WWW.EL.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн документы
 


Pages:     | 1 ||

««Предупреждение о фейри: если увидите круг фейри, НЕ входите в него!» Эти слова были написаны огромными буквами. Лидия пыталась разместить их на ограждении, идущем ...»

-- [ Страница 2 ] --

Это значило, что господина считают более опасным гостем, чем совершенно незнакомого человека с улицы. Экономка даже несколько раз заходила в гостиную, за те несколько минут, что Эдгар наслаждался разговором с Лидией без посторонних, чтобы убедиться, что между ними не происходит ничего непристойного.

– Рэйвен, ты точно сказал Ллойду, что у Лидии уже есть мужчина, то есть я?

– Да.

– На всякий случай нужно и Лидии сказать, чтобы она не связывалась с Ллойдом.

– Мне сказать ей?

– Если скажу я, она подумает, что я просто ревную.

– Это похоже на ревность.

Хотя Рэйвен понимал ещё не все человеческие эмоции, но порой его предположения попадали в точку.

– …Рэйвен, ты всё ещё не можешь отличить ревность от глубокой любви. Я думаю о том, что лучше для неё.

Истинно покорный, он не смог определить, что это было всего лишь один из софизмов* его господина.

*

На следующий день, когда Лидия пришла на работу в графский особняк, услышав про отсутствие Эдгара, она подумала, что хотя бы утро проведёт спокойно.

Когда Эдгар находился рядом, она не могла добиться прогресса в своей работе, а, учитывая то, что в его графике периодически были пробелы, это было настоящей катастрофой. В таких случаях Лидии весь день приходилось играть в его игры. Конечно, Лидия знала, что Эдгар общался с ней от безделья: он специально освобождал свой график, чтобы провести с ней врем. Во всяком случае, если сейчас его здесь нет, это очень удобно.

Лидия посмотрела на Рэйвена, который принёс ей чай.

– Рэйвен, прости, но ты же вчера отвозил мистера Ллойда домой? Можешь сказать мне, где он живёт?

*Софизм – формально кажущееся правильным, но ложное по существу умозаключение, основанное на преднамеренно неправильном подборе исходных положений

Она волновалась о Ллойде, который по-прежнему находился во власти ланнан-ши. Наблюдая за ними вчера в её доме, она могла сказать, что Рэйвен сказал что-то Ллойду по приказу Эдгара, но, хоть он и не пришёл к ней сегодня, он должен был быть вне опасности.

– Я не могу вам это сказать, – твёрдо ответил Рэйвен.

«Так Эдгар приказал тебе и это тоже?»

– Почему? Я просто хочу помочь ему.

– Думаю, вам лучше не связываться с ним. Ходят слухи о его связях с женщинами, которые не прибавляют к нему доверия.

Его внешний вид и аура может разжалобить женщину, но…

– Никто не может судить о человеке, опираясь на глупые слухи и сплетни, включая твоего господина. Кроме того, он не интересует меня в романтическом смысле, я переживаю о нём как фэйри-доктор! Он одержим фейри!

– Лорд Эдгар всего лишь хочет, чтобы мисс Карлтон не пострадала. Из-за глубокой любви к вам.

Он ответил с таким достоинством, что это могло означать только одно: Эдгар научил его лгать, маскируя истину.

И, догадавшись об этом, она пришла в ярость.

– Когда это этот человек глубоко любил? И, кроме того, если он не взял с собой тебя, это значит, что он поехал очаровывать очередную женщину!

Скорее всего, это было правдой, потому что Рэйвен замолк на какое-то время, обдумывая ответ:

– Господин занят, – расплывчато ответил Рэйвен в итоге.

Занят? Но чем Эдгар может заниматься, оставив своего верного слугу дома?

– Почему ему так сильно не нравиться, что я общаюсь с другими мужчинами? Я не его собственность!





– …Извините.

Юноша вышел из комнаты, он, должно быть, принял меры предосторожности, чтобы не допустить ещё больше несостыковок в своих словах.

«Так он с женщиной».

Лидия разозлилась ещё больше.

«Ллойд – всего лишь бедняга, который был очарован фейри. Я не могу позволить Эдгару мешать моей работе!»

Возможно, решительность Лидии сработала как катализатор, потому что внезапно Ллойд сам пришёл к ней домой.

– Ах, мисс Карлтон, всё, как вы и сказали! Фейри появлялась! – закричал он, как только увидел её. Казалось, он невыносимо страдал и, похоже, бросился сюда, как только закончил с работой.

– Э-э, пожалуйста, успокойтесь. Давай поговорим внутри. Прошу, входите, – проговорила Лидия, стараясь успокоить его, и пригласила Ллойда в гостиную. Он выглядел истощённым, еле передвигая ногами, а его лицо было бледнее мела.

– Извините, что я так поздно.

– Не переживайте об этом. Слуга графа Эшенберта как-то угрожал вам?

Когда Ллойд наклонил голову, он не казался напуганным, скорее, он уже совсем забыл об этом.

– Ах да, точно-точно. Мне сказали, что если я попробую одурачить вас, из меня сделают чучело и поставят на всеобщее обозрение в Британском музее*. У него неплохое чувство юмора.

Чувство юмора? Она была уверена, что Рэйвен говорил совершенно серьёзно.

*Британский музей – главный историко-археологический музей Британской империи (ныне – Великобритании) и один из крупнейших музеев мира, второй по посещаемости, среди художественных музеев, после Лувра

– Должно быть, граф испытывает к вам особые чувства. Но ему нет необходимости ревновать ко мне только потому, что вы к нему безразличны.

Голос позднего гостя не звучал саркастически, так что он либо был храбрым, либо непробиваемым.

Если бы его слова услышал Эдгар, Ллойд уже точно не избежал бы участи музейного чучела. Но что бы кто ни говорил, Лидия была единственным человеком, который мог помочь Ллойду с его одержимостью фейри. Скорее всего, у Ллойда просто не было времени беспокоиться ещё и об угрозах графа.

– Мисс Карлтон, на счёт фейри! Я пытался не спать вчера, но она появилась наяву. Хоть я и спрятался в шкафу, она прошла прямо через дверь. Что мне делать?

Как только вошёл в комнату, даже не сев в кресло, Ллойд вернулся к разговору. Лидия решила, что у них нет времени для пустой болтовни, так что сразу же ответила.

– Я думала об этом, но нет лучшего способа отвадить ланнан-ши, чем жениться. Помнится, вы сказали, что не женаты.

– Да, но… жениться? – растерянность появилась в его глазах.

Иного выхода не было, но Лидия понимала, что вопрос женитьбы не решается вот так запросто.

– Значит, другого пути нет?

– Бывали случаи, когда ланнан-ши сами переносили внимание на другого человека, но я уверена, что мы не можем ждать, так ведь? Но неоспоримый факт, что они привязываются только к холостякам.

Ллойд уставился в пол, обдумывая новые сведения.

– Уверена, самой большой проблемой будет найти невесту.

-В действительности есть женщина, которую я люблю. Но её семья не одобряет нашего брака…

– О боже, почему же?

– Потому что мы из разных классов. Она рождена в дворянской семье, и я не могу сравниться с ней… – говоря это, он поднял голову и продолжил оправдываться. – Но она замечательная девушка. Она с самого начала отвечала на мои чувства, не заботясь о моём положении, и даже сказала, что готова сбежать со мной, если её родители не изменят своего решения.

Когда Лидия услышала о побеге, ей на ум пришла та самая история из книги, которую она начинала читать. И возможность воплощения такой истории в реальности, прямо у неё на глазах, было для Лидии безумно волнующе. Конечно, она не вправе посоветовать им воплотить замысел романа в жизнь, только потому, что это звучало очень романтично. Но именно от этого сейчас зависела жизнь Ллойда.

– Мистер Ллойд, конечно, вы не согласитесь жениться ни на ком, кроме неё, не так ли?

– Естественно, как же иначе? Даже если это моё спасение, в роли моей невесты я не могу представить никого другого.

«Какая преданная любовь», – подумала Лидия.

По приказу Эдгара Рэйвен наврал ей, что Ллойд был легкомыслен по отношению к женщинам, и сейчас Лидия лишний раз убедилась, что это было всего лишь глупое враньё.

– Тога вас волнует ещё что-то?

Ллойд ещё раз прокрутил что-то в голове.

– Не сказать, чтобы я не доверял её чувствам, но она из тех мечтательниц, которые любят саму любовь. Когда она заговорила о побеге, казалось, что она представляет себя героиней любовного рома. Но на самом деле до Гретна-Грина* больше 300 миль, и нет ничего романтичного в такой долгой поездке в трясущемся экипаже, и я беспокоюсь, что она может разочароваться в этой идеи на половине пути…

*Гретна-Грин –небольшая деревня на юге Шотландии (область Дамфрис-энд-Галловей). Расположена на границе Англии и Шотландии в устье рекиЭск. Расстояние от Лондона 324 мили (примерно 524 км).

Поездка в экипаже в 300 миль? Если подумать, Лидии ничего не было известно об организации настоящего побега. Её познания ограничивались недочитанным любовным романом, где опускались многие бытовые подробности.

Ничего не поделать с тем, что выросшая в уюте и достатке девушка относится к побегу из дома с возлюбленным, как к романтической прогулке. Но кое-что Лидия не понимала.

– Э-э, а где именно расположен Гретна-Грин?

– А? О, он в Шотландии. Небольшой городок недалеко от границы Шотландии и Англии.

«Ясно, это и вправду далеко».

– Это ваш родной город?

– Нет, я родился в Лондоне.

– Эм, тогда зачем вам уезжать так далеко? Если бы вы тайно сыграли свадьбу в ближайшем городе, то не было бы ничего, что могло бы разделить вас.

Тайная свадьба не так плоха, но будь это свадьба законная, на чести женщины не останется никаких шрамов. Хотя, если бы женщина жила с мужчиной вне брака или они получили бы разрешение на развод*, это было бы более бесчестным. То есть, если свадьба состоится, даже не одобряющие этот брак родители, не смогут ничего с этим поделать.

Но Ллойд опустил голову, словно бы обеспокоенный замечанием Лидии.

– Мисс Карлтон, вы, недавно приехали в Лондон?

– На самом деле, это так. Всю свою жизнь я прожила в Шотландии.

Что-то про себя поняв, он сказал:

– В Англии пара может называться мужем и женой, только если обряд был проведён по всем правилам христианской церкви*. Но в Шотландии законы другие: даже если венчания проходило не в церкви, если у жениха и невесты есть свидетели, брак считается заключённым. Это значит, что если у вас нет времени на выполнение всех надлежащих процедур, или вы хотите без постороннего вмешательства стать мужем и женой, то единственное место для проведения брачной церемонии – Шотландия.

*…разрешение на развод. – В 19 веке в Европе браки заключались в основном по канонам христианской церкви, а разводы считались богопротивными. Для того чтобы расторгнуть брак было необходимо получить разрешение на развод от человека, занимающего высший церковный чин. В случае упорного нежелания одного из супругов совершать развод, а также если пара занимала высокое положение в обществе, разрешение на развод могло запрашиваться даже у Папы Римского.

*При бракосочетании по христианскому обряду одним из обязательных условий является благословление родителей.

Понятно. Но тема законного брака в Англии не имела к Лидии никакого отношения. Несмотря на то, что и Англия, и Шотландия находились под властью Великобритании, изначально они были отдельными странами и имели свои собственные законы. Из-за этого беглые браки*, признанные незаконными в Англии, в Шотландии считались законными.

– Гретна-Грин это место, где можно пожениться, как только пересечь границу. Для совершивших побег британцев это свадебный рай.

– О, вот как. Но, думаю, на поезде будет всё же быстрее, чем в карете.

– В её любимой книге герои едут в карете. Похоже, ей хочется как можно дольше соответствовать сюжету романа, и если мы можем сделать это, то я хочу, чтобы её мечта воплотилась в жизнь.

«Он, должно быть, действительно заботится о дорогой ему девушке», – подумала Лидия и кивнула, симпатизируя ему.

– Если вы с ней уже всё так подробно обсудили, то вам остаётся только решиться на это. Она мечтает

*…беглые браки. – В Гретна-Грин такие браки назвали «кузнечными», так как несовершеннолетних беглецов женил глава деревни, кузнец.

повторить книжную историю, и раз уж она хочет сбежать с вами, думаю, она серьёзна.

– Вы так считаете?

– В любом случае, почему бы вам не попробовать поговорить с ней ещё разок?

Ллойд обеспокоенно посмотрел на Лидию, продолжая горбиться, но, в конце концов, выпрямился. Я пойду и поговорю с ней.

– Ах, когда будете обсуждать побег, убедитесь, что солнце ещё не село. Могут быть проблемы, если ланнан-ши узнает, что вы пытаетесь отделаться от неё.

Ллойд нервно оглядел комнату.

– Всё в порядке. Сейчас здесь нет сида*. Но обычно она находится рядом с вами. Как правило, ланнан-ши появляются на закате или ночью, но будьте осторожны и в тёмные дождливые дни.

– Спасибо вам огромное. Вы по-настоящему добрая девушка. Не знаю, как могу отблагодарить вас.

Его улыбка была беспомощной, он был таким человеком, который, хоть и не может помочь, но протянет руку помощи. Хоть он и был мужчиной, этого было мило.

*Сиды – правильнее называть их «ши» – аристократы Волшебной Страны. Они ведут свой род от ТуатаДе Дананн, исконных обитателей Эрина.

Лидия определенно имела о нём хорошее мнение.

– Эм, я знаю, что вы и так сделали очень многое, но могу я просить вас ещё об одной услуге?

– Конечно, о какой?

– Можно я воспользуюсь вашим именем? Я хотел бы отправить ей письмо с просьбой о встрече, но, если на нём будет написано моё имя, оно, вероятно, не попадёт к ней в руки.

Конечно, это было довольно легко для Лидии.

Воодушевлённый тем, что Лидия без колебаний согласилась на его просьбу, зарядившись решимостью, Ллойд пошёл домой, выглядя так, словно к нему вернулись силы.

*

Мистер Браузер довольно наблюдал, как его дочь Норма счастливо уезжает из дому в компании графа Эшенберта. Его малообщительная дочь, чьим единственным увлечением были конные прогулки, похоже, начала понимать, что мужчины из аристократов могут охотно к ней присоединиться.

Что касается Ллойда, Браузер был уверен, что тот ни разу даже не садился на коня.

На его взгляд, Норма полностью поддалась очарованию графа. Конечно, это было так. Граф намного больше подходил его дочери, чем охотящийся за деньгами человек, такой как Ллойд.

– Интересно, что граф думает о Норме? Вы что-нибудь слышали? – спросил Браузер гувернантку дочери, которая только что подошла к нему.

– Он говорил, что она честная и невинная юная леди.

– Это означает, что у нас есть шанс?

– Она леди, которую я обучала. Нет джентльмена, которому не было бы приятно находиться рядом с ней, – с гордостью ответила она.

«Конечно же», – подумал Браузер.

– Но у графа так много знакомых женщин.

– Все они просто его приятельницы. Не похоже, чтобы хоть одна из них заставила его задуматься о браке, – словно прерывая течение своей речи, гувернантка понизила голос. – Несмотря на это, я слышала, что он ухаживает за девушкой того же возраста, что и миледи.

– Это правда?

– Всего лишь слух, но она дочь профессора, которым восхищается граф, и в газетах даже писали, что она его истинная любовь. Но она не из высшего общества, так что не думаю, что это что-то серьёзное.

Хоть гувернантка и сказала так, но её слова о том, что она ровесница Нормы, обеспокоили Браузера. Граф Эшенберт только недавно вернулся в Англию, а до того довольно долго жил за морем, и, кажется, он не придавал значения семье, из которой вышла его невеста. И, если он была дочерью семьи, с которой у графа были хорошие отношение, небольшая разница в их статусах не должна была стать преградой для брака.

– Как зовут эту женщину?

– Кажется, мисс Лидия Карлтон.

Браузер резко остановился и метнулся взглядом к столу перед ним.

Все письма, адресованные Норме, сначала попадали к нему, её отцу. Конечно, так было потому, что он планировал убирать письма от Ллойда.

В этот раз на конверте мелькнуло незнакомое ему имя, но, поскольку это было имя женщины, он решил, что это может быть новая подруга Нормы.

Он снова нашёл это письмо. Адресантом была Лидия Карлтон. Не колеблясь ни минуты, он сорвал печать. Внутри было письмо от Ллойда, где он просил Норму о встрече.

– Что это значит?

Возможно, Ллойд неспроста сблизился с этой Лидией, которая была знакомой графа?

«Было бы здорово, если бы Ллойд просто отказался от Нормы и переключил своё внимание на эту девушку, охмурив и сыграв с ней свадьбу – да пусть делает с ней что угодно, но забудет о его дочери!» – подумал он, собираясь порвать письмо в клочья, но остановился, придумав кое-что.

«Это может быть мне на руку. Я пойду на место встречи и сам увижусь с этим Ллойдом», – решил Браузер.

*

В скором времени Ллойд, веривший, что его письмо в целости и сохранности попало в руки мисс Нормы, пришёл в дом Лидии, чтобы услышать о согласии Нормы на побег. Но даже так, фейри всё ещё высасывала из него жизненные силы. Свадьбу лучше было сыграть как можно скорее.

Узнав, что побег назначен на следующую ночь, Лидия вздохнула с облегчением. Оставалось только присматривать за ними и надеяться, что у них всё получится. Конечно, ей не очень хотелось разводить пустые хлопоты, но Ллойд искренне верил, что без помощи и активного участия Лидии ничего не получиться.

