WWW.EL.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн документы
 


Pages:     | 1 || 3 |

«1. Предмет истории государства и права зарубежных стран. 2. Основные методы истории государства ц права зарубежных стран. 3. Периодизация истории государства и права ...»

-- [ Страница 2 ] --

Договор купли-продажи заключался в силу простого неформального соглашения сторон. Предметом договора могли быть не только движимые вещи, но и различного рода недвижимости поле, дом, сад. Предметом купли-продажи были также рабы. Продажа свободных людей в рабство была не возможна после реформы Солона. Необходимым условием купли-продажи признавалась цена, которая могла быть выражена не только в деньгах, но и в каких-либо продуктах. Договор купли-продажи без особых формальностей влёк за собой переход права собственности на продаваемую вещь. Однако предварительным условием перехода права собственности являлась уплата покупной цены. Если вещь была передана до уплаты полностью покупной цены, продавец в случае не выполнения покупателем своих обязательств мог истребовать обратно проданную вещь.

Договор найма имел своим предметом как движимые, так и недвижимые вещи. В наём отдавали скот, рабов, суда, землю, дома. Особенно распространённа была аренда домов, тем белее, что метэки, как правило, не имели право приобретать дома в собственность, и вынуждены были селиться в помещениях, взятых в наём. По договору найма наймодатель обязан предоставить в пользование нанимателя вещь на срок, установленный договором. Что бы предотвратить продажу вещи наймодателем, наниматели добивались включения в договор оговорки, запрещавшей наймодателю продавать вещь до истечения срока найма. Главная обязанность нанимателя своевременный взнос наёмной платы. Как правило, арендная плата вносилась деньгами. В сельском хозяйстве встречались договоры найма, допускавшие плату натурой.

От договора найма отличался договор ссуды, то есть бытовой договор безвозмездного пользования вещью. Этот договор обозначался наименованием “chresis”.

Наёмный труд играл не значительную роль в хозяйстве, так как в основном прибегали к труду рабов. Тем не менее, договоры личного найма совершались, как и в сельском хозяйстве, так и для разного рода домашних и иного рода услуг в городе, а также на общественных работах.

Договор займа был широко распространён. Как правило, заём предоставлялся с условием уплаты процентов. Однако существовал и беспроцентный займ.

В VII-VI веках до реформы Солона широко практиковались кредитные операции в деревни, приводившие не редко к закабалению свободных крестьян. В IV веке появляются специальные менялы, предприниматели, занимающиеся кредитными операциями, так называемые трапезиты, от слова “трапеза”. Ростовщичеством занимаются также храмы. Договор займа не требовал никаких формальностей. Он мог быть заключён устно и даже без свидетелей.

В Афинах были весьма распространены различного рода объединения граждан, связанных между собой договором товарищества. Этот договор, как правило, оформлялся в письменном акте. Участники договора делали вклады для образования общего имущества товарищества. Товарищи несли ответственность друг перед другом за убытки, причинённые умышленным или небрежным ведением дела. Доходы и убытки делились между членами товарищества согласно условиям договора, а при отсутствии таких условий пропорционально ценности их вкладов.

Всякий вред, причинённый имуществу, давал основание для предъявления иска dike blabes. Этот иск предъявлялся, например, к соседу, по вине которого оказывалось залитым водой поле. Характерно, что отец семейства отвечал за имущественный вред, причинённый его детьми, хозяин за вред причинённый его рабом.

Вступление в брак считалось обязательным. Однако безбрачие не влекло за собой никаких наказаний; оно рассматривалось лишь как несчастие и как нечестие, поскольку безбрачие приводило неизбежно к прекращению рода. В гомеровскую эпоху, брак заключался с помощью договора купли-продажи невесты, сторонами в котором выступали отец девушки и её жених. Установление приданого не было обязательным для отца; ели же девушку выдавал замуж её брат, он обязан был дать приданое. Различались две формы заключения брака:

предъявлялся, например, к соседу, по вине которого оказывалось залитым водой поле. Характерно, что отец семейства отвечал за имущественный вред, причинённый его детьми, хозяин за вред причинённый его рабом.

Вступление в брак считалось обязательным. Однако безбрачие не влекло за собой никаких наказаний; оно рассматривалось лишь как несчастие и как нечестие, поскольку безбрачие приводило неизбежно к прекращению рода. В гомеровскую эпоху, брак заключался с помощью договора купли-продажи невесты, сторонами в котором выступали отец девушки и её жених. Установление приданого не было обязательным для отца; ели же девушку выдавал замуж её брат, он обязан был дать приданое. Различались две формы заключения брака:

Engiesis обычный договор жениха с отцом или опекуном невесты;

Epidikasia заключение брака перед должностными лицами или перед судом.

Афинская семья семья моногамная. Женщина занимала в ней подчинённое, приниженное положение. В действительности семья была моногамной лишь для женщины. Однако для связи мужчин с другими женщинами, кроме своей жены, не порождали никаких юридических последствий.

Развод для мужчины был свободен. Муж мог в любое время отослать жену из своего дома. В этом случае он обязан был вернуть ей приданое, если только развод не был вызван изменой жены.

В наследственном праве ситуация складывалась следующим образом: Если умерший не составлял завещания, наступало наследование по закону. Наследовали в первую очередь сыновья умершего. Дочь при наличии сына не считалась наследницей. Между сыновьями наследство делилось поровну. Наследование по завещанию появляется в Афинах начиная с Солона. Для действительности завещания необходимо было, что бы завещатель находился в здравом уме и не подвергался физическому или психическому принуждению. Завещать мог лишь тот, у кого не было детей мужского пола.

Право в вопросах о преступлениях и наказаниях сохраняло не мало пережитков первобытнообщинного строя. Это сказывалось в том, что убийство рассматривалось как дело, интересующее родственников убитого, а не органов государства. В тех случаях, когда родственники возбуждали преследование против убийцы, их иск носил характер частного обвинения. Убийца мог избегнуть наказания, добровольно удалившись в изгнание. Однако, в случае возвращения, он считался вне закона и мог быть убить безнаказанно.

Наказание применялись следующее: при наиболее серьёзных преступлениях, таких, как умышленное убийство, государственная измена, безбожие, назначалась смертная казнь, причём осуждённому представлялось привести приговор в исполнение саморучно (путём принятия яда).

Большое место в карательной политике занимали государственные преступления: государственная измена, обман народа, оскорбление богов, внесение противозаконных предложений в народное собрание и другие.

Начинать судебные дела могли лишь полноправные граждане. За женщину и несовершеннолетнего действовал глава семьи. Вызов обвиняемого или ответчика в суд производился не органами государства, а самим обвинителем (истцом), который перед свидетелями призывал обвиняемого или ответчика явиться в назначенный день или час в суд. При неявке дело слушалось заочно.

На судебные решения и приговоры допускалась апелляция к гелиэе.

Для исполнения решения ответчику назначался срок. При неуплате в этот срок истец мог захватить имущество должника, а если встречал при этом сопротивление, начинал процесс об исполнении решения, проигрыш которого ответчиком влёк для него штраф в пользу казны, равный сумме иска.

18) Общественный и государственный строй Древнего Рима в царский период. Реформы Сервия Туллия.

Реформы Сервия Тулия

Реформы Сервия Тулия

Наиболее крупная реформа этого периода приписывается предпоследнему римскому царю Сервию Тулию (VI в. до н.э.).

Древнеримский царь (REX) по своему правовому положению сходен с понятием древнегреческого Базилевса.

Все граждане, патриции и плебеи, были распределены по разрядам согласно имущественному цензу. В особый, самый высокий разряд вошли наиболее богатые граждане Рима, так называемые всадники. В первый разряд входили те, кто имел имущество не менее 100 тыс. ассов, во второй - от 75 до 100 тыс., в третий - от 50 до 75 тыс., в четвертый - от 25 до 50 тыс., в пятый - 11 тыс. ассов. Не вошедшие в разряд назывались пролетариями. В ополчение их не брали. Деление граждан по имущественному положению напоминает реформу Солона.

Однако Сервий Тулий пошел дальше. Он реорганизовал систему ополчения. Все свободные граждане, имевшие землю или иное недвижимое имущество, в возрасте от 16 до 45 лет призывались к активной военной службе. Лица старшего возраста несли гарнизонную службу.

Все военнообязанные в зависимости от имущественного положения объединялись в воинские подразделения - центурии (сотни): из всадников было образовано 18 центурий, из первого разряда - 80, второго, третьего, четвертого - по 20, пятого- 30. Кроме того, имелись вспомогательные или нестроевые центурии из ремесленников, музыкантов, юристов. Воины должны были иметь свое оружие, снаряжение, инструменты. Центурия имела один голос. Следовательно, все зависело от результатов голосования в центуриях всадников и первого разряда. С тех пор все важные законы, выборы должностных лиц решались на собраниях по центуриям. Политическая роль куриатных собраний уменьшилась, прежние сходки по племенным трибам не созывались.

Два раза в год войско строилось за городом на Марсовом поле. Ополченцам задавали ритуальный вопрос: "Соизволите и прикажите ли, квириты, объявить войну?". Тут же назывались имена кандидатов в начальники похода. Голосование начиналось без обсуждения. Проходя маршем, каждая центурия подавала свой голос. Естественно, что вопрос решался голосованием первых двух разрядов. Мнение остальных центурий не имело практического значения. Их не всегда и спрашивали. В таком же порядке проходило принятие решений по другим государственным вопросам.

Сервий Тулий также произвел деление граждан по территориальному признаку. Рим был разбит на четыре трибы, к ним позже присоединились 17 сельских триб. Раз в пять лет проводилась перепись граждан для определения имущественного ценза. Был введен постоянный налог на содержание войска.

Таким образом, реформы Сервия Туллия создали "новое, действительно государственное устройство, основанное на территориальном делении и имущественных различиях". Публичная власть сосредоточилась здесь в руках военнообязанных граждан и была направлена не только против рабов, но и против пролетариев.

С помощью реформы удалось устранить политическое бесправие плебеев, сплотить верхушку патрициев и плебеев перед растущей массой рабов и пролетариев. Вскоре, по настоянию плебеев, была сделана запись обычного права - Законы 12 таблиц (451- 450 гг. до н.э.).

