продолжается уборочная кампания. К уборке зерновых культур приступили Республика Марий-Эл и Владимирская область. В Краснодарском крае уборка зерновых колосовых и зернобобовых завершилась. По сост...»

«"Алло, мы ищем таланты." Под таким названием в Межпоселенческом Доме культуры прошел 11 декабря третий межрайонный и уже четвёртый районный фестиваль творчества людей с ограниченными возможностями здоровья и неограниченными творческими возможностями. Идея проведения фестиваля возникла в...»

«ХантыМансийский автономный округ Тюменская область Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение Детский сад "Сказка"СВЯТКИ Развлечение для старших дошкольников Музыкальный руководитель: Арапова Н.Н. пгт. Междуреченский Цель: Приобщать детей к духовно-нравствен...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Программа "Теория и практика межкультурной коммуникации" Карчёмова АлександраЗОО-ОНОМАТОПЫ В АНГЛИЙСКОМ, РУССКОМ, ИСПАНСКОМ И ЛИТОВСКОМ ЯЗЫКАХ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ Выпускная квалификационная работа бак...»

«ПОДПРОГРАММА 6ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЖИЛЬЕМ МОЛОДЫХ СЕМЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫСВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ РАЗВИТИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТАИ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДО 2020 ГОДА (в ре...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Филологический факультет Кафедра английской филологии и лингвокультурологии Выпускная квалификационная работа магистранта Зыковой Ксении Алексеевны на тему: "Лингвокультурный типаж "врач" в американском кинотексте" Научный...»

«Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных библиотек Мурманской области за 2014 год. События года Главные события библиотечной жизни региона проходили в рамках Года культуры в Мурманской области и 70-летия разгрома немецко-фашистских войск в Заполярье. Одно из знаковых мероприятий...»








 
2018 www.el.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.