В тот же день, приняв решение, Лидия пробралась в кабинет Эдгара. Она хотела поискать тот любовный роман, что узнать больше информации о побеге двух влюблённых, которая могла помочь Ллойду во время их путешествия. Осмотрев полки книжного шкафа, она быстро заметила знакомую синюю обложку. Испытав облегчение, она схватилась за неё, желая забрать её с полки, но, как только она потянула её на себя, остальные книги, ютившиеся на той же полке, лавиной начали падать на Лидию.

– А-а!

Лидия вздрогнула от удивления, увидев у своих ног небольшую кучку упавших книг. Испуганная произведённым грохотом, она неподвижно стояла, забыв даже дышать. А затем последовал голос, который она меньше всего сейчас желала услышать.

– Добро пожаловать в мой кабинет.

Это был голос Эдгара, который, как была уверена Лидия, не должно было быть дома.

Лидия запаниковала, пойманная на вторжении в его кабинет.

– Эм, прости, я… Я едва прикоснулась к ним. Эмм, я ничего не могла сделать, дверь была приоткрыта…

– Ты всегда можешь прийти, как в мой кабинет, так и в мою комнату.

Подойдя к ней, он, должно быть, заметил книгу, которую Лидия держала в руке. Он улыбнулся так, словно получил долгожданный знак.

– Это была меленькая ловушка: если потянуть за эту книгу, остальные попадают вслед за ней.

А?

– Зачем?

– Я подумал, что если бы тебе стал интересен любовный побег, ты бы, естественно, полюбопытствовала, что произошло в оставшейся части истории.

– Ч-что у тебя на уме?!

– Так что, услышав шум, я незамедлительно прибыл на место преступления и поймал тебя.

«Поймал меня? Место преступления?!»

Лидии показалось, что он сравнил её с вольной птичкой, попавшейся в ловушку. Он подошёл к ней вплотную, и она попробовала сделать шаг назад, но в итоге оказалось зажата между ним и книжным шкафом.

– Что же для тебя значит тот, с кем ты решилась сбежать?

Он заговорил глубоким, мелодичным голосом, одновременно поигрывая с рыже-коричневыми волосами Лидии и накручивая их на палец.

– Ты должна ответить мне, или я не дам тебе взять эту книгу.

– Меня не интересует побег. Друг… Да, мой друг хочет сбежать со своей возлюбленной, так что, я подумала, что должна знать, как это происходит. Так я смогу придумать, как могу им помочь.

Эдгар помрачнел.

– Ты ведь не виделась с Ллойдом снова, не так ли?

Откуда он знает?!

– Какая тебе разница? Я решила, что отпраздную его свадьбу. Это так, мистер Ллойд любит девушку, на которой собирается жениться. Ты, конечно, плохо о нём думаешь, но он очень хороший человек.

– Лидия, если мужчина скажет, что у него есть возлюбленная, большинство девушек не станут искать в его действиях тайного смысла. Ты можешь легко угодить в ловушку, расставленную человеком, который вдохновлено рассказывает о своей большой любви, жалуется на свою неопытность и остаётся с тобой наедине, прося совета.

– Т-такое только ты мог бы придумать!

– Я волнуюсь. Ты слишком мягкосердечна и добра к другим. Я боюсь, что тебя может обмануть плохой человек.

– Среди всех моих знакомых – именно ты являешься плохим человеком, постоянно желающий меня обмануть. Почему бы тебе не прекратить играть в свои игры, вешая всем окружающим тебя людям лапшу на уши, как праздничные гирлянды на ёлку?

– Я никого не обманываю.

– Ладно, тогда брак по договорённости с семьёй той девушки, с которой ты периодически видишься, будет прекрасен, мои поздравления.

Высказав переполнявшее её, Лидия проскользнула мимо него. Но Эдгар с озабоченным выражением схватил её за руку.

– Подожди, я не знаю, от кого ты слышала это, но ни о какой брачной договорённости и речи не шло.

– Служанки сплетничали. Внушительный джентльмен пришёл сюда, принеся тебе благодатное приданное на блюдечке с голубой каёмочкой, и попросил тебя взять в жёны его дочь, так ведь? И поэтому ты теперь каждый день встречаешься с ней.

– Ты ошибаешься, мой знакомый просто попросил меня поднять настроение его дочери. Я уже сказал им, что у меня есть та, к которой я питаю серьёзные чувства…

– Ох, не знала, что у тебя есть такой человек.

– Лидия.

Он выглядел необычайно обеспокоенным, что заставило Лидию чувствовать себя победительницей, впервые с момента их знакомства.

– Действительно, ты сам только что рассказывал, что говорить с девушкой о своей великой любви – первый шаг для завоевания её сердца, не так ли? Удачи тебе в этом.

Обычно Лидии никогда не хватало слов, чтобы переспорить его, но сейчас она осталась довольна собой.

С силой открыв дверь, она вышла из его кабинета, но когда вернулась к себе домой, снова почувствовала, как гнев нарастает.

«Он на самом деле такой бабник. Но интересно, это брачное соглашение – правда?»

Для Эдгара, который занимал положение графа, было не удивительно каждый день общаться с богатыми родителями, мечтающими выдать за него своих дочурок.

Для Эдгара, который сейчас был графом, не было бы неожиданность, если бы многие родители, желающие, чтобы он женился на их дочерях, выстроились в очередь. Не имело значения, какие сладостные речи говорил о ней Эдгар, Лидия считала себя серой мышкой в сравнении с юными аристократками.

Она думала обо всём этом, и, чем больше думала, тем меньше радости чувствовала от своей словесной победы, и всё сильнее впадая в уныние. Но у неё оставалось ещё незаконченное дело, ей было важно найти больше сведений об организации побега. Пытаясь сосредоточиться на своей задаче, Лидия открыла книгу.

«В освещённую лунным светом ночь два окрылённых любовью сердца покинули свои дома, спеша на встречу друг с другом. С этого начинался их побег от навязанной обществом жизни.

Карета, запряжённая четвёркой лошадей, галопом пронеслась по улицам города.

-Сколько миль ещё пронесётся мимо нас, пока мы достигнем Шотландии?

Из тёмных переулков города за ними зорко шла слежка тех, кто мечтал разорвать их в клочья».

Захваченная историей, Лидия и думать забыла о своих терзаниях.

*

– Просто невероятно, наша мягкосердечная Лидия хочет помочь кому-то сбежать, – пробормотал Нико, перепрыгивая через забор. Встав на четвереньки и притворяясь обычным котом, он преодолел переулок и быстро подошёл к кирпичному зданию.

Он убедился, что никто не видит его, когда вскарабкался на подоконник особняка, в котором, жила возлюбленная Ллойда.

– И всё равно, уезжать сегодня ночью слишком внезапно.

Ллойд хотел подождать, когда луна взойдёт, и пообещал встретиться со своей избранницей на окраине Лондона, желая незаметно с ней скрыться. Ллойд также попросил Лидию сопровождать его, когда придёт время. Так как дело касалось знатной леди Нормы, за ним, скорее всего, была установлена слежка. Если он сам наймёт карету для того чтобы выехать за пределы Лондона, вполне вероятно, что их побег мгновенно рассекретят. Но если вместе с ним будет Лидия, никому и в голову не придёт, что он собирается сбежать с леди Нормой, и в сопровождении ещё одной девушки.

В этом плане побега нашлось место и для Нико – он должен был убедиться, что дочь Браузера благополучно уйдёт из дома, никто её не заметит и за ней не будет «хвоста». Лидия попросила его помочь Норме, в случае чего, будто это было плёвое дело, но Нико подумал про себя: «И чем я тут смогу помочь?».

– Вот мука. Как же мне не хочется этого делать.

Он заглянул в комнату, из которой лился свет – должно быть, там начинался банкет, так как толпы людей беседовали друг с другом. Было там и несколько юных леди, но сразу можно было догадаться, кто из них леди Норма. Эта девушка казалась простушкой, она слушала других и отвечала с застенчивым выражением на лице. Её одежда была экстравагантна, но создавалось впечатление, что она не вписывается в это место, заполненное роскошно одетыми людьми. Даже приглашённые юноши прошли мимо дочери хозяина дома, возможно, потому что она не выделялась, или потому что они не испытывали к ней интереса. Девушка, привыкшая к такому к себе пренебрежению, должно быть думала, что Ллойд является кем-то особенным.

Тем не менее, девушка продолжала скромно сидеть в сторонке. Если она не поторопится, то опоздает на встречу, но, казалось, что её это не волнует – Норма не выказывала никакого волнения и нетерпения.

– Хм? – как раз в этот момент Нико заметил светловолосого молодого человека, который подошёл к ней, и прижался носом к окну.

– Разве это не граф?

Со спокойной нежностью и совершенной улыбкой, он склонил своё лицо к лицу девушки и прошептал ей что-то. Тут нельзя было допустить ошибку: повеса. Эдгар уже был известной фигурой в светском обществе. Кажется, этот дом тоже принадлежал выходцу из высшего класса, так что неудивительно, что его пригласили на этот бал. Однако если он был заинтересован в леди Норме и собирался не отходить от неё ни на шаг, то она не сможет выскользнуть из дома.

– О нет, это плохо.

Нико покружил по террасе и проник внутрь через открытое окно.

Когда он направлялся в тот просторный зал, в котором они находились, он услышал голос, идущий из другой комнаты.

– Милорд, так мистер Ллойд обещал больше никогда не появляться перед юной мисс?

– Кто знает, он молчит, но, должно быть, наконец, понял.

Тот, кого назвали милордом, судя по всему, был лордом этого дома, Браузером. А женщина была не служанкой, а, скорее, гувернанткой его дочери.

– Хотя он удивился, что в тайное место, где он предполагал встретиться с Нормой, явился я.

«А?»

Нико в замешательстве наклонил голову. В руки к этому старику попало письмо, которое должна была открыть Норма?

– Я сказал ему, что Норма сама показала мне письмо. И что ей сделал блестящее предложение граф Эшенберт, в которого она без памяти влюблена, и что ей больше не нужен никто другой.

– Он в это поверил?

-Я позволил ему увидеть Норму издалека. Это было, когда граф пригласил её покататься на лошадях по Роттен-Роу*. Увидев, как они с удовольствием проводят вдвоём время, он должен был понять, что потерял её.

Минуточку. Разве Ллойд не пообещал сбежать с Нормой сегодня ночь?

– Услышать об этом настоящее облегчение. К тому же, он сблизился с юной мисс в погоне за её состоянием. Он не стал тратить зря время, когда узнал, что у него нет шанса.

Погоня за состоянием? Нико навострил уши, стараясь услышать ещё что-нибудь.

*Роттен-Роу – знаменитая королевская дорога для верховой езды. Конный маршрут проложил Вильгельм Оранский в XVII веке. Дорога соединяла Кенсингтонский и Сент-Джеймский дворцы. Аристократы называли дорожку «routederoi» – «королевская дорога». Но обычные лондонцы назвали ее «rottenrow» – «гнилой ряд».

– Слава богу, я слышал, он мошенник, который обманывал богатых девушек, побуждая их направо-налево тратить свои деньги во время бегства, но я никогда и подумать не мог, что он нацелится на мою дочь.

– Мне тут вспомнилось, мистер Ллойд, кажется, сблизился с юной леди, которую, по слухам, не раз видели с графом.

– Это совсем другое дело. Мне всё равно, с какой девушкой сбежит этот человек, лишь бы она не имела ничего общего с нашей семьёй.

Бессовестно проговорил Браузер, слегка приподняв уголки губ.

Это… О нет, неужели это Лидия?

– М-да, – Нико встал на задние лапы и скрестил руки, обдумывая всё это.

Ллойд сказал Лидии, что Норма согласилась бежать с ним. Так почему он соврал? Если он знал, что она не придёт, значит, он прямо сейчас направлялся к окраинам с Лидией. А это значит, что он планирует взять с собой Лидию вместо Нормы.

Прежде чем ланнан-ши высосет все его силы, Ллойду необходимо жениться, чтобы спастись. Лидия не имела состояния, сравнимого с тем, что было у семьи Браузер, но сейчас для Ллойда его жизнь была намного важнее денег.

– И правда, он казался человеком, который без труда сходился с женщинами, и, когда Норма оказалась вне его досягаемости, он положил глаз на Лидию, которая выказала ему свою доброту. Блин, я не должен терять здесь время!

Но когда Нико уже собрался вынырнуть из-за двери, и помчаться к Лидии, кто-то схватил его за шкирку. Нико повис в воздухе.

– Я наконец-то нашла тебя, мелкий вредитель. Как ты только посмел опрокинуть пудинг, на который мы потратили целую кучу времени!

Пухлая женщина была одета в белый передник, местами заляпанный мукой. Она сильно встряхнула Нико, от чего он непроизвольно зашипел, и пошла куда-то вместе с ним.

– Нет, это не я! – он изо всех сил пытался вырваться, дрыгая ногами, но служанка даже не думала ослаблять хватку.

– Я не кот! Эй, отпусти меня! Мех помнёшь! – Нико кричал, надрывая горло, но для ушей служанки это было всего лишь мяуканьем безмозглого кота.

– Слава Всевышнему, я должна тебя бросить в чан для стирки.

– Нет, стой, – Нико безумно оглядывался, ища пути для бегства.

А потом ему на глаза попался Эдгар, который стоял у подножия лестницы. Он был наедине с Нормой, которую, должно быть, вывел из зала, и казалось, что он полностью погружён во флирт. Он шептал что-то девушке на ушко и держал её за руку, из-за чего её щечки мило краснели.

– Эй, граф! Иди сюда и помоги мне!

Эдгар всего посмотрел в сторону Нико и служанки, а потом, будто ничего не случилось, повернулся к девушке. И даже небрежно положил ей руку на плечо.

– Да ладно, тебе женщины важнее меня, да?!.. Ты подлец, бабник чёртов! Да тебе же плевать, что происходит с Лидией!

– Прошу прощения, мисс, – окрикнул служанку Эдгар, быстро направляясь к ним.– Этот кот – мой питомец, которого я привёз с собой. Возникли какие-то проблемы?

Названный питомцем Нико чувствовал себя униженным и оскорблённым, но, потом хватка служанки ослабла, она извинилась перед графом, а Нико оказался на земле. Облегченно вздохнув, он решил на этот раз простить графа за нанесённое оскорбление.

– Нико, что случилось с Лидией?

Но затем он оказался снова поднят за загривок, теперь уже Эдгаром.

– Эй, не хватай меня.

– Где Лидия?

Этот эксцентричный граф… он даже не подумал отпустить его, требуя ответов. Нико неохотно остался висеть в воздухе, как нашкодивший кот. Ему ничего не оставалось, кроме как рассказать всё графу.

-Ллойд сказал Лидии, что пообещал сбежать сегодня ночью с дочерью хозяина этого дома, и попросил её о помощи. Этот человек одержим фейри, и он умрёт, если не отпугнуть фейри, женив его на ком-нибудь, а Лидия была слишком добра к нему. Прямо сейчас они вдвоём должны направляться к тому месту, где он собирался встретиться с леди Нормой, на окраине Лондона.

– Сбежать сегодня ночью? Но она сейчас прямо здесь и, кажется, не собирается уходить. К тому же, бал вот-вот начнётся.

– Вот я и говорю, что Ллойд обманул Лидию! Видимо, поняв, что с этой ему ничего не светит, он решил взять с собой Лидию и заставить её выйти за себя замуж…

Вдруг Нико свободу и недолгое чувство полёта, после чего жёстко приземлился на лапы.

Напряжённый Эдгар коротко извинился перед обескураженной леди Нормой, которая до этого оторопело наблюдала за разговором графа с котом.

Нико обиженно фыркнул, и поспешил вслед за Эдгаром.

Кэб, в котором ехали Лидия и Ллойд, оставил позади тесные улочки Лондона и выехал на лесную грунтовую дорогу. В промежутках между невысокими деревцами виднелась полная белая луна, медленно ползшая по потемневшему небу. Лидия посмотрела на неё со странным чувством. Обстановка напомнила ей сцену с тайным побегом из любовного романа. Для Нормы это было романтической поездкой, о которой она так мечтала.

– Надеюсь, ей удалось безопасно выбраться.

Ллойд всю дорогу выглядел нервным и сидел молча, устремив глаза на проплывающий за окном пейзаж.

Он сказал ей, что дальше по дороге будет хорошо отличимое место, где стояли рядом два высоких дерева. По-видимому, это место встречи тоже было взято из романа. Лидия собиралась проследить за их отъездом и вернуться обратно в Лондон.

– Мистер Ллойд, вы себя хорошо чувствуете?

– Да, я в порядке. Но фейри всё ещё рядом со мной, не так ли?

– Не похоже, чтобы она была внутри кэба… – прошептала Лидия. – Если она услышит про побег, она может попытаться вмешаться, так что даже если вы встречаетесь с мисс Нормой, вы не должны говорить об этом,

Он кивнуть ей, но потом долго, напряжённо, смотрел Лидии в глаза. И вдруг выражение лица Ллойда изменилось, сделалось печальным и отчаянным.

– Мисс Лидия, я должен извиниться перед вами.

– А?

– Честно говоря, Норма не придёт.

Удивлённая Лидия подалась вперёд:

– Не понимаю. Что случилось?

– Она должна найти своё счастье с правильным мужчиной, которого заслуживает. И подумав об этом, я понял, что мне нужно отступить.

– Но тогда вы не сможете избавиться от ланнан-ши.

– Да, но я всё равно буду счастлив, до тех пор, пока будет счастлива она, – на его лице была видна непоколебимая решимость и уверенность в своих словах.

«Но, если он решил отказаться от Нормы, то зачем мы сейчас поехали на окраины Лондона? Будто он до сих пор собирается совершить побег без Нормы… не собирается же он ехать в Шотландию вместе с Лидией?»