Если раньше мерилом стоимости были слитки меди, то теперь началась чеканка меди. Римское государство имело все признаки организации господствующего класса: публичную власть, территориальное деление населения, войско, налоги, полицию, суд.

В 509 году до н.э. наследники Туллия были изгнаны. В Риме утверждается республика. Царь был лишен политической власти, за ним были оставлены только жреческие функции. После "изгнания царей" высшими должностными лицами стали преторы. Позднее их назвали консулами (высшие должностные лица Рима. Города - государства).

Становление республики проходит под знаком усиления экономического и политического влияния плебеев. Преодолевая упорное сопротивление патрицианской знати на землю, за доступ в центральные органы постепенно добились ощутимых результатов. В тех случаях, когда патриции наотрез отказывались удовлетворить требования плебеев, последние прибегали к крайней мере. Они покидали Рим. Эта сецессия ставила патрициев в безвыходное положение. Таким путем плебеи добились права избрания на своих собраниях народных трибунов, наделив их статусом неприкосновенности и правомочием накладывать вето на решения патрицианских учреждений.

С 449 года до н.э. плебейские сходки могли принимать законы. С 445 года до н.э. были разрешены браки между плебеями и патрициями. Это открыло доступ плебеем к высшей магистратуре и в сенат. Раньше к этим должностям их не допускали, т.к. считалось, что священное гадание (ауспиции)3 мог совершать только консул из патрициев. После второго отшествия в 289 году до н.э. был принят закон Гортензия (диктатор), который фактически уравнивал правомочия плебейских собраний с центуриатными.

В конце IV века до н.э. представители плебеев Лициний и Секстий после десятилетних попыток добились принятия важных законов, по которым уплаченные проценты по займу шли в счет погашения долга. Устанавливался максимум эккуации земли, принадлежащей государству (не свыше 500 югеров - 125 га). Плебеи получили доступ на любые должности. Судебные дела стало рассматривать специально избранное лицо, тем самым было проведено некоторое разграничение административной и судебной власти.

Важное значение имел закон Петеля (326 г. до н.э.), по которому полностью отменялась долговая кабала. Должник теперь отвечал перед кредитором только своим имуществом, но не личностью.

В начале III века до н.э. плебеи добились полного политического и правового равенства с патрициями. Тем самым утверждалась новая форма политической власти - господство богатых из обоих сословий. Разница между сословиями постепенно исчезла. Исход борьбы между патрициями и плебеями обусловил утверждение рабовладельческого государства в Риме. Победа плебеев не привела, однако, к демократизации политического строя, а завершилась компромиссом зажиточных слоев обоих сословий.

В период рассвета республики наиболее привилегированными считались главы фамилий из сенаторского сословия - нобили. Имущественный ценз для таких граждан достигал миллиона сестерций. Вторым сословием были всадники, имущественный ценз которых составлял 400 тыс. сестерций(мелкая серебренная монета). Представители первых двух сословий пользовались преимуществом на занятие должностей, могли иметь свои носилки, ложи в театре, одевать золотые кольца.

Обострение противоречий, в частности между всадниками и сенаторами, привело к столкновению внутри самого класса рабовладельцев. Верхушку римской рабовладельческой иерархии составляли наиболее богатые граждане, лица из сенаторского сословия, нобили, которые называли себя лучшими людьми - "оптиматами". Им противостояли "популяры", выдававшие себя за защитников сельского и городского плебса. Противоречия между этими двумя группами отражали борьбу между аристократией и демократией.

Всадники, крупные торговцы стремились усилить свое влияние на государственные дела. Популяры добивались демократизации государственного строя и Возрождения мелкого землевладения. Их программа должна была обеспечить устойчивое пополнение армии, т. к. с разорением крестьян численность ополченцев сокращалась.

Прогрессивный этап в развитии республики закончился, как только произошло слияние верхушки обоих сословий, и образовался нобилитет. Разорение мелких землевладельцев привело к кризису основ республиканского строя. С этого же момента заметны ограничения цензовой демократии.

Основные причины падения республики:

кризис рабовладельческого способа производства;

разорение мелких землевладельцев;

обострение классовой борьбы между рабами и рабовладельцами.

В течение нескольких столетий Рим вел агрессивные войны. Ему удалось к началу I в. до н.э. захватить огромные территории. Кроме Италии, Рим владычествовал в Испании, Сицилии, Сардинии, Северной Африке, Македонии, частично в Малой Азии. Возникла необъятная рабовладельческая держава. На рынки Рима поступало огромное число невольников. После взятия Карфагена (149-146 гг. до н.э.) 50 тыс. пленных были переданы в рабство. Дешевизна рабов позволила использовать их в сельском хозяйстве в гораздо большем масштабе, чем прежде. На захваченных землях появились огромные латифундии. Широкое использование рабского труда приводило к вытеснению свободного производителя из латифундий, где мелкие собственники не выдерживали конкуренции с крупными хозяйствами и разорялись.

К числу свободных, не имеющих римского гражданства, были отнесены латины и перегрины - жители подвластных Риму местностей. Позднее началась широкая раздача прав римского гражданства. Рабы не имели никаких прав, считались говорящими орудиями. Источниками рабства были плен, рождение от рабыни, в отличии от стран Древнего Востока, долговое рабство в Риме не получило широкого распространения, а в Ш в. до н.э. было полностью отменено.

Господин не отвечал за убийство раба. Невольники люто ненавидели своих угнетателей. Боясь новых восстаний рабов, господствующий класс вынужден был пойти на некоторые реформы. Император Адриан (П в.) создал указ, по которому хозяин за беспричинное убийство невольника должен был платить штраф. Наиболее жестоких господ принуждали продавать своих рабов.

Позднее отдельным рабам разрешали иметь свое имущество, приобретать корабли, открывать торговые заведения. В любое время хозяин мог отнять имущество раба. Освободиться от рабства можно было лишь с согласия господина. Вольноотпущенники имели ограниченную дееспособность.

Свободный крестьянский труд приходил в упадок. Свободные стали считать физический труд уделом рабов.

Моральное разложение знати заставило Цезаря (100-45-44 гг. до н.э.) ввести контроль за выполнением законов против роскоши, разврата, пьянства, разгульного образа жизни и наблюдение за женщинами легкого поведения. Эту задачу выполняла специальная полиция нравов, но малоэффективно.

Разорение мелких землевладельцев, восстания рабов и завоеванных Римом народов вынуждали господствующий класс искать новые формы эксплуатации угнетенных масс. Предотвратить разорение крестьянства пытались Тиберий и Гай Гракхи (II в. до н.э.). В разгар борьбы с крупными землевладельцами Тиберий поставил перед народным собранием вопрос: "Должен ли трибун продолжать оставаться в должности, если он противодействует народу?" Так было сформулировано положение, согласно которому благо народа есть высший закон. Ослабить могущество верхушки рабовладельцев, возродить искусственным путем мелкое землевладение не удалось. Главная социальная база республики ослабевала. Недовольство крестьян совпало с мощным восстанием рабов в Сицилии (73-71 гг. до н.э.) восстанием Спартака и др.

Шестилетняя война с нумидийцами, нашествие кимеров и тевтонов потребовали мобилизации всех сил. Военные ресурсы были на пределе. Это свидетельствовало о глубоком кризисе республики.

Консул Гай Марий (156-86 гг. до н.э.) в конце II в. до н.э., чтобы увеличить приток людей в армию, разрешил набирать в нее всех желающих граждан, независимо от имущественного ценза, в т. ч. пролетариев. Солдат получал жалование, он мог рассчитывать на часть военной добычи, а после службы рассчитывал получить надел земли. Многие пролетарии охотно пошли служить. Так возникла профессиональная армия наемников. Теперь командующий мог использовать послушное ему войско для захвата власти. С моментом этой реформы гибель республики стала вопросом времени.

В 82 г. до н.э. полководец Сула занял Рим. По заранее составленным спискам "подозрительных" были уничтожены тысячи республиканцев. Эти списки получили название проскрипционных. Погибли тысячи безвинных. Среди них было немало стойких республиканцев. Проскрипционные списки с тех пор стали символом беззакония и жестокости. Сулла заставил народное собрание избрать его диктатором, причем впервые срок диктатуры не был ограничен. В сенат были назначены дополнительно 300 членов из числа сторонников диктатора. Опираясь на армию, Сулла стал неограниченным правителем Рима.

Постепенная ликвидация республиканских институтов продолжалась и во время гражданской войны (I в. до н.э.). При Цезаре в сенат дополнительно вошли еще 300 его сторонников. В результате этот орган насчитывал 900 членов. Цезарь за свои победы получил звание постоянного диктатора и понтифика, а в 45 г. до н.э. ему присвоили титул императора. Он мог единолично осуществлять высшую власть, объявлять войну и заключать мир, распоряжаться казной, командовать войском. Однако республиканские традиции были еще живы.

Окончательный упадок республики и переход власти в руки одного человека произошел вскоре после убийства Цезаря (44 г. до н.э.). Его дальнему родственнику Октавиану удалось полностью подчинить себе все прежние учреждения.

Государственный строй

Римская патрицианская община представляла собою примитивный город-государство с типичными чертами “военной демократии”.

Носителем верховной власти было племенное собрание. Оно решало важнейшие вопросы в жизни общины: объявляло войну, совместно с сенатом выбирало царя, за-нималось важнейшими судебными делами и пр.

Вторым органом демократии был совет старейшин, сенат (слово senatus про-исходит от senex - старик). Его члены назывались “отцами” - patres.Согласно легенде, Ромул назначил первых 100 сенаторов. Тулл Гостилий прибавил еще 100, а Тарквиний довел их количество до 300. В период между смертью старого царя и выбором нового общиной управляли по-очередно сенаторы.Первые реформы “военной демократии” провел Сервий Туллий. Все свободное на-селение Рима — и члены римских родов, и плебеи — было разделено на имуществен-ные разряды. В основу деления был положен размер земельного надела, которым вла-дел человек (позднее, с появлением в IV в. до н.э. денег, была введена денежная оценка имущества). Обладавшие полным наделом входили в первый разряд, тремя четвертями надела — во второй и т.д. Кроме того, из первого разряда была выделена особая группа граждан — всадники, а безземельные — пролетарии обособлялись в отдельный, шес-той разряд.