Как только она захотела подтвердить свои догадки, и потребовать у Ллойда объяснений, он схватил её за руки, притягивая их к себе.

– Я прошу вас о милости. Мисс Лидия, пожалуйста, забудьте о графе Эшенберте.

– Э, что… что вы…

– Похоже, теперь граф ухаживает за Нормой, и она испытывает к нему чувства. Я видел, какими счастливыми они выглядели вместе, наслаждаясь конной прогулкой, и обществом друг друга. Она тоже выглядела намного счастливее, чем когда была со мной.

«Боже мой, получается, женщина, с которой Эдгар встречался последние дни была мисс Браузер?»

– Сэр Браузер думал обо мне как об охотнике за их семейным состоянием, но я искренне любил Норму. Я хотел, чтобы он понял это, но потом он сказал, что я должен взять вас, мисс Лидия, я должен разлучить вас с графом. Так будет лучше для всех.

– М-между мной и Эдгаром ничего нет, и не было.

– Я понимаю. Совсем немного, но мне тоже показалось, что граф просто дразнит вас. Но тогда ничего страшного, если вы предпочтёте графу кого-то другого, вы не будете страдать по нему, ведь так? В любом случае, когда граф поймёт, что потерял вас, он сможет быть с Нормой, правда же?

Лидия понятия не имела о том, что Эдгар ухаживал за леди Нормой. У Лидии появилось странное для неё желание – поверить в то, что Эдгар всего лишь играет с леди Браузер, а потом намерен бросить её. Такие чувства были новы для Лидии, она сделала глубокий вдох, попыталась выкинуть эти глупости из головы.

– И что же вы собираетесь теперь делать?

– Пожалуйста, побудьте со мной чуточку подольше. Только это. Я в любом случае не стану вредить вам.

Похоже, он планировал сделать видимость их побега. Если семья Браузер предложила Эдгару брачную договорённость, то он узнаёт о том, что Лидию похитили, от слуги Браузера, который следил за Ллойдом. Когда Эдгару скажут, что мужчина, ухаживающий за леди Нормой ради денег, сблизился с Лидией, даже он поверит. Скорее всего, какие бы чувства не питал к ней Эдгар, они исчезнут, когда он узнает о её побеге с другим мужчиной. Да, Эдгар мог отказаться от неё – от девушки, которая не стала слушать его предупреждения и, проникнувшись симпатией к охотнику за чужими деньгами, сбежала с ним.

Но Ллойд не был охотником за деньгами. Но не имело значения, что он честный и искренний человек, ситуация для Лидии от этого не становилась лучше, всё было очень плохо…

Плохо? Эдгар потеряет интерес к ней. Только и всего, ничего кроме.

– Я высажу вас в ближайшем городе. Оттуда вы сможешь вернуться в Лондон поездом.

Таким образом, не будет никаких слухов о неудавшемся побеге, и если что и достигнет ушей графа, так это рассказ о небольшом рандеву длительностью в несколько часов. Всё выходило так, словно Ллойд заботился о том, чтобы Лидии ничего не помешало вернуться к своей обыденной жизни и обыденной работе в графском доме.

«Кого волнует, если Эдгар изменит своё отношение ко мне. Это просто будет означать, что он низкопробный легкомысленный человек. Только и всего», – прокрутив это в голове, Лидия попыталась не обращать внимания на ноющий шип, терзающий её сердце. Она всего лишь хотела помочь Ллойду как фейри-доктор. Ей не о чем было сожалеть. Поскольку она не смогла спасти его, то она, по крайней мере, убедиться в серьёзности отношений Эдгара и Нормы. Это казалось довольно просто, когда она прокручивала это в голове.

– …Я ошибся?

– А?..

– О нет, мисс Лидия, пожалуйста, не плачьте.

«Я плачу?» – взволнованная Лидия быстро прикоснулась к своим щекам, на которых остались мокрые дорожки от слёз.

– О, нет, в Лондоне был кто-то, кого вы любили? … Это граф, граф тот, о ком вы сейчас думали, так ведь?

– Нет, нет! Это абсолютно невозможно, – но даже сама Лидия не знала, почему её сердце так ноет.

– Извините, я не хотел ранить вас, – встревоженный и потерявший равновесие, Ллойд опустил голову на руки. Но затем снова поднял её. – Мы возвращаемся назад. Я был неправ, впутывая вас во всё это.

– Нет, я… я в прядке. Пожалуйста, едем…

Внезапно кэб сильно тряхнуло.

Они услышали конское ржание, а их отбросило на сидения. Лидия ударилась плечом о стенку и, терпя боль, почувствовала, что экипаж замедляется.

– Ч-что случилось?.. – ей как-то удалось подняться.

Через оконце она увидела, что кучер был без сознания, вяло осев на козлах.

За окном виднелись освещённые лунным светом деревья и тени лошадей, которые не были запряжены в их кэб.

Седланные лошади. А где же тогда их всадники? Лидия сперва подумала, что они столкнулись с кем-то на распутье дорог, но рядом с лошадью не было никого. Когда она обернулась к Ллойду, одно из окон разбилось, в наступившей тишине это прозвучало как гром, посреди ясного неба. Прежде чем Лидия успела закричать, чья-то рука ухватила Ллойда за шею. Его прижало к дверце и рука начала сжиматься, пытаясь его задушить.

Дверь с другой стороны распахнулась, и Лидию вытащили наружу.

– Нет, отпустите! У нас нет денег!

– Лидия, это я.

Знакомый нежный голос. Когда она подняла взгляд, то встретилась с пепельно-лиловыми глазами, смотревшими на неё вблизи.

– …Эдгар?..

– Я так рад, что успел. Я не знал, что и делать, если бы я не смог догнать вас, – проговорил он, обхватив её руками.

Он гладил её волосы, как будто бы успокаиваясь от этого, что заставило Лидию прильнуть к нему, убедившись, что её предположение о том, что Эдгар может изменить своё отношение к ней, было всего лишь её воображением.

– Ты испугалась? Но сейчас всё хорошо. Я прослежу, чтобы он за всё заплатил.

Лидию обняли ещё крепче, но она пришла в себя.

– Рэйвен, вытащи его.

Верный слуга Эдгара грубо вытолкнул Ллойда. Увидев, как он, кувыркнувшись, выпал из кэба, Лидия хотела подбежать к нему и помочь, но лежавшие на ней руки не позволили ей сделать этого.

-Пожалуйста, не будь грубым с мистером Ллойдом.

– Он похитил тебя.

– Похитил? …Ты не думаешь, что я сбежала?..

– Ты никогда не открыла бы своё сердце иному мужчине, кроме меня.

«Я бы и тебе его никогда не открыла».

– Неважно, были кое-какие обстоятельства.

– Он попытался опозорить честь моей дорогой леди. Я никогда не прощу его.

Это выглядело так, словно Эдгар, который ни на дюйм не двигался с места, был в ярости. Но в ответ на его гнев Лидия почувствовала упрямство.

– Всё это случилось, потому что ты пытался соблазнить его возлюбленную, между прочим!

– Я никого не соблазнял. Лорд Браузер всего лишь попросил меня сделать так, чтобы леди Норма заинтересовалась подходящим ей джентльменом.

Но даже так, он, счёл это забавным и решил повеселиться.

– Но из-за этого лорд Браузер решил, что вы с леди Нормой успешно заключили договорённость. Поэтому он подговорил мистера Ллойда увезти меня, чтобы заставить тебя потерять интерес ко мне.

Лидия хотела успокоить Эдгара, но, похоже, её вкрадчивые слова только ещё больше разожгли пламя его гнева.

– Так он пытался опозорить мою любимую и разделить меня с тобой? Чертов лис, я никогда не заключал никаких соглашений, так он ещё и с Ллойдом сговорился!

– Как я уже сказала, ты ошибаешься…

– Если он думал, что я изменю своё мнение, то сильно просчитался. Лидия, я по опыту знаю, что ты не из тех женщин, которые могут так легко упасть в объятия мужчины. Поэтому я уже давно решил. Я совершенно не намерен отказываться от тебя. Если бы я не смог догнать вас и тебя бы заставили выйти замуж за Ллойда, я планировал потянуть за ниточки, чтобы заставить их аннулировать его, и даже серьёзно думал о том, чтобы подкупить епископа* Англиканской церкви.

– А?.. – озадаченная, она подняла голову и встретилась с его тоскливым взглядом, полным боли.

Если Лидия не собиралась делать этого, даже в том случае, если бы брак был заключен по всем правилам, он по-прежнему намеривался ухаживать за ней. Это было так неожиданно, что она и не знала, как на это реагировать.

«Может, он просто ловко сказал то, что на самом деле не имел в виду?» – хоть она и думала так, не смогла не покраснеть.

Но одним из методов Эдгара было использование угроз и шантажа. Лидия не нашлась, что сказать, и он, должно быть, решил по её реакции, что она всё поняла, так что Эдгар подошёл к Ллойду, которого всё ещё удерживал Рэйвен.

*Епископ – в Христианской Церкви – священнослужитель третьей (высшей) степени священства. Высшее лицо в территориальных церквях, таких, как англиканская.

– Мистер Ллойд, похоже, Лидия просто пожалела вас, но я не настолько сердобольный. С человеком будет всё в порядке, только если он планирует побег ради семейного счастья. Я объясню вам, что с вашей стороны было ошибкой пытаться наложить на неё руки.

Лидия вцепилась в Эдгара, который схватил Ллойда за шиворот, пытаясь остановить его.

– Нет, не бей его, Эдгар! Мистер Ллойд искренне любит леди Норму. Он решил, что, раз она испытывает к тебе чувства, он сдастся и сделает так, как сказал сэр Браузер, ради её же блага!

– Эй, Лидия, ланнан-ши…

Их перебил Нико. Видимо, он приехал вместе с Эдгаром, потому что сейчас стоял на крыше кэба и указывал лапой в небо.

Женская фигура, освещаемая светом луны, молчаливо парила в воздухе, её длинные белые волосы развевались на ветру. Должно быть, она услышала о побеге и свадьбе. Фейри, специально сделавшая своё тело видимым человеческому глазу, плавно скользнула вниз, приземлившись перед Ллойдом. Казалось, что её почти прозрачная кожа испускала неяркий свет, одета она была в тонкое-тонкое, казавшееся невесомым одеяние. Она была невероятно прекрасна, а в воздухе вокруг неё витали роскошь и зной.

Она посмотрела на Ллойда своими ясными, чистыми, как родниковая вода, глазами, и он замер на месте.

Даже Эдгар застыл в изумлении, захват его руки, державшей Ллойда, ослаб. Казалось, он испытал прилив благоговения при внезапном появлении существа не от мира сего.

Ланнан-ши медленно подняла руки, словно собираясь заключить Ллойда в объятья.

– Нет, стой! – закричала Лидия.

Ланнан-ши собиралась подавить волю Ллойда и забрать его в мир фейри, туда, где он не сможет сбежать от неё.

– Мистер Ллойд, не смотрите на фейри!

Однако Ллойд не мог сопротивляться власти фейри, и заворожено протянул руку в её сторону.

– Пожалуйста, подожди, не забирай его! – Молодая девушка, крича, выбежала из-под сени деревьев.

Кажется, она также приехала на коне, и всё это время тайком наблюдала за ними.

Она схватила Ллойда за руки, которые почти коснулись ланнан-ши, словно крадя их у неё, и встала между ними. Она дрожала, но не отпускала его рук, с твёрдой решимостью смотря на фейри.

– Э-этот человек – мой жених! Ты не сможешь овладеть им!

– Норма, – слабо, едва слышно прошептал Ллойд.

– Я так удивилась, когда граф разговаривал с кошкой. Ах да, я не могла поверить, что кошка говорит, но она и вправду говорила, но больше всего меня удивило, что она сказала, будто ты одержим фейри и чуть ли не умираешь.… После этого я допросила отца. Он рассказал мне всё, и я примчалась сюда так быстро, как только смогла.

– Но, Норма, ты выглядела такой счастливой, когда была с графом, так что я подумал, что ты забыла обо мне…

– Ты мне не веришь? Так вот, я с самого начала сказала графу, что у меня уже есть любимый. И поэтому он сказал, что нам лучше сделать вид, что мы наслаждаемся компанией друг друга, чтобы мы могли снизить бдительность моего папаши. И пока мы этим занимались, он был достаточно любезен, чтобы дать мне несколько дельных советов по поводу моих проблем.

«Это был идеальный способ для того, чтобы она доверилась ему и не держалась с ним настороженно. Эдгар говорил много гадостей о Ллойде, он явно не был намерен помогать ему и Норме.

В следующее мгновение Лидии стало уже не до размышлений о замыслах Эдгара, потому что ланнан-ши схватила Ллойда за плечо. Норма всеми силами сопротивлялась ей, вцепившись в него с другой стороны. Ллойд тоже полностью избавился от влияния фейри, и закричал во всё горло:

– …О-отстань! Я люблю Норму. И я женюсь на ней!

Сильный ураганный ветер поднялся из ниоткуда. Длинные волосы ланнан-ши обвились вокруг Ллойда, словно они обладали собственной волей. Они были так сильны, что Ллойда почти вырвало из рук Нормы.

– Ланнан-ши, послушай меня! – закричала Лидия, – прошу, пожалуйста, оставь этого мужчину. Ты же существо, которое должно искать человека, посвятившего свою душу искусству, правильно?

Покачнувшись от ветра, Лидия продолжила.

– Обязательно найдётся человек, который возжелает, чтобы ты была его музой, больше, чем человеческую женщину!

На мгновение ей показалось, что фейри посмотрела на неё. Она почувствовала, как мощь магии фейри ослабла, из-за чего Лидия подумала, что ланнан-ши поняла её, и расслабилась. Однако.

– Но всё же, она по-настоящему прекрасна, – услышала она шёпот Эдгара.

– Дурак, не говори лишнего, – запаниковала Лидия.

В тот же момент ветер стих. Так случилось потому, что ланнан-ши перевела свой взгляд на Эдгара.

Лидия почувствовала, как холодный пот выступил на её теле.

«О нет, она хочет теперь завладеть Эдгаром». – Как она и боялась, фейри изящно повернулась и медленно двинулась к ним.

Тело Лидии среагировало быстрее, чем её мысли: она вцепилась в руку Эдгара.

– Нет! Не подходи! Ты не можешь этого сделать! Этот мужчина мой…

И вновь листья на деревьях зашуршали и сорвались с ветвей и под звуки бешеного ветра закружились вокруг них.

Лидия стояла, страшась нового порыва ветра, который мог смести их, и готовилась к нему, но продолжала держаться за Эдгара, чтобы его не забрали. И только когда она почувствовала, как пара теплых рук обвилась вокруг неё, словно защищая, всё смолкло.

Ланнан-ши исчезла, и нигде на темном лесном перекрёстке её не было видно.

*

Лунный свет заставлял тени лошадей непомерно вытягиваться, исчезая далеко за обочиной дороги.

Талию Лидии обхватывала рука Эдгара, так что они были очень близко друг к другу. Она хотела оттолкнуть его, но не могла сопротивляться. Ведь она сидела верхом на скачущей лошади.

Кэб увёз Ллойда с Нормой, после того как кучер очнулся, и сейчас они должны были находиться где-то по дороге в Шотландию.

Лидии оставалось только возвращаться домой вместе с Эдгаром, и так как она не умела самостоятельно сидеть в седле, происходящее сейчас было неизбежно. Немного позади них, на другой лошади, ехал Рэйвен вместе с Нико. Она спрашивала себя, не лучше бы ей было поехать с Рэйвеном, но даже если она попросит о подобном, её просьбу, скорее всего, проигнорируют.

– Интересно, будут ли их преследовать и смогут ли они спокойно сыграть свадьбу? – проговорила Лидия, так как дальше ехать в молчании было чересчур смущающе для неё.

– Я поговорю с сэром Браузером, чтобы он не делал такой бессмыслицы.

Голос Эдгара звучал немного раздражённо, возможно потому что он всё ещё не мог простить Браузера за его махинации с Ллойдом и Лидией.

Эдгара попросили отвести внимание Нормы от Ллойда, но, так как он, в конечном счёте, помог им сбежать, это означало, что для него это не было особо важно. Более того, он, вероятно, собирался потребовать от Браузера извинения.

– Кстати, Лидия, что ты тогда хотела сказать? – неожиданно наклонившись, прошептал Эдгар ей в самое ухо, обдав потоком тёплого воздуха. Его дыхание всколыхнуло волосы Лидии, и она задрожала.

– О-о чём ты? – Она попыталась сделать вид, что ничего не было.

– Когда ты защищала меня от фейри. Я твой любимый?

– …Мой работодатель.

Эдгар недовольно нахмурился и вдруг пустил лошадь быстрее. Не привыкшая к конным поездкам Лидия несказанно удивилась и изо всех сил сжала пальто Эдгара.

– Нет, помедленнее! Я же упаду!

– Только если скажешь правду.

Вероятно, бег лошади был не так уж и быстр, Но Лидии казалось, что они рассекают ветер.

– Это… Я просто сказала это, чтобы прогнать ланнан-ши!

– Ясно. Полагаю, я должен держать тебя крепче.

– Ты имеешь в виду, грубее!

Он засмеялся, крепче обняв её, чтобы она продолжила прижиматься к нему.

Он не сбросил скорость, но, в таком положении, она больше не чувствовала неуверенности и страха падения.

– Пока я груб, может, я должен похитить тебя и увезти в Шотландию? Что ты думаешь о том, чтобы сыграть свадьбу в твоём родном городе?