Каждый разряд выставлял определенное число вооруженных мужчин, из которых формировались центурии— сотни. Всадники составляли центурии конницы, 1—3 раз-ряды — тяжеловооруженной пехоты, 4—5 разряды — легковооруженной пехоты. Про-летарии выставляли одну невооруженную центурию. Общее число центурий равнялось 193. Из них. 18 центурий всадников и 80 центурий первого разряда составляли больше половины всех

центурий.Наиболее важным в этой части реформ было то, что центурии стали не только военной, но и политической единицей. Со времени реформ наряду с куриатными народ-ными собраниями стали созываться народные собрания по центуриям (центуриатные комиции), где каждая центурия имела один голос и голосование по традиции начина-лось с центурий всадников и первого разряда, а при их единогласии, естественно, и за-канчивалось этим.

Решение народного собрания по центуриям получало силу закона, и это собрание оттесняло на вторые роли народное собрание по куриям.Вторая часть реформ — деление свободного населения по территориальному принципу усилила процесс ослабления кровнородственных связей, лежавших в основе первобытнообщинной организации. В Риме было образовано 4 городских и 17 сельских территориальных округов, за которыми сохранили старое название племен — трибы. В трибу входили и патриции, и плебеи, жившие в ней, подчинявшиеся ее старосте. Он же собирал с них

налоги. Несколько позднее по территориальным трибам также стали со-зываться свои собрания (трибутные комиции), в которых каждая триба имела один голос. Их роль долгое время оставалась второстепенной, но разделение населения по трибам, в которых патриции и плебеи несли одинаковые обязанности, свидетельство-вало о появлении в организации общественной власти в Риме территориального, а не кровнородственного принципа ее

действия.

Общественный строй

Древнейшее поселение Рима жило родами, которыми управляли старейшины. Род первоначально представлял собой сплоченный коллектив, связанный общим проис-хождением, общей собственностью на землю, а также почитанием предков.Со временем на территории, принадлежащей родам, появились люди, не входящие ни в один из них. Это были освобожденные рабы или их потомки, чужеземцы, ремес-ленники и торговцы, люди, изгнанные за нарушение родовых обычаев, насильст-венно переселенные из покоренных городов.

Этих пришельцев в Риме называли плебеями. Исконное же население, жившее родами, называлось патрициями. Возвраща-ясь к вопросу о происхождении римских сословий, можно взять за основу его “ком-плексную теорию”:

патриции действительно были коренным гражданством.

Они представля-ли собой полноправный “римский народ”; в непосредственной связи с ними были клиенты, которые получали от них землю, скот, пользовались их защитой на суде и пр. За это они должны были служить в военных отрядах своих покровителей, оказывать им помощь деньгами, выполнять различные работы; плебеи стояли вне родовой организации патрициев, т.е. не принадлежали к “римскому народу”, не имели доступа к общинной земле и были лишены политиче-ских прав.

Патриции превратились в замкнутую группу знати, противостоящую широкой массе плебеев.

19) Эволюция общественно-государственного строя Древнего Рима в период республики.

История древнего Рима, завершающая историю античности, является одним из важнейших этапов всемирной истории. На ее примере можно проследить зарождение, расцвет и гибель рабовладельческого общества и государства.

Начало римской истории относится к той эпохе, когда многие государства Древнего Востока насчитывали уже не одно тысячелетие от времени своего возникновения. На ранних ступенях своего развития Рим не был связан с мировыми центрами и мировыми событиями того времени, но его политическая мощь постоянно росла.

Образование Римской республики способствовало широкому распространению того культурного наследия, которое оставили другие народы древности (греки). Но в некоторых областях культуры и сами римляне достигли достойных результатов.

Остатки римских монументальных сооружений сохранились до настоящего времени, множество терминов, выработанных римлянами, вошло во все современные европейские языки. А изучение латинского языка и римских поэтов долгое время было основой школьного образования. Даже основы римского права сыграли исключительную роль в истории законодательства современных европейских государств. Машкин Н.А. История Древнего Рима. М., 1947, стр. 3.

1. Переход к Римской республике

Распад патриархально-общинных связей, на которые опиралась единоличная власть царя (рекса), рост оппозиций со стороны аристократических семей, обладающих большими богатствами и общественным влиянием, привел к ликвидации монархии и к победе в Риме республиканского строя, а также к окончательному утверждению полисной системы организации государства.

Но в раннереспубликанский период демократический потенциал, который присущ полисной системе, предусматривающей элементы непосредственной демократии (народные собрания и др.), не получил полного развития. Простой народ в полисах, не имевший политического опыта и черпавший свои представления о власти из патриархально-религиозного прошлого, уступил бразды правления аристократии.

Вообще термином «республика» характеризуют государственно-политическую организацию Рима IV - I вв. до н. э. Смыслом организации власти в своем государстве римляне видели обеспечение гражданских прав и гарантию особых, привилегированных свобод полноправного жителя полиса. Только народ в целом обладает верховной властью, поручая отдельные части этой власти разным учреждениям и лицам. Этот принцип стал основной классической Римской республики.

2. Основные положения Римского права

Безусловное следование республиканским законам было для римлян не только юридической обязанностью, но и делом чести. Идея правового государства берет свое начало в республиканском Риме, ведь именно в римском обществе была выработана правовая система, которая имела целостный и всеобъемлющий характер.

Эволюция общественного строя нашла свое отражение в Римском праве.

Сила частной собственности и построенного на ней товарного оборота ломала устаревшие и стеснительные правовые формы. На их месте создавалось новое и совершенное в технико-юридическом отношении право, способное урегулировать тончайшие рыночные отношения, удовлетворить другие потребности развитого гражданского общества. Именно в таком виде римское право стало универсальной правовой системой, применимой в разных исторических условиях вне зависимости от типа общества, если только в его основе лежит частная собственность и рыночное хозяйство. Вместе с римским правом в историю цивилизации вошла и римская юриспруденция, представляющая огромную культурную ценность. На базе римской юриспруденции зародилась юридическая профессия, и с нее, соответственно, берет начало специальное правовое образование.

В период республики действовали «Законы XII таблиц» (первая римская кодификация законов). Они регулировали сферы собственности, семейных и наследственных отношений, содержали нормы, относящиеся к займовым операциям, к уголовным преступлениям, но вовсе не касались государственного права. Законами устанавливались не только чисто судопроизводственные правила, но и общие требования жизни в городской общине, в том числе касавшиеся соблюдения принятого порядка, предписаний морали. В этом отношении «Законы XII таблиц» многое позаимствовали из священных законов предыдущего времени. Например, из греческого права, о которых говорила и историческая традиция. К числу таких можно отнести предписания об ущербе, нанесенном животными, о праве убить ночного вора, о свободе объединения в публичные ассоциации.

Государственный строй Рима в период республики

Верховенство народа как коллективного правителя государства было закреплено в верховных политических, в основном законодательных правах народных собраний. В те времена существовало три основных вида таких собраний.

Куриатные собрания проходили в присутствии курионов (глав курий) или 30 ликторов. Эти собрания имели права в решение проблем в семейно-родовой сфере:

· контроль за усыновлением;

· контроль за осуществлением отцовской власти в роде и семье;

· контроль за утверждением в этой связи завещаний.

Центуриатные комиции проводили выборы важнейших магистратов (консулы, преторов, ценхоров) и диктатора. Решением комиций магистрату сообщались полномочия военного, распорядительного и судебного характера. В комициях проходило утверждение законов, предлагаемых магистратом, а также этот вид народного собрания обладал судебной властью: смертные приговоры в отношении граждан подлежали утверждению в собрании, а любой гражданин, несправедливо обвиненный имел право апеллировать к комициям. Решение комиций по судебным вопросам отмене не подлежало. Сходка комиций собиралась за стенами города во главе с одним из высших магистратов.

Правом участия в таких собраниях обладали самостоятельные граждане Рима, прошедшие цензовую регистрацию и приписанные к одной из политических центурий. Сначала ценз исчислялся на основании только владения недвижимостью и свободного происхождения, потом в центурии были допущены вольноотпущенники. А затем ценз исчислялся уже и на основании движимого имущества, в комиции были тем самым расписаны не только землевладельцы, но и ремесленники, торговцы и др.; усилены были и позиции вообще богатых слоев.

В трибутных комициях участвовали все граждане-собственники, а также вольноотпущенники по территориальным округам-трибам. Этим комициям принадлежала:

1. Судебная власть по обжалованиям, внесенным плебейскими магистратами;

2. Выборы плебейских магистратур (народных трибунов и эдилов);

3. Законодательство.

Главным органом государственной власти в республике был Сенат - древнейший из политических институтов, который выполнял роль опекуна римского народа. Членов Сената, сенаторов, назначали вначале цари, а после их свержения - консулы. В него могли входить только старшие и младшие главы родовитых семей, отвечавшие высшему имущественному цензу. В период установления республики права сенаторов стали получать и плебеи. За период республики количество сенаторов колебалось от 300. Назначались они на срок цензорских полномочий - 5 лет, после чего происходило обновление, что не исключало и возобновления прав сенаторов.

Сенату отводилась роль учреждения, с которым советуются магистраты, так как их решения имели опору в согласии народа.

В период республики Сенат далеко вышел за рамки совещательного органа, став главным правительственным и даже распорядительным учреждением с некоторыми законодательными полномочиями.

Функции сената:

1. Общее попечение над культами, надзором за храмами и священными местами и т.д.;

2. Общее финансовое управление (он выделял деньги на ведение войны, определял характер их поступления в казну и т.д.);

3. Соблюдение безопасности и добрых нравов гражданами в городе;

4. Военно-организационное управления;

5. Дипломатические и международные отношения Рима;

6. Право управлять подвластными Риму провинциями (назначение туда магистратов, определять их полномочия);

7. Рассматривание законодательных предложений магистратов, которые они вносили в народные собрания. После полного установления республиканских институтов Сенат рассматривал законы до их предложения народным собраниям;

8. Возможность вынести собственное заключение (сенатус-консульт), не требовавшее утверждения комициями;

9. Возможность продлевать властные полномочия магистратов в зависимости от их деятельности.

Сенаторское звание давало право принимать участие в прениях в Сенате и голосовать. Заседание проходило 4 раза в месяц в священном храме.

Исполнительная власть в республике находилась в руках магистратов.

Вообще появление магистратур в Риме было связано со свержением власти царя. В полномочия магистрата входили обязанности по исполнению решений народных собраний или Сената и в широкой собственной правительственной и правовой деятельности.

Первый вид римских магистратов называли сенаторским, а второй - городским. Этот орган власти был выборным, обычно это делали народные собрания. Следуя принципу коллегиальности магистратур, римляне избирали ежегодно двух консулов, преторов, а плебеи избирали несколько народных трибунов. Консулы обладали должностной властью (могли сами наказать неприемлемые действия любого гражданина), правом обращаться к богам; их действия были безотчетными. Они занимались всеми второстепенными делами по гражданской, военной части и следили за внутренней и внешней безопасностью города. Если начиналась война, они набирали войска, назначали командиров и осуществляли высшее военное руководство. Консулы издавали указы по вопросам управления и толкования права.

Преторы занимались судебными спорами. Благодаря их участию в судебном процессе, он стал формулярным.

В период республики был установлен общий порядок избрания в магистраты. Для граждан определялся имущественный и возрастной ценз: низшие - в 30 лет, претор - 40, консул - 42 года. Гражданин, желавший избрания, заявлял о себе сам (его имя объявлялось на форуме). Потом он вел предвыборную агитацию (встречались массовые подкупы), но закон предусматривал строгую ответственность за предвыборную коррупцию.

Еще одним из важных составляющих государственной власти была Римская армия. В республике предусматривалась всеобщая воинская повинность: с 17 до 46 лет граждане могли призываться на участие в войне, у генералов срок службы продлялся до 50. Уклонение от воинской службы без законных причин было жестоко наказуемо, вплоть до продажи в рабство.

В период республике в Риме имело большое значение народное ополчение. Оно состояло из четырех легионов по 4 200 воинов (позднее - до шести тысяч). Конницу содержало государство за счет особого налога с богатых вдов. Воинов обучали бою в едином строю, правильной организации боя. Все это сопровождалось жестокой воинской дисциплиной. Большую часть армии теперь составляли выходцы из малоимущих и недоимущих слоев населения. Армия профессионализировалась, становилась самостоятельной деклассированной политической силой и стала постоянной.

Большая военная активность повлекла изменения в военной организации. С 405 года до н. э. в армии появились добровольцы, которым государство стало платить жалование и выдавать вооружение. Ветераны же могли получать земли в Африке, Галлии и в Италии.

Бой, как правило, начинался легковооруженными пехотинцами, метавшими дротики в неприятеля и отходившими на фланги, на которых располагалась конница. После этого вступали в бой гастаты, за ними - принципы. Оружием служили мечи, копья и дротики, для защиты от врагов пользовались щитами, надевали на себя панцирь и шлем.

Большую роль играли римские укрепленные лагеря, создававшиеся по определенному плану. Они служили для ночлега или для убежища в случае отступления, а также являлись опорным пунктом во всех военных операциях. Машкин Н.А. История Древнего Рима. М., 1947, стр. 131.

Выдающемуся предводителю войск по общему одобрению солдат мог быть присвоен титул повелителя - императора. А по возвращению в Рим победителей обычно ждал особо организованный праздник - триумф (воздвигались триумфальные ворота для прохождения армии).

Военная организация Рима сыграла очень большую роль в его истории. Уже само создание центуриатных собраний, составлявших из вооруженных воинов, означало признание роли военной силы в возникшем государстве. Громадное расширение его пределов, достигнутое вооруженным путем, свидетельствовало как о роли армии, так и о росте ее политического значения. Да и сама судьба республики оказалась во многом в руках армии.

5. Общественный строй Рима в период республики

Период республики - период интенсивного развития производства, приведшего к значительным социальным сдвигам, нашедшим отражение в изменении правового положения отдельных групп населения. Значительную роль в этом процессе сыграли и успешные завоевательные войны, неуклонно расширявшие границы Римского государства, превращавшие его в могущественную мировую державу.

Классы - это большие группы людей, различающихся по их месту в системе общественного производства, по их отношению к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, произведенного продукта.

Положение римского гражданина в данный период подразумевало обладание политическими правами (выбирать в народном собрании, избирать магистратов и быть избранным в эти должности, служить в армии) и личными, частно-гражданскими правами (носить трехсоставное имя, участвовать в торговом и гражданском обороте, заключать полноценный брак, пользоваться особыми формами судебной защиты, составлять завещания). У полноправного гражданина, несомненно, существовали и определенные обязанности: служба в армии, уплата налога, соблюдение религиозных и моральных устоев. Также гражданин Рима мог претендовать на бесплатное наделение землей, на выдачу хлеба, на доступ к играм и зрелищам. Их запрещено было подвергать телесным наказаниям.

Римского гражданства можно было лишиться при утрате свободы (пленение на войне, продажа в рабство), в силу приговора суда (наказание), в силу особо общественно морального осуждения (когда происходило лишение права составить завещание, выдвигать иски в суде).

К высшему сословию относят римскую знать - нобилитет. Только они могли занимать должности консулов. Также нобилитет претендовал на политическое первенство, имел религиозное влияние на граждан Рима и мог присваивать жреческие должности. Представители нобилитета возглавляли армию, управляли провинциями.

Следующими сословиями были политические и правовые сословия сенаторов и всадников, которые выделялись из-за своих богатств.

Сенаторские полномочия можно было получить вследствие длительного исполнения обязанностей жреца, а также за счет наследства согласно имущественному цензу. Такое звание давало право присутствовать в Сенате и исполнять судейские обязанности в спорах между гражданами.

Но еще в 218 г. до н. э. сенаторам было запрещено заниматься любыми коммерческими предприятиями, заключать браки с лицами низших категорий. А во второй половине I в. до н. э. им было запрещено покидать Рим, приобретать земельную собственность в провинциях, служить в армии.

Самым мобильным, многочисленным и экономически влиятельным слоем было сословие всадников. Они в основном занимались внешней торговлей, ростовщическими и финансовыми операциями (откуп налогов). Их привлекали на государственную и военную службу.

Наиболее многочисленную группу населения Римского государства составляли жители внеиталийских областей (перегринов) и стран, сохранивших автономию и заключивших с Римом особые договоры о федерации (справедливый союз). Жители этой категории сохраняли собственное гражданство и получали государственное покровительство Рима и правовую охрану. Они не пользовались никакими правами римских граждан, но имели общенародные права (участие в торговом обороте, заключение брака, возбуждение исков в суде).

Помимо собственно римского, существовала категория латинского гражданства (латины). Ими обозначались жители центральной области вокруг Рима - Лациума, которые первыми признали над собой господство Рима и были на положении союзников. Это предоставляло им право участвовать в торговом и гражданском обороте, вступать в законный брак. Если они живут в Риме, то становятся полноправными гражданами, а также могут участвовать в народных собраниях.

Также существовали жители областей или общин, враждебных и покоренных Риму с ликвидацией у них политических и административных институтов. Они могли пользоваться судебной защитой.

Вообще положение иностранцев в Римском государстве и в период республики, и в период империи было своеобразно. Если они не принадлежали к одной из определенных правовых категорий (латинов, перегринов и др.), то в мирное время их рассматривали как «ничейную вещь», и любой мог захватить в свое распоряжение и личность, и собственность иностранца. В военное время положение ухудшалось: иностранцы становились врагами, и любой мог произвольно расправиться с ними, если они не вступали под покровительство римлянина.

Основным социальным делением в Риме стало деление на свободных и рабов, то есть на неимущих и малоимущих (пролетарии). Свободных граждан характеризовало осуществление коллективной собственности на землю и рабов, принадлежащих государству. Они обладали всеми частными и гражданскими правами, но политические права их были ограничены: право голоса в собраниях принадлежало им всем в совокупности, а не отдельно каждому гражданину, они не имели возможности и избираться магистратами. На пролетариев возлагались воинская и другие общественные обязанности.

Свободные в Риме делились на две социально-классовые группы: имущую верхушку рабовладельцев (землевладельцев, торговцев) и мелких производителей (земледельцев и ремесленников), бедноту (люмпен-пролетарии), которые составляли большинство общества.

Люмпен-пролетариат - это люди, обладающие правами римского гражданина, то есть они могли участвовать в выборах магистратов, в народных собраниях, но не имели собственного хозяйства и не работали. Жило это сословие за счет подачек богатых людей, становясь их клиентами, поддерживая их кандидатов при голосовании и оказывая различные услуги. Люмпен-пролетариат не имел особых политических интересов и убеждений, он требовал «хлеба и зрелищ».

Особое сословие составляли вольноотпущенники (бывшие рабы, отпущенные на свободу своими господами и обладавшие неполноправным гражданством). Им было предоставлено право участвовать в центуриатных комициях. Конечно, они не избирались на должность магистратов и не имели прав на заключение законного брака.

По отношению к своему хозяину вольноотпущенники должны были оказывать ему материальные услуги, сохранять почтение, не имели права предъявлять иски на него. За нарушение этих обязанностей вольноотпущенник мог быть снова объявлен рабом.

Еще одним неполноправным сословием в Риме считались клиенты (по наследству, вынужденная мера).

С наступлением эпохи христианства в Римском обществе появляются разграничения в правах граждан с различным вероисповеданием. Язычники и евреи не могли занимать общественные и государственные должности, обладать рабами и вступать в законные браки. Еретики и вероотступники подлежали такими же ограничениями в своих правах.

К несвободному населению относили класс рабов, которые были или захвачены в плен на войне, или родились рабами, или были проданы за долги.

Сначала рабство имело патриархальный характер. Как правило, раб не имел ни политических, ни частногражданских, ни имущественных прав, а господину принадлежало право наказания. Такой рабочей силой мог быть лишь лишенный всех прав и всякого имущества раб, полученный откуда-то извне. Отсюда усиление агрессивности Рима, его бесконечные войны, массовое ограбление и порабощение завоеванного населения. В связи с внедрением рабства менялся и характер войн Рима. Таким образом, «классические» рабство в Риме было закономерным результатом роста производства и социальной борьбы внутри самого римского общества. Войны лишь ускоряли этот процесс.