– О чём ты думаешь?!

Она запаниковала, потому что временами Эдгар действительно делал то, о чём говорил шутя. Когда она подумала об этом, почувствовала, что дорога отличается от той, по которой они ехали до этого. Лидия завертела головой по сторонам.

Заметив в отдалении здания Лондона, маячившие словно тени под лунным светом и будто бы приветствовавшие их, она расслабилась, но в то же

-656590-78168500время она немного жалела, что их прогулке суждено так скоро закончиться. Она подумала, что было бы не так уж и плохо, если бы их прогулка в лунную ночь продлилась чуточку дольше.

Сайд-стори 5: Магия Для Меня, Чтобы Достичь Тебя

(1) Что я желаю забыть

<Лондон, Хор>

Рождественские песни, исполняемые детьми, можно было услышать во всех уголках парка, окружённого безлюдными заснеженными аллеями.

Мальчики и девочки, одетые в однотипные зимние пальто, с воодушевлением пели. По их неровным голосам, устремленным к облачному небу, невольный слушатель мог сказать, что они усердно и старательно пели целый день.

С самого утра леди и джентльмены приходили к ёлке, установленной посреди расчищенной площадки, чтобы послушать детский хор.

– Лорд Эшенберт.

Эдгар, услышав своё имя, обернулся.

Он с лёгкостью отыскал взглядом леди с шарфом из лисьего меха и жемчужной брошью, что направлялась к нему, и поприветствовал её тёплой улыбкой.

Леди, подняв глаза, мельком глянула на золотистые волосы Эдгара, и щёки её опалил румянец. В смущении потупив взгляд, она не перестала улыбаться и кокетливо сложила руки.

– Милорд, спасибо вам за пожертвования. Благодаря вам воспитанники детского дома смогут провести Рождество в тепле и уюте.

Теми, кто сейчас всю душу вкладывал в пение, были дети, оставшиеся без родителей. И леди, и джентльмены, собрались здесь, чтобы пожертвовать малюткам деньги на Рождество.

Да, сегодня было Рождество. Возможно, из-за чувства вины, вызванного их жизнью в достатке, многие люди жертвовали свои деньги на благотворительность. Вот и люди из высшего общества, которые, обычно, ни в чём себе не отказывали, пытались успокоить свою совесть, пожертвовав малую толику своих средств.

Конечно, такая благотворительность не была совсем уж плоха. Она позволяла каждому провести Рождество спокойно и комфортно.

– Я рад, что смог помочь, леди Эмилия. На самом деле, меня сильно тронуло ваше страстное желание помочь этим детям.

– Ох, нет, пустое… Я мало что могу сделать для детей. Единственное, что я действительно делала время от времени, это навещала деток и читала им книги. Но даже если это всё, что я могу, я чувствую, что должно быть ещё что-то, что я должна сделать для них.

– Вы святая.

Стоило графу прищурить пепельно-лиловые глаза, как леди показалось, что граф растроган до глубины души, и её и без того алые щёки сделались ещё краснее.

Эдгар прекрасно понимал, каким он предстаёт перед другими. Граф от рождения был невероятно хорош собой и знал, когда именно стоит подчеркнуть своё благородство, воспитание и удивительное красноречие.

Он предполагал, что нет женщины, которой бы граф не приглянулся сразу, и ему было нетрудно вести себя так, чтобы оправдать ожидания свои и собеседника.

Не так много времени прошло с тех пор, как он познакомился с этой леди, но, казалось, что она уже всерьёз увлечена молодым графом. Эдгар не находил подобное отношение неприятным и мог спокойно продолжать свою игру.

– Эм… не могли бы вы остаться на чаепитие, которое будет после? Запланировано маленькое представление.

– Конечно.

Его ответ обрадовал леди Эмилию, и она мило и радостно улыбнулась.

Ему нравились юные доверчивые женщины. Они всегда вели себя согласно его ожиданиям, отчего он чувствовал себя уверенно.

Когда юная леди, обученная в семье не смотреть дважды на человека из другого класса, могла изменить своё отношение, услышав, что он дворянин, Эдгар находил это пусть и забавным, но очаровательным.

Она понятия не имела о том, что Эдгар творил в Америке.

– Ох, лорд Эшенберт, я и не знала, что вы заинтересованы в спасении обездоленных детей.

Услышав прервавший их голос, мисс Эмилия скривилась, словно пробуждённая от чудесного сна.

Их беседу прервала роскошная дворянка, благоухающая розами. В обществе она считалась цветком, завораживающим своей сияющей красотой, и выделялась даже в студёную пору среди тёмных древесных стволов.

При появлении такой женщины младшая леди опустила голову, словно уступая сильнейшей, едва заметно поклонилась и ушла.

– Так уж случилось, что я люблю детей.

– О, даже мальчиков?

– Леди маркиза Бланвик, пожалуйста, не искажайте истинный смысл моих слов. Сегодня Рождество.

– Если вы действительно любите детей, тогда вам нужно как можно скорее жениться.

– Да, как только выберу невесту.

– Тогда я, должно быть, помешала вам. Эта юная леди только что была вашей целью?

– Кто знает.

Когда Эдгар притворился невинным, она поднесла свои тонкие пальцы, скрытые под белыми перчатками, к алым губам, изогнутым в беззлобно усмешке. Она была дворянкой, что могла привлечь внимание окружающих мужчин всего лишь естественной красотой движений.

И столь выдающаяся женщина завела разговор с молодым графом, который был ослепительно хорош и частенько оказывался в центре скандалов, связанных со множеством женщинами. Неудивительно, что они стали центром внимания толпы.

Однако взгляды народа вновь обратились к детям, чтобы после поаплодировать чудесному завершению рождественской песни. Пара направилась прочь, подальше от скопления народа.

– Это была мисс Эмилия из семьи Бостнер. Она чрезвычайно прилежна в благотворительности и хочет следовать тому, что велят дворянский долг и нормы морали. Уверена, она не опустится до прелюбодеяние.

– Я тот, кто желает увидеть её ревность. Слишком терпеливая жена не в моём вкусе.

– Интересно, ограничится ли она одной лишь ревностью?

– Интересный вопрос.

Мисс Эмилия продолжала взволнованно следить за беседующей парой.

Притворяясь, что не замечает этого, Эдгар изящно улыбнулся маркизе.

– Должна ли я проверить это ради вас? Вы сможете узнать, исчезнет ли её любовь в мгновение ока или она уже настолько увлечена вами, что станет ревновать.

Они остановились у куста, и она повернулась к Эдгару.

Маркиза порывисто приблизилась к графу, словно они были любовниками, и прошептала на ухо:

– Или если она не та женщина, которую вы ищите, не стоит ли это сделать, чтобы она поняла, что ей не на что надеяться?

– Это ради меня? Не из-за того ли, что вы хотите избавиться от надоевшего молодого любовника?

Эдгар чувствовал, что, кроме Эмилии, ещё одна пара глаз наблюдает за ними. Молодой человек, о котором недавно прошёл слух, что он сблизился с маркизой Бланвик, следил за каждым их движением из угла парка.

Он был единственным, на чьём лице читалось отчаяние, в то время как из центра парка, где теплое молоко и рождественские подарки передавались детям, доносились смеющиеся радостные голоса.

– Хотите сказать, что я поступаю неправильно?

Он терпеть не мог замужних дворянок, которые наслаждались романтикой как азартной игрой, потому что сам был искусен в подобных забавах.

Если они мимолётно продемонстрируют свою близость и поцелуются раз или два, бедный молодой человек поймёт, что утратил благосклонность маркизы.

В качестве развлечения, такая игра была до дрожи приятной. И было ясно как день, что она хотела сыграть в эту игру с кем-нибудь. Так что, если он примет её приглашение, сегодняшней ночью скучать не придётся.

Одна ночь любви с красивой женщиной без последствий и обязательств.

Это было бы очень кстати.

Однако если Эдгар продолжит вести себя так, Лидия ни за что не вернётся.Невеста Эдгара или женщина, на которой Эдгар хотел жениться, не верила ему, хоть он и пообещал не обманывать её, и потому попросила отпуск на Рождество и уехала в Шотландию.

Он спрашивал себя, чем она может быть занята прямо сейчас.

Граф пытался не думать о ней, но не мог избавиться от этих мыслей.

– Я ценю ваше предложение, миледи, но, боюсь, не смогу оправдать ваших ожиданий.

– О, какая жалость.

В голосе маркизы, вопреки словам, не было ни капли разочарования.

– Тогда я хотела бы попросить вашей помощи в другом деле, лорд Эшенберт.

Она казалась равнодушной. Именно поэтому Эдгар хотел, чтобы отношения с такими женщинами, как она, не рассматривались как обман, но Лидию бы это не убедило.

<Шотландия, Камни Фейри>

В маленьком городке на юге от Эдинбурга были огромные камни, которые стояли за домом, принадлежащем священнику, рядом со старой церковью.

Лидия провела большую часть своего детства здесь, играя на лугу.

Она слышала, что одинокие камни, стоящие посреди травы, были здесь с древних времён, причём, располагались они не только на травянистых пустырях, но и на окраине города, и на холмах, но поскольку луговые камни были ближе всего к её дому, для маленькой Лидии они были прекрасной игровой площадкой.

Маленькие фейри всегда суетились среди камней. Таинственная энергия окутывала это место, соединявшее царство фейри и человеческий мир, и, казалось, что скалы будто бы смягчали природный перекос или искажающую реальность силу.

Давно кто-то признал, что в этом месте присутствует искажение пространства, и, возможно, это и было причиной того, что здесь установили эти мощные камни. В любом случае, Лидии было приятно думать, что кто-то вроде неё не был совсем уж необычным.

Благодаря этому она могла верить, что была той, кто, несомненно, нужен человеческому миру, пускай и была способна видеть фейри, которых люди считали просто выдумкой, и обладала способностями фейри-доктора, позволяющими ей общаться с ними.

Но до того как она обнаружила, что мало кто из людей может видеть фейри, Лидия играла с ними, думая, что все дети так делают.

Видимо, в процессе игры она перешагивала за грань и становилась невидимой для людских глаз. Её отец не раз говорил, что отчаянно искал её в округе, но не мог найти.

Матушка Лидии сразу находила её, и когда-то, ещё совсем малюткой, она удивлялась, почему так было, но позже, через несколько лет после смерти матушки, поняла, что мир, в котором жили они с мамой, её отец и горожане не могут видеть, и повзрослела.

Вспоминая об этом, Лидия пришла сегодня сюда. Было Рождественское утро, и она только-только вышла из ближайшей церкви, где они с отцом слушали проповедь, сразу же отправившись на луг.

Сейчас маленькие фейри должны были спать или прятаться из-за Рождества, так что она не смогла отыскать ни одного в округе.

Лидия вошла в круг камней и прислонилась к одному из них.

Это место было по-настоящему тихим и умиротворяющим. Когда она приходила сюда, то чувствовала, что мир принимает её.

Эта огромная планета была по-матерински величественна, казалось, что она поглощает и царство фейри, и мир людей, и все проблемы и заботы сразу становились маленькими и незначительными.

«Мои заботы…»

Источником беспокойства Лидии было обручальное кольцо на безымянном пальце, и взгляд упорно возвращался к нему. Она всё ещё помолвлена с Эдгаром по его прихоти, и до сих пор не смогла снять кольцо.

Благодаря магии фейри кольцо не было видимо окружающим, но в данный момент хотелось, чтобы они, используя магию, сделали его невидимым и для неё.

«Я ведь не возлюбленная Эдгара».

Когда она была с Эдгаром в Лондоне, то ощутила, наконец, что мир принял её в качестве фейри-доктора, и потому почти забыла о камнях. Но теперь хотела, чтобы камни помогли забыть о кольце.

– Эй, тут никого?

Лидия услышала голос и обернулась. До этого она никого здесь не заметила, но сейчас взору предстало двое молодых людей, стоявших на другой стороне камней.

Кажется, они не видели Лидию, которая стояла в тени рядом с ними. Или, возможно, они не могли видеть её, потому что она уже перешла в другой мир.

– Странно. Мистер Карлтон попросил привести мисс Лидию назад и сказал, что мы найдём её где-то здесь.

«Кто это?» – подумала Лидия, склонив голову к плечу.

Кажется, отец попросил этих двоих отыскать её, но Лидия никогда не была знакома с этой парочкой.

Отец Лидии должен был быть в доме священника. Пастор – один из друзей её отца, и мистер Карлтон поприветствовал священника, но, поскольку было похоже, что их беседа затянется, Лидия пошла прогуляться.

– Эй, а что за девушка эта Лидия? Она милашка?

Один из парней обратился с этим вопросом к другому, и она засомневалась, стоит ли её выходить к ним.

– Хм-м, может быть, всё-таки нет?

«Что?» – подумала Лидия, неосознанно хмуря брови.

Однако брошенные слова позволили Лидии предположить, что говоривший всё это ей знаком. Она наклонилась чуть сильнее и глянула на парней из укрытия.

– Но, Энди, разве ты не виделся с ней несколько лет назад? Обычно, если встречаешь свою подругу детства, хочется, чтобы она стала настоящей красавицей, верно?

Энди? Значит, это третий сын пастора.

– Ты говоришь, друзья детства, но мы не особо общались и не были близки, что уж об остальном говорить.

После того как она хорошенько рассмотрела его, то поняла, что и скучающее выражение лица, и скользящий по окружению взгляд, и иногда нескладная с запинками речь ей действительно знакомы.

Она вспомнила, что видела Энди пару раз в городе, и слышала слух, что он поступил в интернат вдалеке отсюда. Он, наверное, возвращался домой на Рождество множество раз, но они не были близки настолько, чтобы искать встречи друг с другом.

– Она странная девушка, так что не шатается с другими по городу.

– Что значит странная?

Другому, незнакомому парню, Лидия, кажется, была интересна. Он выглядел энергичным молодым человеком с живым, подвижным лицом.

– Она говорит, что может видеть фейри. Её мать приехала из очень отсталой части страны и, кажется, умела колдовать.

«Мама не была колдуньей, она – фейри-доктор».

– Так, что будешь делать, если она хорошенькая?

– И что, по-твоему, я должен делать?

– Ты всё ещё учишься в интернате, где кругом одни парни. Провести время с девочками ты можешь только на каникулах. Все хорошенькие девушки, которых мы видели на службе, сказали, что они уже помолвлены. Куда не пойди, красавицы везде нарасхват. Но эта девушка, о которой ты говоришь, если она такая, как ты рассказываешь, возможно, её ещё не сцапали. Энди, если она тебя не интересует, оставь её мне. Ты не сможешь забрать свои слова назад, когда окажется, что она лапочка, понял?

– Дружище, ты не слушал, что я говорил?

– Если она немного тихоня, это ерунда, если она красивая.

– Но она на самом деле довольно смелая.

– Глупая и смелая? Ещё лучше.

– В этом нет ничего милого. Когда у какой-то семьи затянулась полоса неудач, она сказала, что так происходит, потому что они обрезали дерево перед воротами. Разве от этого не бросает в дрожь? Лендлорд на людях не ругает и не критикует её, потому что она дочь знаменитой семьи Карлтон, но она мешает, продолжая говорить глупости.

Лидии, наконец, надоело слушать их разговор, так что она вышла из тени камней.

– Энди Миллер! Да будет тебе известно, не припоминаю ни одного случая, чтобы я причиняла беспокойство тебе!

Посмотрев на Энди, она перевела угрожающий взгляд на другого.

– И, к тому же, я не глупая девушка!

(2) Что помню

<Лондон, рождественский крекер*>

– Какое спокойное Рождество. Ты так не считаешь, Рэйвен?

*Рождественский крекер – английская хлопушка, по внешнему виду напоминающая огромную конфету, внутри которой вместо начинки содержится маленький подарок и наивная шутка, написанная на крошечном клочке бумаги.

По пути в резиденцию Бостнера Эдгар спросил своего слугу, наблюдая за видом, открывающимся из окна экипажа. Его слуга, юноша с бронзовой кожей, который сидел рядом с ним, ответил «Да» спокойным и безразличным голосом, как и обычно.

Дома на углах улицы были украшены остролистом и омелой. Яркие витрины магазинов приковывали взгляд. И проходившие мимо люди выглядели счастливыми, улыбаясь даже шире, чем обычно.

Последний раз Эдгару доводилось переживать такое Рождество ещё до того, как 9 лет назад его родителей убили.

Последнее Рождество, согласно его воспоминаниям, он провёл в семейном особняке, где огромное рождественское дерево было украшено сияющими украшениями. В особняке были и тысячи свечей в подсвечниках, украшенных яркими лентами и цветами, и горы подарков, сложенных под деревом.

У них были имбирное печенье и мясной пирог, жирная индейка и рождественский пудинг. А огромная пузатая хрустальная бутыль источала сладкий запах фруктового пунша.

И среди этого ярче сияли улыбки членов его семьи, друзей и знакомых. Даже отец, обычно строгий и серьёзный, вроде бы улыбался.

И оркестр, и кукольный спектакль, и все остальные праздничные и веселые вещи сейчас Эдгар счёл бы изумительным подарком.

Однако людей из его воспоминаний больше не существовало. Единственным человеком, кто помнил всё это, был Эдгар.

– Рождество в прошлом году было ужасным, не так ли?

– …Да.

Эдгара поймали, посадили в тюрьму, и он ждал казни, а Рэйвен пытался сделать всё, что мог, чтобы спасти его.

Из всех его товарищей выжили только Рэйвен и Армин.

– Когда вспоминаю то время, не могу поверить, что всё это не сон.

Ему казалось, что ощущение нереальности происходящего не покидали его из-за отсутствия Лидии.