Усиление эксплуатации рабского труда, продиктованное интересами товарного производства, привело к ухудшению общественного и юридического положения рабов. Остатки человеческих прав, некоторые моральные ограничения эксплуатации рабов, существовавшие при патриархальном рабстве, в новых условиях начинают стеснять рабовладельца.

Имеющаяся в обществе социальная напряженность перерастала в настоящую классовую борьбу. Классовая борьба рабов стала играть большую роль в той общей системе социально-классовых противоречий, которые приводили в движение весь сложный механизм римского общества.

Цены рабов колебались. Во время особо удачных войн раба иногда продавали за 4 динария, но обычная стоимость раба была 400-500 динариев. Высококвалифицированные рабы стоили в несколько раз дороже. История Древнего Рима под ред. Кузищина.. М.,1994, стр. 102.

Во II - I вв. до н. э. рабы становятся многочисленным классом. Однако численность населения в древности, в том числе рабов, точно не известна. Американский историк У. Уестерман полагал, что соотношение между свободными и рабами 1:2 (33% рабов и 67% свободных).1 История Древнего Рима под ред. Кузищина В.И. М., 1994, стр. 109.

Рабы делились на публичных (занимавшихся в частном и в общественном хозяйстве) и колонатов.

Раб мог иметь в своем обладании особое имущество - пекулий, данный ему господином. С помощью этого пекулия раб мог совершать сделки, отвечать по обязательствам, а колонами становились те рабы, которые получили пекулий. Обедневшие свободные переходили на положение это положение из-за долгов, что передавалось по наследству.

Характерные черты колоната:

1. колон жил на чужой земле и платил за нее ренту;

2. он не имел права добровольно уйти от хозяина (прикрепление);

3. он имел личную свободу, мог заключать брак, иметь семью, имущество (отдельную от хозяйской);

4. он должен уважать своего хозяина и не подавать против него иски в суд;

Выйти из состояния колона можно было только путем отпуска на волю хозяином.

Из рабского состояния вообще можно было выйти только законным способом или особо формальным отпуском на волю, или если господин при новом цензе вносил раба в него как самостоятельную персону, или путем завещания.

В период империи морально и в правовом смысле положение раба улучшается.

Правовое положение личности в Риме характеризовалось тремя статусами - свободы, гражданства и семьи. Только лицо, обладавшее всеми этими статусами, имело полную правоспособность. В публичном праве она означала право участвовать в народном собрании и занимать государственные должности. В частном праве она давала право вступать в римский брак и участвовать в имущественных правоотношениях.

Римская община в начале республиканского периода была одним из государственных образований Апеннинского полуострова. Это было небольшое государство с единственным городом - центром политической и культурной жизни. Город был окружен оборонительными стенами и представлял собой крепость - убежище окрестных жителей в дни военных опасностей. Гражданами общины были лишь местные уроженцы, владевшие земельными участками. Иноземцы и рабы не имели права владеть землей и потому не являлись гражданами. Граждане должны были служить в ополчении, принимать участие в народных собраниях. Исполнительная власть осуществлялась выборными магистратами.

Коллектив граждан решал политические дела на народных собраниях и защищал границы своего небольшого государства, собираясь в ополчение, что формировало чувство коллективизма, гражданской общности, мешало развитию индивидуализма. Над гражданином не было давления бюрократии. Гражданин вместе со своими домочадцами и рабами обрабатывал свой участок, голосовал в народном собрании и выбирал магистратов, с оружием в руках отстаивал родной город от врагов. Для гражданина полисной общины было характерно чувство свободы, сознательного выбора своих действий.

Кризис полисно-общинных структур начался с проникновения в среду гражданства пришлых элементов, которые состояли внеобщинной политической и военной организации. Развивающееся рабство и социальное расслоение самого гражданства разлагали полисные порядки и учреждения. Начался отход от коллективизма и рост индивидуализма, противопоставление отдельной личности коллективу, люди теряют спокойствие и внутреннюю уравновешенность. Старинные дедовские нравы подвергаются осмеянию и критике, в римскую среду начинают проникать иные нравы, иноземная идеология и религия.

Сложная социальная структура римского общества II - I вв. до н. э. породила запутанные отношения классовых и социальных противоречий этой эпохи. Общественные противоречия осложнялись борьбой разоряющегося крестьянства с землевладельцами, городского плебеса с магнатами, италиков и провинциалов с римским гражданством. Даже внутри римской знати не было единства. И эти многочисленные противоречия подрывали силу римского общества.

Заключение

В Римской республике сочетались аристократические и демократические черты, где существенно преобладали первые, обеспечивающие привилегированное положение знатной богатой верхушки рабовладельцев. Это отразилось в полномочиях и взаимоотношениях высших государственных органов.

Во II - I вв. до н.э. развитие рабовладельческого общества в Риме приводит к обострению всех его классовых и социальных противоречий. Сдвиги в экономике, расширение и изменение форм эксплуатации рабского труда сопровождались усилением конфликтов между группировками правящих верхов рабовладельцев, а также между ними и большинством свободных, малоимущих и неимущих. Успешная завоевательная политика, превратившая Средиземное море во внутреннее море Римского государства, подчинившая ему почти всю Западную Европу до Рейна, поставила перед Римом новые сложные военные и политические проблемы подавления завоеванных народов, обеспечения управления ими.

В этих условиях становится все более очевидным, что старое политическое устройство уже бессильно справиться с возникшими и обострившимися противоречиями. Рим вступает в период кризиса, который коснулся, прежде всего, существующих политических учреждений, устаревшей полисной формы государственного устройства, аристократического политического режима правления нобилей, замаскированного республиканской формой правления, которая создала видимость власти римского народа. Возникла объективная потребность их перестройки, приспособления к новым историческим условиям.

В период республики организация власти была достаточно проста. Некоторое время она отвечала условиям, какие были в Риме ко времени возникновения государства. На протяжении последующих пяти веков существования республики размеры государства значительно увеличились. Но это почти не отразилось на структуре высших органов государства, по-прежнему находившихся в Риме и осуществлявших централизованное управление огромными территориями. Естественно, что такое положение снижало эффективность управления и стало со временем одной из причин падения республиканского строя.

Изменения общественного и государственного строя Древнего Рима в условиях утверждения монархии

В 27 году до Р. Х. Октавиан Август сложил с себя ту чрезвычайную власть, которою он пользовался до сих пор сначала в качестве триумвира, а потом один, и, таким образом, «восстановил республику». Но в этой «восстановленной» республике появился в его лице новый весьма существенный элемент — новый экстраординарный магистрат, император или princeps, совмещающий в себе самые разнородные, но важнейшие функции, вследствие чего этот период отделяется от предыдущего.

На первых порах основные принципы республики по внешности остаются нетронутыми. Признается начало народного суверенитета, созываются народные собрания, императорская власть выражает себя в старых республиканских понятиях: император является princeps, то есть только как бы первый между равными, получает от народа imperium и tribunicia potestas309 и т. д. Но под этой внешностью совершается глубокое внутреннее перерождение, процесс постепенной переработки республики в абсолютную монархию. Вследствие этого государственное устройство этого периода имеет [с.186] характер чего-то переходного: вначале оно ближе к республике, в конце — почти абсолютная монархия, какою оно решительно становится со времени Диоклетиана310.

Процесс этого превращения начинается с падения народных собраний. Вначале они еще созываются, но уже только больше для формы: их законодательная функция и выбор магистратов сводится к простому утверждению предложений императора или сената; голосование превращается в простую acclamatio311, пока, наконец, и эти последние остатки формы не отпадают. Уже Тиберий переносит избрание магистратов в сенат (“a compo comitia ad patres transtulit”312); несколько дольше созываются народные собрания для утверждения законов, но это перестает быть необходимостью, а к концу I века по Р. Х. и вовсе прекращается (последний закон, изданный с участием народа, есть lex agraria 98 г. при императоре Нерве).

С падением народных собраний в качестве высших органов государственной власти остаются сенат и император. К сенату переходят теперь все прежние права и функции народных собраний, вследствие чего он делается теперь, наравне с императором, носителем государственного суверенитета. Вследствие же этого и самое государственное устройство характеризуется часто как двоевластие или диархия. Внешним образом это двоевластие выражается в следующем: а) рядом со старыми республиканскими магистратами, избираемыми сенатом, развивается система чиновников императорских, действующих именем императора и по его поручению; b) провинции делятся на сенатские и императорские: первые управляются сенатом, вторые непосредственно подчинены императору; с) рядом с государственной казной, находящейся в заведовании сената, — старым aerarium, — появляется казна императорская — fiscus; d) как император, так и сенат имеют право чеканить монету.

В идеале обе эти власти — император и сенат — должны были действовать рядом, взаимно дополняя и поддерживая друг друга. Но этот идеал оказался неосуществимым. Сенат делается органом республиканской партии и носителем республиканских традиций; [с.187] императорская власть, напротив, все более и более тяготеет к абсолютизму и не мирится с соседством сената. Вместо идиллической гармонии, между этими обоими, совершенно противоположными, элементами все время идет то открытая, то глухая борьба, приводящая в конце концов к полному торжеству императорской власти и к превращению диархии в монархию.

Юридически взаимное соотношение обеих этих властей таково. Сенат, прежде всего, делается теперь единственным законодательным органом; даже проекты императора для того, чтобы получить силу закона, должны быть внесены в сенат (oratio principis313) и получить здесь свою санкцию; император, в принципе, как прежде всякий магистрат, не стоит выше закона; он подчинен ему. Сенат, далее, избирает старых республиканских магистратов, а также самого императора по смерти предыдущего (обыкновенно это избрание также только формальность: преемник указывается самим императором посредством усыновления или завещания) и сообщает ему его полномочия посредством lex de imperio314. Сенат, наконец, имеет известную судебную и административную власть (например, управление сенатскими провинциями), хотя эта власть чем далее, тем все более и более сокращается.