Из-за того, что Лидии, которая помогла Эдгару стать графом, не было здесь, начинало казаться, что его нынешнее положение не более чем иллюзия.

– Девушка по имени Лидия, интересно, она действительно существует? Я боюсь, что время, проведённое с ней, лишь плод моего воображения.

– Это реальность, лорд Эдгар.

Когда Рэйвен сказал это уверенно и спокойно, граф почувствовал облегчение. Тем не менее, в голове Эдгара закралась мысль, что Лидия может не вернуться в этот раз.

Находясь в Шотландии, она не будет втянута в проблемы Эдгара, которые следовали за ним по пятам. Она не будет в опасности, которая не минует Лилию, стоит ей принять участие в битве между Эдгаром и объектом его мести.

Он просто сделал её личным фейри-доктором семьи Эшенберт. Лидия, возможно, даже не собиралась жаловаться и принимала такое положение вещей, хоть его действия и не имели достойного обоснования.

С самого начала было похоже, что Лидию наняли против её воли.

Эдгар всё ещё считал, что ему нужно взять на себя определённые обязательства, что только подкрепляло его решимость.

– Рэйвен, ты не считаешь, что юная мисс Эмилия из семьи Бостнер, к которой мы направляемся с визитом, питает чувства ко мне?

Он попытался перевести разговор на другую тему, но это не означало, что граф прекратил думать о Лидии.

– Я не знаю.

– Ты не думаешь, что она мило улыбается?

Рэйвен безэмоционально смотрел на Эдгара, но, кажется, всё же был слегка растерян. Поскольку он родился с необычайно высоким боевым потенциалом, его растили как послушного убийцу, так что ему стало трудно понимать собственные чувства и выражать их, но, познакомившись с ним поближе, можно было заметить неуловимые изменения в выражении его лица.

– Она добрая девушка. Хоть она и дочь благородной семьи, у неё не слишком большое самомнение.

– Если лорду Эдгару она нравится, не мне высказывать, что я думаю.

– Но не могу же я взять в семью графа женщину, которая тебе не нравится.

– Вы имеете в виду женщину, на которой вы женитесь?

– Это был всего лишь пример. Но нет ничего плохого в том, если ты имеешь намётанный глаз в отношении женщин. Существует множество типов женщин, и в любой момент ты можешь встретить любой из них. Однажды я, несомненно, женюсь на ком-либо, так что я могу спросить и о твоём мнении.

После этого Рэйвен проявил ту честную и искреннюю сторону, которая бывает у любого парня его возраста. Казалось, будто его задело легкомысленное, беспечное замечание.

– Тогда я рекомендую мисс Карлтон.

Он, верно, действительно хотел спросить, почему Эдгар не собирается видеться с Лидией и возвращать её назад, но, поскольку поклялся в верности Эдгару, не собирался задавать подобные вопросы.

Лидия могла видеть фейри, так что она чувствовала и мистическое существо, жившее внутри Рэйвена.

Она была первым человеком, кроме Эдгара, которого Рэйвен принял. Так что, возможно, он тяжело воспринимает то, что Лидия может не вернуться.

– Если предложение ей сделаешь ты, она может даже серьёзно задуматься.Эдгар мог ответить только глупостью, и говоривший всерьёз Рэйвен, кажется, обиделся ещё больше.

– Я имел в виду, в качестве леди, за которой вы будете ухаживать.

– Я знаю.

В этот момент их экипаж остановился перед резиденцией Бостнера.

По едва заметным изменениям можно было понять, что Рэйвен немного обижен, но он с привычным отстранённым выражением лица он открыл дверь кареты, дабы Эдгар мог выйти из неё.

– Приятного отдыха, лорд Эдгар.

Рэйвен не встретился взглядом с Эдгаром, но это значило, что он всё ещё расстроен.

Когда одна любовь умирает, рождается другая.

Когда чувства любящих не взаимно, или время выбрано неправильно, или их чувства изменились, многие отношения заканчиваются, мужчине уже не кажется, что эта женщина – единственная на всём белом свете.

Если рядом с Эдгаром будет привлекательная женщина и ему будет нравиться проводить с ней время, он сможет прожить какое-то время и без Лидии. Скорее всего, он даже сможет думать о Лидии как о подруге, помощнице.

Если это и вправду случится, так будет лучше для Лидии.

Поэтому Эдгар и старался получить удовольствие от чаепития.

Гости наслаждались сладким ароматом элитного чая, беседуя и слушая пианиста, делясь друг с другом мнением о новом произведении известного поэта, написанного к Рождеству.

В центре оживлённых разговоров кузина Эмилии, женщина довольно образованная, а потому с лёгкостью поддерживающая беседу на интересные обществу темы.

Через некоторое время, словно из ниоткуда, появилась Эмилия и, пытаясь прервать их беседу, заговорила с Эдгаром.

– Лорд Эшенберт, мы играем в крекеры. Не хотели бы вы присоединиться?

Эдгар мог легко сказать, что она долго обдумывала свои слова и собрала всё своё мужество, чтобы подойти к нему и спросить, так что он не мог не улыбнуться.

Честно говоря, ему нравилось то, как выглядит женщина, когда всеми силами пытается привлечь мужское внимание. На Земле не существует мужчины, которому не понравилось бы подобное рвение, но лишь немногие мужчины могут быть уверены в подобном результате достаточно часто.

Всё должно быть отлично, если он просто будет наслаждаться жизнью.

– Эмилия, вы по-прежнему играете в эти детские игры? Вам не стоит приглашать графа ради чего-то подобного.

Из-за замечания своей кузины она покраснела, точно наливное яблочко, немного надув щечки.

– Но у нас не хватает людей.

– Я не против, миледи. В Рождество каждый обязан расправиться хотя бы с одним крекером.

Эмилия успокоилась и улыбнулась, удалившись вместе с Эдгаром.

В соседней комнате собрались мужчины и женщины, пришедшие тогда, когда стали раздавать рождественские крекеры в яркой разноцветной обёртке.

По человеку взялись за каждый конец крекера и, прокричав: «Счастливого Рождества!», – разорвали их.

Из-под обёрток посыпались конфеты бон-бон.

Мужчина и женщина, получившие конфеты одного цвета, становились парой и прятали одну из них где-нибудь в комнате. Когда все конфеты были спрятаны, все начинали искать спрятанное. И последняя пара, конфеты которой не находили, становилась победителями. Такая вот простая и глупая игра.

– Кажется, у Эмилии вишнёво-красная. Значит, джентльмен с конфетой того же цвета это…

Эдгар, не тратя время зря, подошел прямо к Эмилии и улыбнулся ей.

– И снова здравствуйте, Эмилия.

В восторге она воскликнула:

– О боже.

Было заметно, что она невероятно счастлива.

Эдгар перевёл свой взгляд на другого мужчину, смотрящего на них так, словно он хочет что-то сказать.

Он, должно быть, был тем, кому на самом деле выпала вишнёво-красная конфета. Однако, когда Эдгар молча посмотрел на него несколько секунд, мужчина просто промолчал.

Кажется, его просьба уступить ему роль партнёра Эмилии была понята верно. И никто другой не собирался раскрывать правду и расстраивать счастливую восторженную девушку.

Девушки, кажется, не знали этого, но данный приём часто использовался мужчинами при игре в крекеры.

– Если пары нашли друг друга, то, пожалуй, начнём. Конфеты можно прятать в гостиной в конце коридора. Не важно, где именно в комнате вы их спрячете.

Эдгар взял Эмилию за руку и вышел в коридор. Когда они остались только вдвоём, он тут же прошептал ей низким голосом:

– Мне очень повезло. Я молился о том, чтобы мне достался тот же цвет, что у вас.

– Я тоже… Именно поэтому я очень удивилась. Обычно удача обходит меня стороной.

– О, мне хотелось бы знать, кого вы всегда вымаливаете себе в партнёры.

– Что? А… Ну, это было много лет назад. Всего лишь детское восхищение…

– Так вы всё ещё не познали прелестей первой любви?

– Ну…

Она посмотрела на него нежным взглядом.

– Вы будете искать свою первую любовь?

– Может быть, – ответила она.

Сейчас, покинув толпу, они были совсем одни, и она резко остановилась, скрывая свою влюблённость. Эдгару было совершенно ясно: он может делать с ней всё, что захочет.

Эта игра была любима многими за то, что позволяла мужчине и женщине проводить время наедине, используя в качестве предлога то, что они прятали конфету.

Дверь гостиной, к которой он пришли, была украшена омелой, как и у других комнат.

Когда они вошли в комнату, Эдгар заговорил.

– Вы знали? Нельзя отказываться от поцелуя, если находишься под омелой.

Они молча посмотрели друг на друга. Когда он притронулся рукой к её щеке, Эмилия прикрыла глаза.

Ему подумалось, что это вышло до глупого легко.

Нет, всё получилось так, как и должно было. Просто с Лидией было трудно.

Стоило ему подумать об этом, и он уже не мог выкинуть Лидию из головы.

О том, кто мог сегодняшней ночью столкнуться с Лидией под омелой. И это точно был бы не он, ведь он здесь, в Лондоне. Так далеко.

Но он помнил, она говорила, что в её родном городке у неё нет близких друзей. Скорее всего, и Рождество она проводит в окружении лишь фейри и профессора Карлтона, так что не должно случиться такого, что её поцелуй будет украден другим мужчиной.

Однако нельзя сказать наверняка, что рядом с ней нет мужчины, который испытывает к Лидии те же самые глупые поверхностные чувства, что и Эдгар к девушке перед собой.

– Куда же нам спрятать конфету?

Когда он, по-дурацки поступив, прошептал ей это на ушко, Эмилия открыла глаза и растерялась, но быстро всё поняла и улыбнулась.

– Вы слишком жестоки, милорд. Играть со мной подобным образом.

– Я подумал, что не стоит делать столь неподобающие вещи в Рождество.

Она поняла его слова и, похоже, поверила, что он истинный джентльмен.

Если он и сдержался сейчас, какой в этом смысл? Это не значило, что мужчина рядом с Лидией откажется от игры так же, как сделал это он.

Однако, хоть он и думал, что это было просто нелепо, Эдгар больше не был способен получать удовольствие от игр в любовь.

Он был пропитан обманом.

Титул графа Эшенберта, его прошлое, история и джентльменские повадки – всё было обманом. Эта девушка, поверившая в искренность его чувств, не понимала, что и любезность, и флирт всего лишь обман.

Лидия была единственной, кто не сбежал, узнав правду о нём, прикоснулся к его боли и разделил её. Хоть она и знала, что её обманывали, эта милая невинная девушка всеми силами старалась спасти отчаявшегося человека, лишившегося последней надежды.

Единственной, кого он хотел видеть рядом с собой, была Лидия. Так как она знала настоящего Эдгара. Эдгара, что соткан из лжи и обмана. Лидия была единственной, кто не верил в серьёзность его предложения.

<Шотландия, Рождественское дерево>

Парень по имени Гай Нэш, по-видимому, тоже учился интернате и был соседом Энди по комнате.

Он не отправился навестить свою семью на Рождественских каникулах, и Лидия была не в том положении, чтобы спрашивать, почему он решил посетить дом своего друга. Но отец по пути домой рассказал ей, что в его семье очень сложные взаимоотношения.

Но даже так, зачем было называть другого человека глупым?

Лидия не могла позволить своему настроению окончательно испортиться, пока, держа в руках завёрнутое гусиное мясо, шла к берегу реки, подальше от города.

Когда Лидия подошла к воде, водная гладь покрылась рябью и затрепетала, и из реки появился чёрный конь.

– Эй, кажется, денёк у тебя ни к черту.

Келпи раздражённо пробормотал это, высовывая на поверхность голову.

– Сейчас Рождество. Для нас, людей, это удивительный день.

– А для меня кошмарный. Звуки колокола так раздражают, и даже если я пытаюсь сунуться в город, там повсюду эти остролисты, омелы и другие гонялки, которые мешают мне пройти.

С келпи, принадлежащим к Неблагому двору, подобное происходило во время каждого Рождества.

– Но я принесла тебе рождественский подарок.

Лидия вытянула руки с завернутым гусиным мясом.

Келпи превратился в человека, подплыл к берегу, где стояла Лидия, и аккуратно взял свёрток.

– Эй, он дохлый. Я бы лучше сожрал его живьём.

– Не жалуйся.

– Ну, я всё равно возьму. Вот ведь.

Удивлённый, он без возражений взял его и нырнул обратно в реку. Всё выглядело так, словно Келпи действительно не любил рождественский воздух.

«Ну вот, а я думала, что смогу поболтать с ним немного».

Чувствуя легкое разочарование, Лидия пошла обратно к дому одна.

Рождество – удивительный день. Но каждый год, из-за того, что все фейри прятались, Лидии было немного одиноко.

Даже фейри Благого двора не горели желанием выходить из своих убежищ.

В конце концов, Лидия, как ни умаляла шаг, вернулась к себе домой слишком быстро.

Войдя в кухню через заднюю дверь, она почувствовала запах пекущегося пирога. Повариха очень старалась, готовя для Карлтонов рождественский обед.

Белый пар поднимался от огромной кастрюли с тёплым пудингом, из-за чего казалось, что в кухне повис белый туман.

Поскольку дом семьи Карлтон обычно пустовал, экономка и повариха, которых они наняли на несколько дней, готовили праздничный обед и для своих семей. Из-за этого было приготовлено невообразимое количество блюд и напитков, которые отец с дочерью никогда не смогли бы съесть сами.

Создавалось впечатление, что они готовятся к грандиозному вечеру.

В нём не было ничего особенного, но запах чудесной еды умел успокаивать дурные чувства, но эта "глупость" позволила Лидии почувствовать себя лучше.

– Лидия, это ты?

Она услышала голос отца и направилась в гостиную.

– Да, папа, я вернулась…

Однако она неосознанно остановилась в дверях, потому как увидела в комнате парня, который не был её отцом.

Это был Гай.

Источник дурного настроения Лидии повернулся к ней лицом и невинно проговорил:

– С возвращением.

– Вы, вы! Вы что тут забыли?

– Он был так добр, что принёс нам рождественское дерево.

Посреди комнаты, куда указывал отец, стояла ель столь высокая, что едва не касалась потолка своей верхушкой.

– Я слышал, что, так как у семьи Карлтон только дочь, вы не смогли приготовить дерево, всё-таки, чтобы принести его, требуется много сил. Поэтому я притащил её из дома священника.

В действительности, у её семьи уже довольно давно было готовое рождественское дерево. Лидия никоим образом не могла принести его одна, а отец только два дня назад вернулся из Лондона, где ужасающе много работал.

– Если не поторопитесь, Рождество закончится. Вы должны помочь украсить её.

«Я не понимаю, что ему здесь понадобилось, но помогать? Да что он о себе возомнил?»

– Интересно, сколько лет прошло с тех пор, как в нашем доме было дерево. Лидия, ты не думаешь, что это Рождество будет прекрасным? Тебе стоит поблагодарить этого молодого человека.

Даже если её оптимистичный отец сказал такое, Лидия всё равно была немного раздосадована.

– О, не нужно меня благодарить.

– Рождественские игрушки... они должны храниться в глубине сарая. Пойду-ка поищу их. Лидия, не могла бы ты пока налить мистеру Нэшу чая?

Скорее всего, отец считал, что в этом городке нет ни одного мужчины, который мог бы приблизиться к Лидии с нелицеприятными скрытыми намерениями. Это была правда всей её жизни: никто здесь не хотел сближаться с Лидией, окруженной таким количеством слухов, что страшно сказать.

Вот почему его поведение, казалось, говорило, что Лидия, у которой не было близких друзей среди людей, должна остаться с Гаем.

Когда отец, не тратя времени попусту, вышел из комнаты, Гай улыбнулся Лидии, что, нахмурившись, осталась стоять в комнате, словно пытался поднять ей настроение.

– Прости за то, что сказал до этого. Я не имел в виду ничего плохого. Другими словами, так я приношу свои извинения.

– Спасибо огромное за дерево. Но мы не можем допустить, чтобы дорогой гость пастора Миллера и его семьи тратил своё драгоценное время, помогая нам. Благодарю, но остальное я сделаю сама.

– О, так вы расстроились? Но, знаете, всё это наговорил Энди, а не я, правильно? Я не знал, какая вы на самом деле, так что просто ответил, чтобы поддержать разговор.

Это могло быть правдой.

– Знаете, я всегда думал, что у Энди глаз на женщин не намётан, но теперь я понимаю, что у него вообще нет вкуса, он просто мальчишка. Всё это время у него под боком была такая милая соседка, как вы, но он был так глуп, что даже не попытался остаться с вами наедине.

«Этот человек, определённо, уверен в себе, не так ли?

Кого-то он мне напоминает», – пришло Лидии в голову.

– Вы не собираетесь последовать совету своего друга? Я могу оказаться чокнутой, которая давным-давно выжила из ума.

– Тогда объясните мне, как вы выжили из ума. Мне интересно.

– Я не обязана удовлетворять ваше любопытство. Я не жираф и не слон.

– Я не к тому усилия прикладывал… Вот блин.

Он выглядел так, словно это было для него проблемой. Эта часть его была немного более привлекательной, чем у кое-кого, который мог говорить кое-кому что угодно и не оставлял места для маневра.

– Я просто, ну, хотел собственными глазами увидеть, что вы за девушка.

– Я именно такая, какой меня описывал Энди.

– Про то, что вы можете видеть фейри? Я думаю, у вас просто очень хорошее воображение.

«Это не воображение».

– Ой, не наступайте туда.

Он удивлённо остановился, поскольку попытался приблизиться к ней.

– Там дыра, через которую ходят фейри.

– …Эм-хм.

Как она и думала, он не знал, как следует реагировать. Что бы люди не говорили, мало кто из них был способен принять Лидию.

Он не был виноват, потому Лидия предложила ему присесть, так как она начала чувствовать вину за своё дурное настроение.

– Этот городок удивительно мирный и спокойный, – заметил Гай, словно ему нужно было собраться. А затем продолжил, – Вы пойдёте на вечеринку у лендлорда?

– Не собираюсь.

– Почему?

– Не люблю вечеринки.

Когда Лидия сказала это, она припомнила огромное количество раутов, на которое в Лондоне её таскал Эдгар.

В большинстве случаев, Эдгару удавалось сделать так, чтобы Лидия чудесно провела время.

В высшем обществе идея приводить с собой девушку из среднего класса осуждалась, но атмосфера, которую Эдгар создавал вокруг себя, влияла на других так, что они по-доброму относились к Лидии.

Но когда она вернулась в этот городок, Лидия напоминала себе Золушку после того, как часы пробили двенадцать. Вечеринки и Лидия не подходили друг другу.

– Потому что вас считают странной? Тогда пойдёмте вместе. Я нездешний, и думал, что, если пойду на вечеринку, где все, кроме меня, знают друг друга, мне будет сложно. Позвольте мне сопровождать вас.

– На вас самого будут смотреть как на чудного.

– Если мне нет до этого дела, вы согласитесь пойти?

Лидия была обескуражена.

Она никогда не думала, что кто-то кроме Эдгара может пригласить её на вечеринку.

– Давайте пойдём вместе.

«Интересно, что Эдгар бы сделал, если бы узнал об этом?» – если Лидия думает о таком, она, верно, и вправду выжила из ума.

«Но что мне делать?» – этот вопрос не давал покоя.

– Гай! Тебе долго не было, так что я пришла за тобой!

Внезапно прозвучавший яркий, жизнерадостный голос вернул Лидию на землю.

В комнату вбежала младшая сестра Энди, которая была на год младше Лидии.

– Ты сказал, что просто отнесёшь дерево, но почему ты потратил столько времени на разговоры?

– О, простите, я немного задержал его здесь, – проговорил отец Лидии, входя сразу же за девушкой.

– Ох, мистер Карлтон, вы не должны были этого делать. Мы с Гаем должны закончить шахматную партию раньше, чем сядем есть.

– Ох блин. Я пытался сбежать, потому что знал, что проиграю.

Девушка потянула чешущего голову Гая за руку, намекая, что им надо скорее уходить. И в этот момент посмотрела на Лидию изменившимся взглядом.

«Ну, у него уже есть девушка, которая будет его сопровождать», – подумала Лидия.

С её стороны глупо было раздумывать над его предложением даже мгновение.

Лидия встала, чтобы проводить Гая.

– До свидания, мистер Нэш. Счастливого Рождества.

Он открыл рот, словно собираясь что-то сказать, но, прежде чем он успел это сделать, Лидия повернулась к нему спиной.

После того, как Гай, которого продолжала тянуть за руку поторапливающая его девушка, ушёл, отец заговорил с ней весьма бодро.

– Приятный молодой человек всегда занят.

– Приятный? Я бы так не сказала.

– Лидия, ты не должна сравнивать его с лордом Эшенбертом.

– Что?! Нет! Я совсем не сравниваю их!

Она спешно опровергла предположение своего отца. Однако, если кому-то приходиться каждый день любоваться на Эдгара, становится довольно трудно счесть другого мужчину приятным.

Но даже если кто-то обладал столь же потрясающей внешностью как Эдгар, харизма графа оставалась вне конкуренции.

Лидия повторила про себя то, о чём думала уже неоднократно.

Хоть ей и удалось получить отпуск на время празднеств, она думала об этом снова и снова.

Она не хотела признавать, что питает чувства к Эдгару, и потому могла крепко запечатать в себе слабые проблески желания поверить ему.

– Лучше скажи, папа, что там с рождественскими игрушками?

– А, это. Они навевают старые воспоминания. Лидия, помнишь?

Лидия нежно открыла коробку, которую отец поставил на стол.

В ней были несколько вязаных украшений, сделанных их белого кружева. Самых разнообразных форм: снежинок, звездочек, веток омелы и другие.

– Я помню. Их сделала мама, да?

Она вспомнила, как белизна хрупкого кружева украшала темно-зелёное дерево, словно мягко легший на него снег. Это были не яркие роскошные украшения, но она чувствовала скрытые в маминых игрушках тепло и любовь.

Последним штрихом загадочный свет свечей оттенял тёмную хвою, и дерево волшебно переливалось в пламени огней. Лидия помнила, как она, сидя на коленях матери, любовалась чарующей красотой.

Благодаря дереву, которое принёс Гай, Рождество пройдёт замечательно.

Она подумала, что утром сможет поблагодарить его от всего сердца.

– Простите за то, что сестра повела себя так грубо.

Эти слова принадлежали Энди, сыну пастора, пришедшему вскоре после ухода Гая.

– О, нет-нет, это вы простите нас за то, что мы продержали его здесь так долго.

Когда Лидия услышала ответ отца, она закапывала рождественские подарки для фейри под окном.

У передней двери Лидию невозможно было заметить: её скрывал забор, и, к тому же, она присела под окном. Она могла слышать отвлечённую беседу между отцом и Энди, но Лидия молча рыла яму лопатой в мягком грунте меж кустов.

Она положила в яму серебряные монеты и грецкие орехи.

В Рождество много вещи отгоняли зло, и фейри эти вещи тоже ненавидели, но она делала всё, чтобы показать, что это просто традиция и люди не хотели причинить им никакого вреда.

– Эй, Лидия, ты не ощущаешь это необыкновенное чувство?

Лидия не заметила, как за спиной оказался стоящий на задних лапах длинношерстный серый кот. Она не видела его с самого утра. Однако, когда приходило время обеда, он всегда появлялся.

– С возвращением, Нико. Индейка скоро испечётся.

– Я не могу ждать мясного пирога. Всё в порядке, если я буду оставаться здесь столько, сколько мне нравится?

– Конечно.

Хоть Нико и был фейри, так как он очень любил еду, он любил и Рождество, потому что в такой особенный день было очень много вкусных блюд.

Он был единственным фейри, который вместе с людьми праздновал Рождество.

Благодаря Нико, который любил его, Рождество, изначально планировавшееся тихими посиделками с участием только Лидии и её отца, становилось громким и весёлым праздником, но, когда за твоим столом сидит кот, который аккуратно кушает, используя вилку и нож, естественно, ты не можешь пригласить к себе на обед других людей.

Конечно, Лидия была не из тех, кто предпочитает приглашать кучу народа на праздники, и отцу даже не приходила в голову мысль приглашать кого-то ещё, потому что он просто наслаждался чудесным вечером.

– А, точно, этот сынок пастора, он точно странный… – проговорил Нико, навострив уши и прислушиваясь к голосам, раздававшимся от передней двери.

– Что ты подразумеваешь под странным?

– Он сказал своей младшей сестре, что этот парень по имени Гай, скорее всего, в доме в Карлтона пытается флиртовать с его дочерью. Он даже посоветовал ей привести его назад как можно скорее.

– Нико, ты подслушивал их разговор?

Он скрестил руки на груди и немного покачал своим серым хвостом из стороны в сторону, словно говоря, что это получилось случайно.

– Я не собирался так делать, но люди, которые не могут видеть фейри, не обращают на нас внимания, даже если мы прямо перед ними, и продолжают говорить всё, что вздумается, так что я ничего с этим сделать не смог.

Это было правдой.

– Гай выказывал ко мне интерес из любопытства. Так что Энди, должно быть, не хотел, чтобы он часто ходил в наш дом, ради собственного спокойствия и благополучия сестры.

– Тогда почему он взял на себя труд прийти сюда и извиниться за причинённое беспокойство?

– Может, отец вбил в него это?

Он с самого детства был очень вежливым, из-за чего взрослые считали его «идеальным ребёнком».

– Вот я этого и не понимаю. В конце концов, он всего лишь нервничает в твоём присутствии, верно? И всё-таки он ещё более проблемный и отвратительный, чем те люди, которые говорят тебе в лицо гадости, потому что он рисуется так перед учителями и взрослыми. И всё же, когда вы были детьми, он за спинами взрослых звал тебя чудной и странной.

Поскольку Нико слышал его слова и рассказывал об этом Лидии, она уже довольно давно не могла чувствовать себя комфортно рядом с Энди.

И ещё она думала, что он не просто так не любит или ненавидит её... но её положение и характер его, вроде бы, не заботят.

Однако нельзя сказать, что она не понимала, почему была неприятна Энди.

Ведь их первая встреча была ужасной.

С ранних лет он до ужаса боялся совершить грех, на который людей подталкивал Дьявол. И дело было больше в особенностях его характера, чем в том, что Энди был сыном пастора.

Однажды его родители едва не узнали, что он шалил. И Энди боролся против искушения, твердя себе, что не хочет быть мерзавцем, и чувствовал вину за то, что соврал.

Энди, думая о том, что ему теперь делать, забрёл в луга, которые простирались за задним двором дома его семьи, и пришёл к камням. Однако там была Лидия, и он решил, что она пытается наложить проклятие на бедного мальчика, совершившего небольшую шалость, с вселяющим страх лицом.

С точки зрения Лидии, она просто играла с фейри, когда Энди внезапно наступил на них. Фейри, танцевавшие в кругу, разозлились, когда он помешал им, и, разорвав круг, бросились на него, начав царапать и щипать его, так что девочка просто пыталась отогнать их.

Поскольку Энди был ребёнком, он почувствовал боль от щипков фейри и, кроме того, смог увидеть скакавшие вокруг Лидии коричневые тени.

Он поверил, что Лидия ведьма, стал плакать и кричать, зовя на помощь Господа, и со всех ног помчался домой.

Лидия не понимала тогда, что Энди посчитал её ведьмой. Но как мальчик, который при взрослых вёл себя тихо и воспитанно, он не мог принять то, что его испугала девочка его возраста, так что ему проще было думать, что она ведьма.

В то же время, думая, что Лидия была сумасшедшей и странной девочкой, он, видимо, решил, что ничто не сможет защитить его.

Скорее всего, именно поэтому рассказал своим друзьям, что она сумасшедшая, не желая, чтобы они связывались с Лидией.

И, похоже, как раз Энди заставил одного из своих друзей написать Лидии любовное письмо, тем самым подшутив над ней.

– Ну, он ненавидит меня, так что ничего не поделаешь.

Лидия встала.

Голоса, доносящиеся от двери, умолкли, и она слышала звук закрывшейся двери, так подумала, что Энди уже ушёл домой.

– Это какое-то заклинание?

Однако он оказался рядом. С той стороны, за пышной зелёной стеной, он с подозрением смотрел на землю, которую Лидия бросала обратно в ямку.

– …Да, так и есть.

Он смотрел на землю, нахмурившись, из-за чего казалось, что он собирается вот-вот перекреститься.

– Разве ты не говорила с кем-то?

– Да, с фейри. Какие-то проблемы?

Нико уже встал на четыре лапы и, притворяясь обычным котом, нёсся прочь, потому Лидия ответила так.

Энди посмотрел на неё с презрением и жалостью.

– Фейри, да? Смотрю, ты совсем не повзрослела.

– Смотрю, ты тоже не изменился и всё так же говоришь о других гадости.

Энди замолчал, видимо, немного разозлившись.

– Ты не должна верить тому, что сказал Гай. Этот парень говорит, что вздумается, и делает то, что ему нравится.

– Почему ты говоришь это мне, а не своей сестре?

– …Ну, ты права, но ты выглядишь так, как будто не привыкла к подобному обращению.

«Что? Потому что я не выгляжу как девушка, к которой мужчины толпами ходят? Он имеет в виду, что я могла вот так взять и поверить, что Гай честен со мной?!»

Потеряв терпение, Лидия, не мигая, ошарашено смотрела на Энди.

«Почему я должна выслушивать это от него?»

Пускай это и похоже на правду.

Эдгар обвёл её вокруг пальца, потому что она не привыкла к тому, что мужчины обращают на неё внимание.

Но не нужно напоминать, что не стоит воспринимать подобные слова всерьёз.

Она прекрасно всё понимала, и почти поверила Эдгару. Испугавшись этого, Лидия выпросила себе отпуск на каникулы и сбежала в Шотландию.

Он брал Лидию за руку так, словно это совершенно естественно; целовал пряди её волос и говорил сладкие слова. Он смотрел на неё столь нежным, теплым взглядом, мягко улыбался и использовал любую возможность, стоило ей потерять бдительность, чтобы обнять.

Она не могла винить себя за то, что, когда к ней настойчиво подходили раз за разом, она начинала верить, что он может быть серьёзен. Но если она просто обменяется несколькими простыми фразами с мужчиной, она не возгордится и не станет от него ничего требовать.

Вокруг было не так много мужчин, которые были достаточно красноречивы и убедительны, чтобы она хотела верить им хотя бы секунду.

К тому же, Эдгар…

Невольно Лидия взглянула на лунное кольцо.

Это было кольцо, которое Эдгар одел ей на палец. И теперь оно стало обручальным кольцом, которое только он мог снять.

Его мягкое сияние всегда напоминало о графе и не позволяло Лидии вычеркнуть Эдгара из своей жизни, даже если они были далеко друг от друга.

– Тебе не о чем беспокоиться. У меня есть тот, с кем я встречаюсь.

Энди широко раскрыл глаза и открыл рот.

Лидия спросила себя, чему он так удивляется, но тут же поняла, что же сорвалось с языка, и запаниковала, ощущая, как лицо и шея окрашиваются алым.

– Эм, э-э, когда я сказала «встречаемся», я имела в виду… мы ещё не совсем, он просто попросил меня…

– Это правда?

В отличие от взбудораженной Лидии Энди удалось сохранить спокойствие. Он смотрел на неё с подозрением, словно считал всё сказанное ложью.

– Что? Да, это правда. Эм… это один негодяй, которого я встретила в Лондоне… нет... то есть.... в любом случае, это правда.

Взгляд Энди стал ещё пытливее, а на лице явственно читалось откровенное неверие.

– Ты просто набиваешь себе цену?

«Ох, этот парень по-настоящему раздражает».

– Это не ложь!

Лидия, не сумев сдержаться, продолжила упорствовать. Если забыть, что Эдгар пытался сделать на самом деле то... он, действительно, сделал ей предложение. Это правда.

– Хм-м, ну тогда, тебе же лучше. Я должен сообщить об этом Гаю.

Энди ушёл, закончив разговор так, что сразу становилось понятно: он ей ни капельки не верил.

Лидия осталась со смущением, болезненно трепещущим в груди.

Может, она и не врала, но из-за её поведения создавалось ощущение, что Лидия пытается произвести впечатление.

Эдгар не был возлюбленным Лидии. Его сладкие речи и предложение руки и сердца, возможно, были нужны именно для того, чтобы он мог забыть об истинной любви.

Она никак не могла понять, почему, понимая своё положение, только что сказала это всё Энди.

(3) Чего я желаю от всего сердца

<Лондон, Рождественский ужин>

– Милорд, гости прибыли, – сообщил дворецкий, заходя в кабинет в два часа дня.

Эдгару не нравилось, каким получилось письмо, которое он писал, и потому он скомкал его и поднял голову.

– Подготовка к обеду закончена. Можем приступать, когда пожелаете.

– Томпкинс... Скажи начистоту, ты считаешь Лидию привлекательной женщиной?

Дворецкий давно привык к тому, что его господин порой неожиданно поднимает тему, касающуюся женщин, а потому ничуть не удивилась. Он выпрямился, пытаясь казаться несколько выше со своим коренастым телом, и заговорил.

– Да, не могу не согласиться.

– Лидия думает, что она не отвечает вкусам современных мужчин, но я считаю, что это совершенно не так.

– Да, сэр.

– Даже если она говорит, что в родном городке её называли чудачкой, там всё равно может быть пара-тройка мужчин, скрывающих свою влюблённость.

– Я не был бы удивлён такому положению дел.

– А, следовательно, причиной того, что она не вступала в отношения и не получала признаний до сих пор, может быть мужчина, который не допускает этого.

– Как милорд?

– Я? Когда?

– Вы имели неосторожность потерять рождественскую открытку, которую тот джентльмен из ближайшего парка, знакомый мисс Карлтон, попросил вас передать ей.

– О-о, во всём виноват шаловливый ветер, который вырвал открытку из моей руки и обронил в лужу, так что я не терял её. Хотя писать послание бесполезно.

– …Ясно.

– В любом случае, Томпкинс, этот бесстыдный шотландец мог влюбиться в Лидию, и теперь, когда она вернулась назад после длительного отсутствия, возможно, захотел рассказать ей о своих чувствах. Такое может быть.

Эдгар подумал, что, написав ей, смог бы узнать, интересуется ли ей другой мужчина и довелось ли ей оказаться под омелой, но не мог не выплескивать в письме переполнявшие его ревность и желание единоличного обладания, так что он отложил это дело.

Даже обсудив это с Томпкинсом, он не получил ответа на свой вопрос, но граф не хотел долго держать в себе эти мрачные чувства, прочно засевшие в его голове.

– Какой ответ даст Лидия? Если она решит принять ухаживания этого мужчины, моё сердце будет разбито. Кроме того, от меня может отказаться Рэйвен.

– Рэйвен, сэр? С чего бы ему отворачиваться от вас, милорд?

– Он сказал, что хочет служить Лидии.

– И я с ним полностью согласен.

– Знаю, можете вы с Рэйвеном пойти и сказать об этом Лидии? Тогда она, может, выйдет за меня.