Император. Какого-либо установившегося официального титула император не имеет; он именуется imperator, Augustus, но чаще всего — princeps, вследствие чего самый этот период принято называть периодом принципата. Princeps, в идее, есть только высший республиканский магистрат, правда, пожизненный и с чрезвычайною властью, но все же только магистрат, вследствие чего этот период называют также и периодом республиканской империи. В лице императора сосредоточивается власть, которую обыкновенно разлагают на следующие элементы: а) imperium, то есть высшее военное командование, управление международными отношениями и высшая административная власть (а также и право юрисдикции); в качестве военного командира император, далее, имеет право полного и бесконтрольного управления теми провинциями, в которых обыкновенно стоят войска (провинции императорские — пограничные); b) imperium proconsulare, то есть право общего проконсула над сенатскими провинциями, что дает императору возможность известного контроля и над правителями этих [с.188] провинций; с) tribunicia potestas, которая дает императору качество sacrosanctus и право intercessio по отношению ко всем республиканским магистратам.

Государственное управление, согласно отмеченному началу диархии, осуществляется при помощи двоякой системы органов: республиканских магистратов и императорских уполномоченных.

а) Республиканские магистратуры по имени продолжают существовать все время, но фактически они все более и более отстраняются от активного участия в управлении. Консулы лишились военного командования и вместе с тем своей главной функции; они являются теперь только председателями сената и заведуют некоторыми специальными делами — например, делами об опеках, о фидеикоммиссах315 и т. п. Больше всего на своем месте удержалась претура: преторы по-прежнему заведуют юрисдикцией гражданской (производство in jure, составление формул и т. д.) и уголовной (как председатели в quaestiones perpetuae). Цензура находится все время в весьма шатком положении. Ценз в прежнем смысле (то есть перепись граждан с распределением по трибам и т. д.) теперь уже, конечно, не производится, составление сенаторских списков также отходит от нее; тем не менее цензорская власть часто вручается императорам (в lex de imperio), пока Домициан не объявил, что впредь она всегда будет входить в состав императорской власти (censor perpetuus316). Эдилы сохраняют только надзор за рынками и торговую юрисдикцию, квесторы фигурируют лишь в качестве органов казначейства.

b) Параллельно постепенному замиранию республиканских магистратур идет развитие системы императорских чиновников, как уполномоченных императора. При особе императора стоит его личный совет — consilium principis, который первоначально не имел юридического значения, но с императора Адриана приобрел характер официального государственного учреждения. Во главе всех императорских доверенных лиц стоит praefectus praetorio, начальник императорской гвардии, а потому лицо особо доверенное. Постепенно ему императоры начинают поручать те или другие дела, подлежавшие личному суду императора, и, таким образом, мало-помалу развивается уголовная компетенция praefectus praetorio над всею Италией. За ним следует: praefectus urbi, начальник [с.189] полиции, а по связи с ней и уголовной юрисдикции в городе Риме; praefectus vigilum, заведующий пожарной частью; praefectus annonae, заведующий теперь, вместо эдилов, народным продовольствием; и, наконец, разнообразные curatores317 в отдельных отраслях императорского управления.

Что касается местного управления Италии, то оно продолжает и теперь покоиться на принципе муниципального самоуправления. Однако, внутри органов этого самоуправления происходит такое же перемещение центра тяжести, как и в самом Риме. Муниципальные народные собрания исчезают, а их функции переходят к муниципальному сенату (decuriones); муниципальные магистраты сохраняются. Рядом с ними появляются, однако, императорские контролеры местных дел в лице назначаемых императором curatores rei publicae318. Первоначальным назначением их было блюсти интересы императорской казны, но отсюда развился затем их общий правительственный контроль.

Управление провинций находится в руках или посылаемых сенатом проконсулов (провинции сенатские), или посылаемых императором легатов — legati Caesaris pro praetore (провинции императорские). Во всяких случаях правителю провинции принадлежит высшая полицейская, судебная и финансовая власть. Для предупреждения особенного сближения правителя с местным населением ему запрещается жениться на провинциалке, раздавать провинциалам деньги взаймы, устраивать на свой счет игры. Известное значение приобретают в течение этого периода провинциальные собрания (concilia provinciarum или ). Возникли они в связи с развившимся в провинциях культом императоров. В известное время представители общин данной провинции собираются для устройства празднеств в честь императора, причем через депутатов или письменно посылают ему поздравления. Но к этим поздравлениям начинают присоединять иногда и разные пожелания относительно местных дел, просьбы, а также и жалобы на наместников.

После крайней беспорядочности республиканского режима в провинциях императорское управление, при всех его недостатках, все-таки внесло сюда большую заботливость и внимание к интересам провинциального населения: оно установило больший внешний [с.190] порядок и безопасность, искоренило грабежи и пиратство, провело дороги, важные не только в стратегическом отношении, но также и для торговли и т. д. Несомненное улучшение положения провинций в этом периоде представляет лучшую страницу в истории императорской власти.

§ 31. НАСЕЛЕНИЕ

Если период республики закончился признанием права гражданства за всеми жителями Италии, то период принципата характеризуется распространением этого права и на провинциалов.

В начале периода это делается двумя путями: а) путем непосредственного дарования права гражданства тем или другим частям государственной территории, тем или другим отдельным общинам, причем для освобождения этих новых граждан от обязанности платить провинциальную подать часто необходимо еще дарование особого jus italicum319. b) Путем предоставления тем или другим общинам так называемого jus latinum320, то есть того юридического положения, в котором находились прежде latini (полное jus commercii321, но без политических прав). При этом различаются latium majus и latium minus. В общинах, получивших latium majus, все жители, выбранные в местные магистраты или в сенаторы, eo ipso322 делаются римскими гражданами (cives); в общинах, имеющих latium minus, такой привилегией обладают только лица, выбранные в магистраты, но не сенаторы.

Все остальные провинциальные жители остаются в течение первых двух веков этого периода по-прежнему на правах peregrini323. Но мало-помалу различие между cives, latini и peregrini фактически сглаживается: политическая сторона этого различия (право [с.191] участвовать в народных собраниях) отпадает вместе с уничтожением самих народных собраний. А вследствие этого отпадает и то соображение, которое могло еще препятствовать распространению права гражданства на всех подданных империи. Оставалось сделать только последний шаг, и этот шаг был сделан законом императора Каракаллы 212 г. По сообщению Диона Кассия, Каракалла руководился при этом чисто фискальными соображениями — желанием распространить известные гражданские подати (vicesima hereditatum, 5%-ная пошлина с наследства) на провинциалов. Как бы то ни было, но вследствие этой constitutio Antoniniana324 все подданные Римской империи (за исключением лишь некоторых низших слоев населения, платящих подушную подать, — так называемые dediticii) получили право римского гражданства (Fr. 17 D. I. 5: “in orbe romano qui sunt ex constitutione imperatoris Antonini cives romani effecti sunt”325).

В положении latini остаются теперь только некоторые виды вольноотпущенников, а в положении peregrini только dediticii, причем в более позднем праве таковыми являются уже только лица, низведенные до этой ступени в наказание.

Распространение права гражданства на всех провинциалов повлекло за собой распространение римского права на всю территорию империи, то есть и на те обширные области, в которых действовало до сих пор местное право, признававшееся по общему правилу всеми правителями провинций. Среди этих областей особенное место занимали Греция и Восток (Египет, Азия и т. д.), где до сих пор действовало греческое или сильно эллинизированное право. Все эти местные, национальные права (Volksrechte326) теперь сразу лишились своей положительной силы, а взамен их стало действовать единое имперское право (Reichsrecht327), то есть право римское. Но само собою разумеется, что на практике сплошь и рядом продолжали применяться многие прежние местные нормы и обычаи, вследствие чего римское право, действовавшее где-нибудь в провинциях, далеко не совпадало с римским правом Италии. Чрезвычайно любопытная картина такого своеобразно смешанного права в Египте раскрылась пред нами в последнее время благодаря [с.192] богатым находкам в этой стране разнообразных документов — папирусов328. Первая крупная находка, сделанная при раскопках в El-Faijm в 1877 г., привлекла к папирусам общее внимание ученых. С той поры количество найденных документов значительно возросло, и изучение их (папирология) приобрело систематический характер. Исследования в этой области обнаружили, что местное греко-египетское право упорно удерживалось в жизни и оказало известное обратное влияние на законодательство позднейших императоров329.

Что касается сословной группировки населения, то старое деление на патрициев и плебеев исчезает естественно — путем вымирания патрицианских родов; взамен этого прежняя классовая группировка на nobiles и ordo equester приобретает сословный характер.

Так, император Август установил для обоих сословий известный имущественный ценз: 1 миллион сестерциев (около 40 тысяч рублей) для принадлежности к сенаторскому сословию и 400 тысяч (около 20 тысяч рублей) для сословия всаднического, и, кроме того, он утвердил здесь принцип наследственности. Социальное различие обоих сословий сохраняется, осложняясь еще известною противоположностью политической. Ordo senatorius представляет сословие, из которого выбираются главным образом республиканские магистратуры и пополняется сенат; естественно, что это сословие является исполненным старых республиканских воспоминаний, а по отношению к новой императорской власти элементом оппозиционным.

Всадническое сословие, класс денежной аристократии, напротив, получало от нового режима немаловажные выгоды и потому, в общем, представляет теперь элемент, для императорских тенденций благоприятный. По преимуществу из этого сословия вербуются теперь императорские чиновники.

Вся остальная масса населения, при всем различии профессий и положений, считается простонародьем — plebs, низшую ступень которого (в юридическом отношении) занимают вольноотпущенники — libertini.

В области экономических отношений наступает некоторое [с.193] улучшение. Этому способствовало, прежде всего, указанное выше упорядочение провинциального быта. Благодаря большему порядку и большей законности, экономическая жизнь провинций пошла нормальнее; в промышленности и торговле наступило заметное оживление, которое стало отвлекать туда немало рабочих рук. Во многих местах, благодаря императорским заботам, возникают различные благотворительные учреждения (например, для воспитания сирот и т. п.), которые помещают свои капиталы в виде постоянных земельных рент в тех или других земельных участках; такой способ помещения капиталов служил весьма удобным кредитом для землевладельцев и способствовал поднятию их хозяйств.

Большое значение имело, далее, значительное сокращение числа рабов, вызванное почти полным прекращением новых завоеваний и слабым естественным приростом их. Благодаря этому рабский труд сделался дороже, и прежняя система пользования им оказывалась не столь выгодной. Вследствие этого землевладельцы все чаще и чаще прибегают к раздаче своих имений мелкими участками в аренду, и, таким образом, возрождается класс мелкого земельного крестьянства в виде свободных арендаторов, фермеров (coloni).

В широком масштабе это насаждение крестьянского землевладения практиковалось самими императорами на огромных имениях, им лично принадлежащих: мелкие участки сдавались съемщикам в аренду долгосрочную и даже вечную, лишь с обязательством платить определенный ежегодный оброк.

Наконец, прекращение народных собраний и народных выборов с возможностью разных подачек, сокращение казенной раздачи хлеба и т. д. ослабило притягательную силу Рима, и массы пролетариев более охотно идут теперь на землю и в провинции.

Но все это относительное улучшение не было прочным. Положение мелких арендаторов сплошь и рядом было тяжелым, зависимым.

Прекращение счастливых войн с их богатой добычей, необходимость содержать большие армии для охраны границ, необходимость оплачивать большое количество чиновников и т. д. — все это заставляет правительство увеличивать тягость податного бремени, а это ухудшает и без того нелегкое положение мелких хозяев. Результаты этого не столь острого, но все же печального положения сказались новым общим и уже повсеместным экономическим упадком в период абсолютной монархии.

21) Рим в период домината. Реформы Диоклетиана.

К концу III в. Римская Империя представляла собой печальное зрелище. Период политической анархии привел к острейшему внешнеполитическому кризису, к развалу экономики и финансовому банкротству государства. Блестящие победы, одержанные иллирийскими императорами, могли лишь на некоторое, очень непродолжительное время продлить агонию.

Спасти Римское государство можно было только путем радикальных и глубоких реформ всех жизненноважных его институтов.

Попытку провести такие реформы осуществил в самом конце III в. император Диоклетиан (284-305 гг.). В настоящей работе мы рассмотрим только те реформы Диоклетиана, которые непосредственно затронули армию.

Когда Диоклетиан взял власть в свои руки, римская армия находилась далеко не в том цветущем состоянии, в котором она пребывала в эпоху Принципата.

Из-за потерь, понесенных во внешних и гражданских войнах, резко сократилась численность армии. Экономическая разруха выразилась в нехватке вооружения и обмундирования.

Такая армия не могла вести успешные военные действия против неприятелей, атаковавших Империю на всех границах.

Одним из первых шагов, предпринятых Диоклетианом с целью восстановления армии, было резкое увеличение ее численности. Согласно сообщению Лактанция Диоклетиан увеличил вчетверо численный состав армии (Lact. De mort. persec., 7, 2).

Большинство современных исследователей, хотя и признает, что в правление Диоклетиана было существенное увеличение римской армии, однако весьма скептически относится к утверждению Лактанция. А. Джоунз считает, что можно говорить лишь о двукратном увеличении армии 1. Такого же мнения придерживается и французский исследователь А. Шастаньоль 2.

Интересные сведения о военных силах Империи в период правления Диоклетиана приводит Иоанн Лидиец. Для сухопутной армии он дает цифру 389. 704 чел., а для флота 45. 562 чел. (Ioh. Lyd. De magistratibus, I, 27).

Если мы сопоставим сообщение Лактанция с тем, что говорит Иоанн, то получится, что римская армия до Диоклетиана насчитывала чуть более 100 тысяч человек. Это очень мало, ввиду колоссальной протяженности границ Империи. Однако цифра эта может показаться вполне правдоподобной, если мы примем во внимание те события, которые имели место в середине III века, ведь только за одно десятилетие Рим потерял две императорские армии (в 251 и 260 гг.), одна из которых - армия Валериана насчитывала 70 тысяч человек (Res gestae Divi Saporis, 1, 19-36).

Чтобы произвести столь значительное увеличение численности армии, Диоклетиан ввел для подданных Империи регулярный рекрутский набор 3. Призыв был ежегодным, хотя рекрутов не набирали каждый год в каждой провинции Империи (Amm., XXXI, IV, 4; CTh., VII, XVIII, 14, 403). Император мог потребовать вместо рекрутов выплаты соответствующей денежной суммы (aurum tironicum). Новобранцев брали по той же оценке, что и земельный налог и бремя падало исключительно на сельское население.

За поставку рекрутов отвечали куриальные прокураторы (procuratores tironum) (CTh., I, 465, 466; P. Oxy., 1190 P. Lips., 34; 55; 62).

Только крупные землевладельцы могли выставить по одному и более рекруту. Более мелкие землевладельцы группировались в объединения, называвшиеся temones или capitula и сообща поставляли по одному рекруту. Деревни поставляли обычно также по одному рекруту.

В каждом объединении землевладельцы были по очереди ответственными за отправку рекрута. Такие ответственные назывались capitularius или temonarius.

Капитуларии имели право посылать на службу либо колонов, живших на их землях, либо покупать рекрутов у торговцев, специализировавшихся на торговле подобного рода. Вполне естественно, что они отправляли на военную службу тех колонов, которые были наименее полезны в их хозяйстве 4. Такие воины вряд ли отличались высокими боевыми качествами. Это стало одной из главных причин того, что правительство часто прибегало к привлечению на военную службу варваров.

То, что Диоклетиан очень свободно включал варваров в армию, прежде всего во вспомогательные отряды, доказывается тем, что ряд его когорт и ал носит названия варварских племен 5. В основном эти варвары набирались индивидуально и служили под командой римских офицеров 6.

Подобная система позволила Диоклетиану не только быстро восполнить потери, понесенные армией, но и, резко увеличив ее численность, перейти в наступление на Востоке и закрыть для варваров границу на Западе.

Самым существенным недостатком системы Диоклетиана было то, что она способствовала прогрессивной варваризации армии, последствия чего начали сказываться уже при его ближайших преемниках.

Для вооружения новой армии потребовалось большое количество оружия. Старая система снабжения оружием, существовавшая при Принципате, в новых условиях функционировать не могла.

В эпоху Принципата снабжение армии оружием и амуницией происходило двумя путями: большая часть вооружения изготавливалась в оружейных мастерских, расположенных в местах постоянной дислокации частей, другая часть изготавливалась гражданскими мастерами и поступала на военные склады при воинских частях.

Благодаря тому, что большинство легионов не меняло своих стоянок в течение первых двух веков Империи, подобная система снабжения была вполне эффективной.

Доказательством того, что при легионных лагерях существовали свои оружейные мастерские, служит перечень оружейных мастерских (fabricae), содержащийся в Списке должностей (Notitia Dignitatum, Or. 11 Oc. 9). Внимательный анализ этого перечня позволяет сделать заключение, что, хотя оружейные мастерские появились при Диоклетиане, большинство, если не все они, находились там, где прежде были центры производства оружия 7. Чаще всего они размещались в крупных городских центрах, дававших им защиту от возможных нападений неприятеля, а также обеспечивавших их сырьем, рабочей силой и, что было особенно важно, средствами коммуникации. Однако некоторые из них находились на местах старых лагерей легионов, как, например, три мастерские в Паннонии, расположенные в Аквинке, Карнунте и Лавриаке.

Почему возникла необходимость в реорганизации системы снабжения оружием, просуществовавшей более двух столетий? Как нам кажется, было две основных причины.

Во-первых, в последовавший вслед за смертью Александра Севера период военной анархии большинство частей пришло в движение, крупные военные образования, такие как легионы, подверглись раздроблению на ряд более мелких (вексиляции), действовавших самостоятельно вдали от своих лагерей, многие лагеря и форты были оставлены, некоторые временно, другие навсегда. В условиях постоянного передвижения военные не имели возможности снабжать себя оружием сами и могли расчитывать только на гражданское производство.

Во-вторых, подобная реорганизация была обусловлена увеличением численности армии. Мелкие, действовавшие самостоятельно, оружейные мастерские (значительная часть из которых должна была уже исчезнуть ко времени прихода Диоклетиана к власти) были не в состоянии обеспечить оружием огромное количество вновь созданных войсковых частей. В новых условиях, для выполнения намеченной Диоклетианом задачи реставрации Pax Romana, оружие должно было производиться быстро, в больших количествах и, что было немаловажно для истощенной экономики Империи, оружие должно было быть дешевым.

Именно поэтому Диоклетианом была создана сеть оружейных мастерских (fabricae), охватившая всю Империю.

Основным документом, подтверждающим существование таких мастерских, является упоминавшийся выше список в Notitia Dignitatum, где перечислены не только сами мастерские, но также назван и вид военной продукции производимой каждой из них. Всего Notitia называет 20 оружейных мастерских в западной части Империи и 15 в восточной. Они располагались в тех провинциях, где было сосредоточено большое количество войск, т. е. в прирейнской и придунайской областях и на всем протяжении восточной границы.

Для каждого основного участка границы было два центра по производству вооружения 8. Это наглядно демонстрирует то, что возникновение оружейных мастерских было не стихийным, но является результатом намеренного планирования. Наиболее распространенными были мастерские по производству щитов (scutaria) и защитного вооружения (arma). Они находились как в восточных, так и в западных провинциях. Мастерские, изготовлявшие луки (arcuaria) и стрелы (sagittaria), находились в западных провинциях.

Такое положение объясняется, вероятно, тем, что на Востоке, который традиционно славился своими лучниками, не было нужды в централизованной организации производства луков и стрел. Этот вид оружия изготовлялся местными мастерами в соответствии с местными традициями. На западе же таких традиций не существовало, поэтому центральное правительство и позаботилось об организации там соответствующих мастерских 9.

Мастерские, производившие вооружение для клибанариев и катафрактариев, находились большей частью на востоке Империи (14 мастерских). В западной части зафиксировано только три из них.

Оружие в новых оружейных мастерских изготовлялось в соответствии с местными традициями, и мастерская, находившаяся, например, в какой-нибудь восточной провинции, могла производить чешуйчатые доспехи, тогда как мастерская из западной провинции, продолжая эллинистические традиции, изготовляла кольчуги и панцири.

Неизвестно, в каких объемах выпускалось оружие и сколь часто оно заменялось.

За поставки оружия отвечал вначале префект претория, а потом магистр оффиций (magister officium) 10.

Обмундирование римского воина состояло из трех элементов: рубашка (sticharium), туника (chlamis) и плащ (pallium) 11.