– Милорд, семейство Томпкинс служило графскому роду из поколения в поколение и трепетно блюло одно из правил нашего дома. Мы не можем пренебречь приказом графа. Даже если отданный мне приказ невозможно выполнить, я должен попросить вас позволить мне приступить как можно скорее.

Томпкинс сказал это настолько серьёзно, что никому и в голову не пришло бы смеяться. Другими словами, убедить Лидию невозможно.

– …Я шучу, Томпкинс.

Эдгару оставалось только самому отказаться от этой затеи.

– Знаю, милорд.

Дворецкий, губы которого исказила ужасающая дьявольская ухмылка, кажется, тоже шутил.

Эдгар пропустил свои золотистые волосы через пальцы и устало откинулся на спинку кресла.

Ни с того, ни с сего ему стало ужасно смешно так, что граф начал беззвучно смеяться.

Бесполезно было думать о Лидии, которая сейчас находится в далёкой Шотландии.

Эдгару не хватало решимости приблизиться к Лидии, но, как бы не скребли его сердце когти ревности, это была возможность сдаться и оставить Лидию в покое.

Даже если там, далеко, что-то происходит, он никоим образом не может воспротивиться или помешать этому.

– Пора начинать Рождественский вечер.

Эдгар поднялся с кресла.

Для начала, он понятия не имел, достаточно ли у него решимости, чтобы продолжить удерживать Лидию около себя, или, наоборот, ему станет лучше, если Лидия, чувствуя к нему отвращение, покинет Эдгара.

Рождественский вечер должен был начаться ещё днём.

Сегодня гостями, собравшимися в доме Эшенберт, были одни холостяки, которым нечем было заняться на Рождество. Те, у кого не было семьи, те, кто был не в ладах со своей семьёй, и одинокие дворяне, приехавшие из-за границы. Именно такие люди, с которыми Эдгар был знаком и регулярно общался, собрались сегодня здесь.

Даже Поль, друг Эдгара и художник, не принадлежащий высшему классу, был приглашён.

Поскольку здесь собрались близкие друзья, когда началась трапеза, официальный обед стал больше походить на домашние посиделки.

К тому времени, как они разрезали индейку, было откупорено множество вин, и, когда подали блюда, политые мясным соком с орехами и подливкой из сушёных фруктов, взрослые стали громко спорить, точно неразумные дети.

Они обсуждали, что лучше подходит к жареной индейке: мясная подлива или клюквенный соус. И явно не находили устраивавшего всех решения.

Рождественские блюда из книги рецептов навевали почти забытые детские воспоминания.

Он верил, что традиция накрывать рождественский стол, который каждый год был уставлен одними и теми же блюдами, никогда не канет в Лету.

– Эй, Эдгар, давай в следующем году устроим вечерок у меня.

– Нет, лорд Эдгар, смею заметить, мой повар удивительно хорош.

– Вы оба планируете оставаться холостяками и в следующем году?

– Конечно. Если допустим ошибку в выборе невесты, нам уже никогда не повеселиться на таком прекрасном вечере. Мне бы не хотелось оказаться загнанным в угол в доме семьи жены.

– Тогда вам просто нужно жениться на женщине, у которой нет семьи, – вступила в разговор одна из приглашённых.

– За кого-то вроде вас?

– О, миледи, если вы хотите выйти за меня – только скажите.

– Я предлагала лорду Эшенберту, – ответила она.

– О Боже, вас, кажется, отвергли. И что будете делать, граф?

– Звучит неплохо, но ваш сын явно не одобрит.

– Сын? Ну, не помню, чтобы я кого-нибудь рожала, к тому же, он на шесть лет меня старше.

– Ваш сын по закону, мама.

Среди разразившихся смехом гостей только Поль, сидевший рядом с Эдгаром, был озадачен произошедшим разговором.

Эдгар прошептал ему на ухо, что эти двое любовники, но он, видимо, уже выпил и не мог думать трезво, потому что улыбнулся и сказал: «О, чудно».

Ликер плескался в бокалах на рождественском столе в свете свечей.

Маленькие синенькие огоньки, расположенные на столе и наполнявшие комнату сладким запахом, делали вечер ещё более живым и весёлым.

Посреди такого бурного застолья Эдгар решил, что слуг стоит отпустить пораньше.

Рождество для каждого было особенным днём. И теперь, несомненно, в одной из отдалённых комнат начнётся праздник только для слуг.

– Кстати, Эдгар, слышал, многие семьи хотели пригласить вас на свои вечера, но почему же вы отказали им всем?

К тому времени, как они перебрались из гостиной в салон, все, расслабившись, чувствовали себя как дома, и в своё удовольствие курили сигары.

Огромные подносы с блюдами и сладостями, съесть которые даже не представлялось возможным, скорее всего, закончатся к утру, ведь они будут кутить всю ночь напролёт.

– Во всех этих семьях были дочери на выданье. С моей стороны несправедливо выбрать лишь одну из них, верно?

– Понятно, вы у нас всё-таки холостой граф, у которого нет семьи, так что у девушек достаточно причин желать с вами встречи в такой праздник.

– Так, граф. Кто же ваша главная цель? Все делаем ставки. Кто та девушка, которая заставила вас стать серьёзным, порвать со всеми вашими приятелями и вести себя благопристойно.

– Хм-м, и на кого же вы ставите?

– Ну не можем же мы сказать этого перед вами. О, знаю, Поль, давайте-ка присоединяйтесь.

– Что? О, нет, мне лучше…

– Почему это? Вы можете поставить всего один фунт. У нас тут уже больше двадцати людей. Разве для вас это не будет неплохой возможностью подзаработать?

Поль уже знал, кто был главной целью Эдгара, как и то, что его отношения с ней были под угрозой. Его нельзя было винить в том, что он не хотел тратить деньги на бессмысленную ставку.

– Тогда позвольте мне сделать ставку от имени Поля. На мисс Лидию Карлтон.

Эдгар положил серебряную монету в один фунт на стол.

– Кто это?

– Эй, кто-нибудь ещё поставил на эту девушку?

– Нет, никто.

– Эдгар, это она вас так заинтересовала?

– Погодите все. Мы же говорим о графе Эшенберте, он точно решил позабавиться с нашими ставками. Вы всегда заставляете нас блуждать в потёмках.

Эдгар криво улыбнулся и встал.

– Тогда позвольте мне принести свои извинения. Я собираюсь побывать на празднике слуг, – сказав это, он вышел из комнаты, болезненно думая, что если бы ему удалось выиграть, он с радостью подарит по двадцать фунтов каждому из присутствующих.

Естественно, местом для праздника послужила простая и строгая личная комната дворецкого.

До него доносились звуки скрипки, на которой, слегка фальшивя, играл повар. Громкое пение, хлопанье в ладоши и лёгкие шаги танцующих казались старомодными и оттого дерзкими.

Армин заметила, что пришёл граф, и подошла к нему. Даже она казалась веселее, чем обычно.

– Лорд Эдгар, прошу, насладитесь танцами отсюда.

– Благодарю. Кстати, кажется, Рэйвена здесь нет.

– Да, он, кажется, был не в восторге от праздника, так что решил вернуться в свою комнату.

Рэйвен с радостью бы выполнил любую работу ради Эдгара, но, похоже, он не считал, что ему необходимо наладить отношения с другими слугами.

– Мне позвать его?

– Нет, сегодня каждый должен быть там, где ему хочется.

Когда Эдгар посмотрел на по-детски беззаботную улыбку Армин, ему пришло в голову, что он даже никогда и не представлял, что сможет снова вот так встречать с ней Рождество.

До этого она уже раз успела лишиться жизни, так что и улыбка её могла не быть вызвана теми эмоциями, которые она чувствовала, но его всё устраивало, если ей не придётся вновь испытывать те мучения.

И ради этого Эдгар хотел сделать всё возможное.

– Армин, давай потанцуем.

Он взял её за руку и вывел на середину комнаты, освобождённую для танцев.

Когда они были в Америке, праздники, которые они проводили вместе с людьми из старых, тёмных районов города, всегда были такими. Даже те танцы, которые представители высшего общества сочли бы вульгарными и неприличными, ничуть не коробили Эдгара.

Когда они начали плавно танцевать простонародный танец, кто-то из слуг рассмеялся.

Скрипка повара заиграла быстрее. Молоденькие горничные вместе со слугами присоединились к ним, ловко крутанувшись, входя в круг.

Когда все начали танцевать, ранее свободное пространство оказалось забито людьми, а плавные движения стали невозможными, но никто не казался встревоженным или недовольным.

Никого не заботило, если, танцуя, они наталкивались на других или наступали на чужие ноги.

Эдгар, в конце концов, без лишнего шума исчез с танцевальной площадки и в одиночестве сошёл по огромной лестнице на первый этаж.

Он сделал всё, что было положено делать на Рождество.

Но одно он всё же упустил.

Лидии не было рядом с ним.

И он ничего не мог с этим сделать. Но, повинуясь своим мыслям, взял пальто и открыл переднюю дверь.

Небо было совершенно чёрным.

Туман, слабой дымкой висевший над городом, своим холодом мгновенно остудил пылающий лоб, на котором после танцев выступила испарина.

Он поднял воротник пальто и быстрым шагом вышел на главную улицу, подозвал кэб и приказал ехать к дому Карлтонов неподалёку от университета.

Лидия и профессор Карлтон были в Шотландии. Он понимал, что дом пуст, но ничего не мог с этим поделать.

Выйдя из кэба на углу, он решил немного прогуляться.

Только в одном доме не горели окна, так он без промедления понял, какой из них принадлежит отцу Лидии.

У их экономки, скорее всего, был выходной, и она отправилась к своей семье.

Окно комнаты Лидии было чёрным и пустым, и когда он представил, что её комната никогда больше не увидит свою хозяйку, а окно не засветится, почувствовал боль в груди.

Мысль о том, что Лидия может не вернуться, ужаснула его. Но он не имел право пытаться вернуть девушку.

Ещё больше пугала мысль, что из-за него она может стать несчастной или, что ещё хуже, серьёзно пострадать.

Но, несмотря на все условности, он не мог отказаться от желания видеть Лидию подле себя.

Когда он подошёл к ступеням перед входной дверью, слабый холодный ветер легко качнул висевший на ней венок омелы.

<Шотландия, Рождественский венок>

Хоть наступила ночь, и всё вокруг окрасилось сплошной чернотой, свечи, украшавшие дерево, освещали комнату, а огонь в камине окутывал теплом.

Лидия поужинала со своим отцом и Нико, а сейчас, уютно устроившись в любимом кресле-качалке своей матушки, слушала, как отец читает книгу.

Нико, набив брюхо едой и хорошей выпивкой, храпел на полу у камина.

Его рот был широко раскрыт, а сам он развалился на полу, но эта небрежность была очень похожа на Нико, который обычно всего лишь старался вести себя как настоящий джентльмен.

Очень часто его усы дергались. Тогда он облизывался. Вид счастливой мордашки Нико, которому, кажется, снились всевозможные лакомства, действовал на Лидию подобно колыбельной.

Уютное покачивание кресла тоже расслабляло, ей вспомнилось, что матушка часто дремала здесь.

Лидию наполняло успокаивающее тепло, как будто она сидела на маминых коленях.

Прикрыв глаза, она перенеслась в то время, когда была маленькой девочкой.

Когда матушка засыпала, отец сразу же замечал и нежно укрывал её одеялом.

Иногда матушка только притворялась спящей и ждала, когда муж принесёт ей одеяло.

Обычно отец на цыпочках выходил из комнаты, и тогда матушка открывала один глаз, подглядывая.

– Зачем? – спросила маленькая Лидия.

– Я хочу убедиться, что он любит меня больше, чем свои редкие камни.

Хоть он и был минерологом, который обожал свою работу, разве накрывал бы он её одеялом, если бы не боялся, что она простудится?

Так подумала Лидия, так что она озадаченно склонила голову, но единственной соперницей счастливо улыбающейся матери была та страсть, которую муж испытывал к науке.

– Лидия, ты полюбила кого-то?

Удивлённая Лидия посмотрела на свою матушку. Она была маленькой девочкой, сидящей на коленях своей матери. И всё же матушка сейчас говорила с Лидией так, словно она была взрослой.

– Интересно, какой он, тот джентльмен, который сделал тебе предложение? Жаль, я не могу познакомиться с ним, но если ты выбрала его, он, должно быть, добр и сострадателен, как твой папа.

Рука Лидии, которую её мама держала в своей, была по-детски маленькой, но почему-то на одном из её пальцев сверкало незнакомое кольцо с лунным камнем.

«Хоть благодаря магии фейри оно скрыто от глаз других людей, матушка всё ещё может видеть его», – глупо подумала Лидия.

– Точно. Тебе нужно быть честной в своих чувствах, верить в него и оставаться рядом.

«Но, матушка, я…

Я ребёнок. Мне рано думать о любви и о замужестве.

Я хочу остаться с мамой и папой».

– Ох, Лидия, похоже, к тебе гость. Он, должно быть, так хотел увидеть тебя, что проделал весь этот путь.

Направляемая руками матушки Лидия соскользнула с теплых, уютных коленей и пошла к входной двери, как ей и было сказано.

Маленькая Лидия не понимала, кто такой этот «он», о котором говорила матушка. Поэтому она могла только представлять.

Какого цвета у него волосы? А глаза? У него красивая улыбка?

Однако за то время, в которое она дошла до двери, Лидия стала взрослой.

Когда она подумала, что, наверное, видит сон, ей представилось, что будущая любовь стоит по ту сторону двери.

Светловолосый пепельноглазый Эдгар всплыл в голове Лидии.

Но что, если это не он?

Конечно, было бы лучше, если бы это был не Эдгар, но Лидия не могла думать о другом мужчине.

Дверь тихо открылась ещё до того, как рука девушки коснулась её.

Задержав дыхание, она выглянула за дверь, но… там никого не оказалось.

Никто не стоял по ту сторону порога.

«Ну что же, думаю, это значит, что мне суждено прожить жизнь в одиночестве».

Чувствуя разочарование, она шагнула в ночную темень. Снежинки, принесённые зимним ветром, начали падать вокруг неё.

По какой-то странной причине лунный камень на кольце слабо засиял.

Лидия подняла голову и увидела неясную фигуру у ворот, где горел фонарь, и поспешила к ней.

Человек с закрытыми глазами сидел на земле, прислоняясь к кирпичной стене. Его сияющие золотистые волосы выхватывали из тени точёные черты его лица сильнее, чем свет фонаря.

Это был он, куда бы он ни пошёл, что бы он ни делал, он всегда умудрялся выглядеть изящно и элегантно.

– Эдгар! Что стряслось? Проснись!

Когда Лидия затрясла его, Эдгар, вырванный из дремоты, широко раскрыл глаза.

– Лидия? Откуда ты здесь? Ты вернулась в Лондон?

– Что? Это же Шотландия.

– Нет, это Лондон. Мы у твоего дома.

Поскольку он проговорил это таким простым твёрдым тоном, Лидия засомневалась и даже решила оглядеться, но увидела каменные дома, плотными рядами выстроившиеся по обе стороны улицы.

Лидия и в самом деле была перед передней дверью городского дома их семьи.

– Этого не может быть, я же всего лишь прошла через наш передний дворик к воротам… Эдгар, иди сюда.

Эдгар встал и сделал несколько шагов в том направлении, которое ему указала Лидия, и остановился, как вкопанный.

– Это… Шотландия?

– Мы в переднем дворике нашего дома.

– Значит, это тот дом, в котором ты выросла?

Хотя это был самый обычный двухэтажный домик, из окон струился теплый, ласковый свет. Эдгар, смотря на него, кажется, пребывал где-то далеко в своих мыслях.

– Интересно, это сон? – пробормотал он.

– Да, это сон. Сон, который я вижу.

– Нет, неправда, это мой сон. Когда я присел перед твоим домом, я задремал. Его пепельно-лиловые глаза отражали золотой свет фонаря и, казалось, горели ещё ярче. Но это могло быть просто игра воображение.

Но хоть она так думала, не могла не спросить:

– Почему ты перед моим домом…

– Мне было одиноко. Хотелось увидеть тебя... очень сильно.

Его ответ был наполнен сладостной тоской намного больше, чем представлялось Лидии. Создавалось впечатление, что он был настоящим Эдгаром.

Лидия почувствовала, как скулы вновь опаляет жаром, отвела взгляд и отступила в тень от кустов, пытаясь укрыться от фонарного света.

Однако из-за этого стало казаться, что они робкие влюблённые, смущённые тем, что остались наедине, и потому пытающиеся избежать света.

Эдгар вдруг резко шагнул к ней, и они оказались настолько близко, что их плечи едва не соприкасались.

– Эдгар, если ты вправду задремал на улице, тогда ты точно замёрз. Тебе нужно проснуться и пойти домой.

Когда он был так близко, она не могла не нервничать и не пытаться отступить.

Это было обычное поведение Лидии, но Эдгар остановил свою руку, которую он протянул к ней, потому что девушка вела себя так сдержанно, но именно это вызвало у него недоумение.

– Ты хочешь сказать, что я должен скорее уйти?

– Я-я просто беспокоюсь.

– Ты не хочешь видеть меня даже во сне?

– Я не говорила этого.

– То есть ты хочешь видеть меня?

– ………

– Пожалуйста, скажи мне это прямо. Я начинаю чувствовать себя трусом, потому что не могу тебя увидеть.

«Не существует мужчины, которому слово трус не подходило бы больше, чем тебе», – подумалось Лидии, но тот Эдгар, которого она видела сейчас, не показывал своей пугающей настойчивости и терпеливо дожидался ответа.

– …Да, мне хотелось увидеть тебя…

Поэтому Лидия могла быть честной и с собой.

Потому что это точно был сон.

Так как это не было реальностью, чувства, переполнявшие её сейчас, были такими же.

Даже если в жизни Эдгар любил не её, и даже если Лидия всегда уступала ему, прямо сейчас это не имело значения.

– Хорошо.

Улыбаясь от искреннего облегчения, он прикоснулся к локону Лидии и положил обе руки на её щёки.

Лидия посмотрела вверх, и её глаза заметили за спиной нежно улыбающегося Эдгара венок из омелы, висевший на арке ворот.

– Лидия, закрой глаза.

Говорят, если пара целуется под омелой, её ждут долгие годы совместной счастливой жизни.

– Но, эм…

Вспомнив об этом, она смутилась и не смогла сделать то, о чём он просил.

Видя её реакцию, Эдгар прошептал мягким бархатным голосом:

– Если это мой сон, ты не откажешь мне.

– А если мой?

– Конечно, всё будет так, как хочешь ты.

Пока Лидия думала, какой же сон ей хотелось бы увидеть, нежные губы прижались к её щеке и осторожно соскользнули к её губам.

Возможно, оттого что это был сон, прикосновения ощущались такими мягкими и быстрыми, и лишь одно мгновение она чувствовала тепло, опалившее кожу.

Но так могло быть и из-за того, что Лидия до сих пор не познала вкуса настоящего поцелуя.

Но они уже целовались раньше... хоть поцелуй и был очень коротким и слабым, и, если бы она вспомнила, как близко были они друг к другу в тот момент, сердце забилось бы так быстро, что даже намёка на прикосновение хватило бы, чтобы она впала в панику.

Они просто прикоснулись друг к другу, невинно, как дети, но так могло быть потому, что это был сон Лидии, а большего представить она просто не могла.

Но то, что он не позволял её отстраниться, не соответствовало желаниям Лидии.

Даже то, что её верхнюю губу нежно пососали, когда они наконец оторвались друг от друга, было совсем не её воображением.

«Разве это не мой сон?

Эдгар видит тот же сон, что и я?»

Лунный камень на пальце её левой руки сиял даже ярче, чем раньше.

– Возможно, это магия кольца? Оно помогло нам встретиться в святую ночь.

Могло ли быть такое? Вполне возможно.

Он счастливо улыбался, смотря на Лидию влюблёнными глазами. И Лидия, чувствуя себя спокойнее, чем обычно, смотрела на него.

– Ох, я так люблю тебя.

Если это была правда, она хотела верить его словам хотя бы сейчас.

И верить, что магия кольца действительно плод их истинных чувств и мыслей друг о друге.

В реальности невозможно было понять, что каждый из них думает друг о друге. Очень трудно быть честной в своих чувствах, ей не хватало уверенности в себе, и она боялась, что впереди ждёт лишь боль.

*

«Это просто магия, которая исчезнет, когда я проснусь.

Но пока что я буду любить его».

– Лорд Эдгар.

Услышав голос Рэйвена, Эдгар почувствовал, как его сознание возвращается назад и открыл глаза.

Черноволосый юноша с тревогой смотрел на своего господина, полулежащего, полусидящего на дорожке, ведущей к лондонскому дому семьи Карлтон.

– Всё в порядке, лорд Эдгар?

– …Рэйвен, ты пришёл за мной.

Хоть он и был одет в тонкое пальто, пробиравшую его от холода дрожь это не останавливало, и, даже когда граф встал, он услышал, как протестующее хрустят кости.

Подсчитав удары церковных колоколов, он понял, что прошло не так уж много времени, но воющая тоска, которая заставила его прийти сюда, исчезла, и Эдгар чувствовал себя на удивление спокойно.

– Как ты узнал, что я здесь?

– Лорд Эдгар, я не стану возражать, кем бы она ни была. Я буду служить той леди, которую вы выберите.

Рэйвен сказал это невероятно серьёзно, так что он, должно быть, жалел Эдгара, которому оставалось только прийти к пустому дому Лидии, думая о ней.

Он кисло улыбнулся, понимая, что ему сочувствую.

Хоть он и говорил, что любит её, он не мог увидеться с ней или вернуть, так что Рэйвен, видимо, ужасно чувствовал себя, когда видел трусящего Эдгара, который пытался занять себя другой женщиной, но он, должно быть, решил, что, даже если Лидия уйдёт от них, Рэйвен простит своего жалкого хозяина.

– Я видел сон. Кажется, там была Лидия. Может, я пытался поцеловать её.

– Она ударила вас?

– Не знаю. Я видел его только что, но не могу припомнить, как всё было.

Он был уверен только в том, что видел её золотисто-зелёные глаза очень близко. Она могла дать ему пощечину, но он чувствовал, что ему придётся потрудиться, чтобы она закрыла глаза.

Даже во сне Эдгара Лидия было похожа на саму себя.

Он думал об этом, когда уходил от дома Карлтонов.

Рэйвен сказал, что откажется от Лидии, если она уйдёт, но для Эдгара отказаться от Лидии оказалось намного труднее, чем Рэйвен или он сам предполагали.

– Ох, но я люблю женщину, которая никогда не теряет бдительности.

*

Проверяя почтовый ящик, Лидия обнаружила ещё одно письмо, прибывшее от Эдгара сегодня.

Забирая из ящика очередное письмо (новые письма приходили каждый день, с того момента, как она ушла в отпуск на праздники), она подумала, что снижать темп граф явно не собирается, но в глубине души чувствовала облегчение от того, что он не забывает о ней.

Когда она подняла глаза, взгляд зацепился за ветку рождественской омелы, продолжавшей висеть на арке ворот, несмотря на то, что Рождество прошло и наступил День Подарков*.

*День подарков – праздник, традиционно отмечаемый в Великобритании 26 декабря, на следующий день после Рождества.

Когда она посмотрела на него, невольно смутилась, а сердце бешено забилось.

События сна полностью исчезли из памяти Лидии, так что она понятия не имела, почему ощущала себя так.

Но одновременно с этим незнанием она ощущала спокойное приятное чувство.

– Здравствуйте, мисс Карлтон.

Повернувшись на голос, она увидела машущего Гая, стоящего за изгородью, окружавшей её дом.

– О, здравствуйте. Спасибо вам за вчера. Спасибо за то, что мы смогли провести такое чудесное Рождество.

Когда она искренне поблагодарила его, он с удивлением посмотрел на девушку, улыбаясь.

– Я слышал, у вас есть любимый?

Видимо, Энди передал ему те слова, что Лидия выпалила вчера.

– Энди сказал мне, что у него сияющие светлые волосы и на удивление красивая внешность, так что, похоже, у меня нет шансов.

– А, понятно...

– То дерево, на самом деле, его хотел принести вам Энди.

Лидия не поняла, почему он вдруг заговорил об этом, так что озадаченно склонила голову к плечу.

– Он, видать, каждый год срубал на одну ёлку больше, чем его просили. Пастор постоянно спрашивал его зачем, но он, кажется, беспокоился за вас, потому что знал, из-за чего вы не можете нарядить рождественское дерево. Но он никак не мог заставить себя принести его вам.

– Но Энди не хочет иметь со мной дело, он всегда зовёт меня странной или чокнутой...

– Он тогда был не в себе и ошибся. Может, из-за того что он упустил возможность подружиться с вами в детстве, он не хотел, чтобы с вами сближался кто-то другой? Поэтому и злился на меня за моё поведение. Но прошлой ночью он сказал, что пойдет прогуляться, и никто не мог его остановить, так что я подумал, что он, наконец, решился перед вами извиниться, но, кажется, он быстро сдался, потому что вернулся очень быстро. А потом предупредил меня, что дочь мистера Карлтона несвободна.

– Эх-хм.

Энди, как казалось Лидии, изнывал от скуки и смотрел на неё так, словно видел дьявола. Но поскольку он реагировал на неё только так, девушка смогла сразу же поверить словам Гай.

– Конечно, он немного двинутый, но, кажется, он решил отныне бороться с такими людьми, как я, ради благополучия вашей пары, так что, пожалуйста, простите его.

После этих слов Гай с довольной улыбкой ушёл.

– Разве я говорила Энди, что у Эдгара светлые волосы?

Снова склонив голову к плечу, Лидия закуталась в платок, пытаясь защититься от холодного ветра, и, повернувшись, направилась к своему дому.

Из ствола одного из вечнозелёных деревьев начали выходить наружу маленькие фейри.

Они забрали серебряные монеты и грецкие орехи, которые Лидия закопала в землю накануне, и стройным рядком пошли к лугам, переговариваясь счастливыми громкими голосами.

Смех фейри, звучавший словно шелест листвы, смешался с нежной песней ветра и донёсся до Лидии как шорох покачивающегося омелового венка.

Pages:     | 1 ||


Похожие работы:

«Тема №1 История как гуманитарная наука (2 часа) 1.     Предмет и методы исторической науки. 2.     Исторические источники и их классификация. 3.     Периодизация отечественной истории. Источники и литература1. Антипов Г.А. Историческое прошлое и пути его познания. – Новосибирск: Наука, 1987. – 242 с.2. Егорова В.С. О природе исторического познания...»

«ТЕМА ПРОЕКТА: "О чем звенит колокольчик?"АКТУАЛЬНОСТЬ: У детей дошкольного возраста очень часто обычные вещи вызывают необыкновенный интерес и способствуют развитию познавательного интереса и активности. Решив создать в группе м...»

«ИСТОРИЯ УТЮГА "Школьный музей" Выполнила: Шелест Ксения. Содержание Введение..3 ГЛАВА I. Утюги до появления электричества. Виды утюгов.5 ГЛАВА II. Утюг после появления электричества.10 ГЛАВА III Музеи утюга..11 ГЛАВА IV Коллекция утюгов школьного музея.13 З...»

«А 26 Вариант № 10 Объясните постановки знака препинания или его отсутствия в предложении. История раненого матроса очень взволновала Лилю, (1) и, (2) (когда её не пустили в лазарет),(3) она была раздосадована, (4) что не удалось поговорить с ним. 1-ССП 2стык, нет то3,4СПП Над м...»

«Муниципальное образовательное учреждение общеобразовательной средней школы №1 г. Сенгилея Ульяновской области Проект Тема: "Народные промыслы Сенгилеевского района" Выполнила ученица 10 класса КУРНОСОВА ОКСАНА Руководитель Калачева Г. Е. Г. Сенгилей 2014-2015г. Содержание Введение Актуальность темы, ее значение, задачи и методы, использованные при...»

«Общий экспресс-анализ УМК “Millie” для 2 класса общеобразовательных учреждений, авторов С. И. Азаровой, Э. Н. Дружининой и др., издательство "Титул", 2005 год. УМК “Millie” для 2-4 классов учебник английского языка для школы 1 ступени, на основе современных достижений методики, рекомендован в...»

«Приложение 2 На стипендию Президента/Правительства Российской ФедерацииХАРАКТЕРИСТИКА-РЕКОМЕНДАЦИЯ кандидата на получение в 2017/18 учебном году стипендии из числа аспирантов, проявивших выдающиеся способности в учебной и научной деятельности*Наименование образовательной организации:Кандидат:Год обучения, на к...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по литературе для 9 класса составлена в соответствии с основными положениями Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования второго поколения, на основе примерной Программы...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение Сосново-Борская средняя общеобразовательная школа Коломенского района Московской области Сценарий классного часа "Моя малая Родина" Классный руководитель 5 класса Гаганова Олеся Вячеславовна 01.09.2014г. Коломна-1 Тема : Моя Малая Родина. Цели : уточнить понятия "Родина", "...»

«Цель: воспитание сознательной любви к Родине, уважения к историческому прошлому своего народа на примере подвигов, совершенных в годы Великой Отечественной войны.Задачи: активизировать учащихся, заострить внимание на драматические страницы в жизни страны; развивать дискуссионные умения ребят; формировать нав...»

«СПИСОК ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТОВДЛЯ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ 1 БЛОК История о российском матросе Василии Кориотском. История об Александре, российском дворянине. Феофан Прокопович. Трагедо-комедия "Владимир", лирика (по выбору). А.Д. Кантемир На хулящих учение. К уму своему (сатира I); Филарет и Евгений. На зависть и гордос...»

«Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей Огудневская детская школа искусств Щёлковского муниципального района Московской областиДОКЛАД на тему: "История крутецкой игрушки" Подготовила преподаватель по классу ИЗОЗайцева Ольга Викторовна 2011г. Игрушки КрутцаЛюди всегда любили кра...»

«Методическая разработка урока музыки в 7 классе по теме "Рок-музыка: история, стили, направления" Тема четверти: Музыка "лёгкая" и "серьёзная". Раздел курса: Молодёжная музыкальная культура. Тема урока: Рок-музыка: жанры, стили, направления. Цель урока: дать общее пр...»

«Коротаев А.В., Халтурина Д.А., Малков А.С., Божевольнов Ю.В., Кобзева С.В., Зинькина Ю.В. Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития. Изд.3, сущ. перераб. и доп. М.: УРСС, 2010. Глава 6Мате...»

«1 вариант 2 вариант1.Какой из жанров литературы нельзя отнести к фольклорному?а) сказка; б) былина; в) народная песня; г) поэма 1.Какой из жанров литературы нельзя отнести к фольклорному?а) повесть; б) пословица; в) народная песня; г) частушка2. Назовите г...»

«Интеллектуальная игра "Моя Родина-Казахстан"Цели 1. Выявить и закрепить знания учащихся по истории и культуре Казахстана.2. Расширить кругозор учащихся, речь, логическое мышление.3. Воспитание уважения к истории своей Родины, любви к Родине, чувства патриотизма и интернационализма. Оборудование: название...»

«Введение Почва как естественноисторическое тело представляет собой поверхностную, плодородную часть земной коры. Ее толщина в среднем составляет 18-20 см, хотя в различных районах суши может быть от нескольких миллиметров до 1,5-2 м....»

«Положение о проведении костюмированного вело-парада "Леди на велосипеде", приуроченного к празднованию Дня России, Дня города и Году истории в Ленинградской области г. Кингисепп 12 июня 2017 года.1. Цель и задачи вело-парада. Цель: Пропаганда здорового...»

«Литературная гостиная "Стихи военных лет" Тема: Великая Отечественная война в лирике современников и поэтов послевоенного времени.УМК: Сценарий авторская разработка. Стихи поэтов Александра Твардовского, В.И. Лебедева-К...»

«Муниципальное казённое общеобразовательное учреждение "Тёткинская средняя общеобразовательная школа №1 им.Бочарникова" Глушковского района Курской области Сценарий библиотечного мероприятия, посвященного истории, культуре образования Курской области "Земли родной ми...»

«Контрольная работа "Первая историческая эпоха" Вариант 1 Часть 1. Выберите правильный ответ1. Выберите главную причину появления неравенства среди людей А. распад родовой общины Б. изменение орудий труда В. Появление государства2....»

«Конспект непосредственно образовательной деятельности для детей старшего дошкольного возраста на тему "Такие разные мячи"Программные задачи: Познакомить детей с историей появления мяча в России. Систематизировать знания детей о спортивных играх с мячом. Формировать умение экспериментир...»

«ТЕМА ЛЮБВИ В ТВОРЧЕСТВЕ БЛОКААлександр Блок вошел в историю литературы как выдающийся поэт-лирик. Начав свой поэтический путь книгой мистических стихов о прекрасной Даме, Блок завершил свое двадцатилетнее творчество в русской литературе проклятием старому миру в поэме Двенадцать. Блок прошел сложный творческий путь от поэта-символиста, от бесплодной роман...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Геологический факультетКУРСОВАЯ РАБОТА на тему: Берилл и его ювелирные разновидности Выполнила Нугуманова А.А. Проверил научный руководитель, доцент кафедры минералогии: Золотарев А.А. Санкт-Петербург 2009г. Содержание Введение Глава I. Из истории названия берилла Глава II. Свойства берилла Глава III...»

«Департамент образования города Москвы Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы "Московский городской педагогический университет" Инсти...»

«В гости к книге (история возникновения книги) Семенова Е.А. Цель : познакомить детей с историей возникновения книги, воспитывать бережное отношение к книге. Оборудование: мультимедийное оборудование, печатные листы, канцелярские принадлежности. Орг. момент. Слайд №2. Она сделана из п...»

«Содержание Введение 3 1 А.А. Аракчеев. Вхождение во власть 31.1 А.А. Аракчеев будущий политик 61.2 А.А. Аракчеев. Начало политической карьеры8 2 Александр I и Аракчеев 122.1 Аракчеев: возвращение на службу...»

«Выезд: 12.12.2015 продолжительность тура 7 дней (1 ночной переезд)РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЯРМАРКИ Будапешт – Вена –замок Нойшванштайн Мюнхен – Нюрнберг Прага 1 день Отправление из Минска в 5:00 или из Бреста в 9:30. Транзит по Польше с оста...»

«HYPERLINK C:\\Users\\ОЛ\\Desktop\\Проект История\\История России. Учебно-методические материалы\\Содержание. История России. Учебно-методические материалы.docxИстория России. Учебно-методические материалы Содержание Хронологическая таблица 862 г. Упоминание...»

«Научно – исследовательская работа Тема : "История деревни Хафизовка". Автор исследования: Сабитова Регина, ученица 4 класса филиала МБОУ "СОШ им. И.Абдуллина с. Зириклы МР Шаранский район РБ" ООШ с.Нижнезаитово. Научный руководитель: Ибатуллина Резида Фанисовна, учительница начальных классов филиала МБОУ "СОШ им. И.Абд...»







 
2018 www.el.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.