За производство этой одежды для армии отвечали местные мастерские (Notitia Dig, Oc. 11, Or. 13). Существовали мастерские для изготовления шерстяной одежды (gynaecea) и льняных туник (lynifia). Краска для окрашивания тканей производилась в мастерских, называвшихся bafia 12.

Анализ перечня этих мастерских позволяет предположить, что их местоположение было обусловлено рядом объективных факторов. Во-первых, размещением в пограничных провинциях полевых армий (comitatenses), во-вторых, близостью административных центров и, наконец, географией сельского хозяйства (наличие овцеводства или льноводства) 13. Как часто менялось обмундирование солдат, мы не знаем.

О поставках обуви и другого снаряжения из кожи сведений почти не сохранилось. Notitia не упоминает государственных сапожных фабрик. Их отсутствие подтверждается также и тем, что уже к концу III века, по-видимому, не существовало

специальной обуви военного образца 14. В этом случае обувь могла поступать из обычных обувных мастерских.

Будучи консервативным в своей стратегии, Диоклетиан стремился возродить военную стратегию эпохи Принципата, когда основные силы армии были размещены вдоль границ Империи 15. Но только теперь, чтобы исключить всякую возможность прорыва вглубь римской территории, Диоклетиан решает укрепить границы с помощью многочисленных крепостей. Согласно свидетельству Малалы, вдоль границы от Египта до Персии он возвел укрепленные лагеря и разместил в них солдат лимитанов. (Mal., XII, 409).

Свидетельство Малалы вполне подтверждается археологическими находками, благодаря которым мы можем со всей определенностью утверждать, что вдоль Новой Траянской дороги (via Nova Traiana), от Дамаска к Пальмире и Евфрату, существовала мощная оборонительная система до 70 км. глубиной. Эта система состояла из множества фортов (castella) и легионных лагерей (castra). Вне всякого сомнения, все эти укрепления были возведены во времена правления Диоклетиана.

Опорным пунктом каждого участка укрепленной зоны (Strata Diocletiana) был лагерь какого-либо легиона. Мелкие форты находились в зависимости от него.

Гарнизоны фортов были весьма небольшие. В форте Кваср Биср (Quasr Bishr), например, находился отряд всадников в 100-150 чел.

Форты, подобные воздвигнутым в Сирийской пустыне, были построены и на других границах Империи, как, например, Нумидии 16.

Согласно свидетельству того же Малалы, Диоклетиан не только укрепил границы, но и разместил в приграничных районах большие воинские силы, подчинявшиеся особым командирам - дуксам (duces). Дуксы находились непосредственно в подчинении у императора 17.

Однако это изменение не было всеобщим. Во многих районах провинциальный наместник продолжал возглавлять местные силы, а префекты претория имели высшее командование, и осуществляли его через викариев 18.

В некоторых провинциях, например, в упоминавшейся уже Нумидии, командование осуществлялось через препозита границы (praepositus limitis), находившегося в подчинении у презида (praeses), который в свою очередь подчинялся дуксу 19.

Одним из наиболее сложных вопросов является вопрос о том, что представляла из себя действующая армия времен Диоклетиана. Был ли Диоклетиан создателем полевой армии (comitatus) в том виде, в котором мы находим ее в IV веке или это дело рук его ближайших преемников, в частности Константина?

В настоящее время существуют несколько эпиграфических памятников, позволяющие утверждать, что полевая армия существовала уже при Диоклетиане. Первым является Оксиринх-ский папирус 43 recto, датируемый 295 годом. В этом папирусе производится подсчет фуража, выданного эпимелетом города Оксиринха войскам, сконцентрированным в Нильской долине. Наряду с обычными подразделениями конницы и вексилляциями (vexillaniones), часть подразделений обозначена как comites, словно для того, чтобы показать, что эти всадники отличались от остальных (P. Oxy. 1, 43, col. 2, 24-28).

Другим документом, позволяющим видеть в Диоклетиане создателя полевой армии, является надпись принадлежащая легионеру XI Клавдиева легиона, который был зачислен в ланкиарием в священный комитатус (lectus in sacro comit(atu) lanciarius) (CIL III 6196 = ILS 2781). Ланкиарии были отборными воинами, набранными из легионов, и составляли основу личной гвардии императора (sacer comitatus). После того, как они заканчивали там свою службу, их переводили в преторианские когорты 20. Когда в 312 г. Константин распустил Преторианскую гвардию ланкиарии заняли почетное место в его полевой армии (comitatus) 21. Таким образом, упоминание ланкиария, вступившего в священную гвардию (in sacro comitatu) при Диоклетиане, может свидетельствовать в пользу теории о том, что полевая армия сформировалась уже в его правление.

Третьим документом является посвятительная надпись, найденная в Бовиере. Она была сделана благодаря попечению командира отряда всадников-комитов (praepositus equitibus Dalmatis Aquestianis comit(ibus) (или comit(atensibus)) (CIL. III, 5565 = ILS 664) 22.

Еще одна посвятительная надпись была сделана Аврелием Гаем в память своей жены 23. Начав службу с простого солдата, Аврелий Гай достиг звания опциона комитов (optio comitibus) в Первом Юпитеровом Скифском легионе (Prima Jovia Scythica). В этой должности ему пришлось побывать в провинциях Мавретании, Испании, Галлии, Паннонии, Далматии, Дардании, Германии, два раза в Готии, в Виминакии, четыре раза в Сарматии, в Карпии, Мезии, Фракии, Вифинии, Галатии, Каррадокии, Месопотамии, в Эфиопии (которую Гай именует Индией), в Александрии, Египте, Палестине, Аравии, Финикии, Сирии, Киликии, Ликаонии, Лидии, Карии и Азии.

Этот длинный перечень провинций Империи отражает многие важные события времени правления Диоклетиана. Упоминание Мавретании несомненно связано с подавлением восстания в Мавретании Кесарийской в 289 г. Готия названа в связи с войнами Диоклетиана против готов и сарматов в 294-295 и 301 гг. Месопотамия имеет в виду персидскую войну 296- 297 г. Египет и Александрия упомянуты в связи с восстанием Домициана в 298 г., после подавления которого Диоклетиан предпринял поход в Эфиопию 24.

Все эти документы подтверждают, как кажется, наличие полевой армии (comitatus) уже в конце III века. Тем не менее, существует сомнение насчет того, что действительно означало слово comitatus во времена Диоклетиана.

Д. Ван Берхем подробно рассматривает вопрос об эволюции значения этого слова 25. Во времена Республики и Ранней Империи комитами назывались члены свиты магистрата. Комиты Августа (сomites Augusti) составляли близкий круг друзей и советников императора. Они образовывали свиту принцепса (comitatus principis).

В правление Марка Аврелия и Септимия Севера термин comitatus приобрел уже более официальный смысл. Так стал называться круг офицеров и приближенных, которые сопровождали императора во время военной кампании. Со времен Северов comitatus стал называться священным (sacer), что являлось попыткой дистанцировать императорский двор от остального окружения. Комитатус не был чисто военным органом. Он отвечал как за охрану императора, так и выполнял определенные административные функции.

Те ученые, которые не хотят видеть в Диоклетиане создателя мобильной армии, настаивают на том, что слово comitatus для III века нужно понимать еще в своем старом смысле, как личную гвардию или окружение императора. С течением времени значение слова могло измениться и во времена Константина стало обозначать исключительно действующую армию.

Другая часть ученых считает, что никакого изменения в значении слова не произошло и что комитатус Диоклетиана составлял ядро полевой армии, которую Константин просто увеличил в размерах.

Попытаемся ответить на вопрос, что представлял из себя комитатус Диоклетиана, проанализировав упоминавшиеся нами ранее эпиграфические документы.

Оксиринский папирус перечисляет вместе с комитами (comites) отряды, представляющие по крайней мере 18 легионов. Многие из перечисленных подразделений, получавших продовольствие, представлены лишь своими офицерами (optiones, tesserarii) и обозначены чаще всего по именам их командиров. Однако бывает, что называется и часть, к которой они принадлежали. Среди кавалерийских подразделений названа Вторая ала испанцев (Ala II Hispanorum), среди легионеров по одной вексилляции от каждого из двух легионов Первой

Мезии, из Четвертого Флавиева и Седьмого Клавдиева (IV Flavia, VII Claudia) и Одиннадцатого Клавдиева (XI Claudia) из Второй Мезии. Назван также препозит Юлиан, командующий двумя вексилляциями. Вероятно, что и другие препозиты, упомянутые в папирусе, командовали двумя вексилляциями, пришедшими из одной и той же провинции26. Итак, комиты составляют лишь малую часть от экспедиционного корпуса, действовавшего в Египте в 295 г. Следовательно, эта армия уже существенно отличалась от полевой армии Константина.

Д. Bан Берхем на целом ряде примеров показывает, что система комплектования экспедиционного корпуса во время похода Диоклетиана в Египет не была исключением. Это дает ему право утверждать, что к концу III в. действующая армия комплектовалась в принципе так же, как и в конце II-го 27. Ее основную часть по-прежнему составляли солдаты из пограничных легионов.

Подразделения комитов были, вероятно, еще очень невелики по численности и поэтому на полях сражений роль их была второстепенной.

Надпись ланкиария не дает ясного представления о том, что представлял собой sacer comitatus, однако ничто не мешает нам предположить, что при Диоклетиане он все еще оставался личной гвардией императора, как это было при Северах.

Из посвятительной надписи из Бовиера следует, что комиты были подчинены, по всей видимости, дуксу Норика, следовательно, они находились в других условиях, чем комитатенсы (comitatenses) Константина и являлись почетным эскортом одного из тетрархов. К тому же использование термина comites для обозначения частей, находившихся на охране границы, доказывает, что не существовало еще comitatenses, составлявших действующую армию императора.

Надпись Аврелия Гая позволяет нам только сделать вывод, что при Диоклетиане комитатус получает определенное развитие

по сравнению с предыдущей эпохой. По всей видимости, численность его значительно возросла, поскольку в его состав были уже включены не только отдельные вексилляции, но также и целые легионы, как, например, Первый Юпитеров Скифский.

Увеличение численности комитатуса вполне вписывается в общий контекст, проводившейся Диоклетианом политики увеличения общей численности армии.

К рассмотренным документам можно добавить свидетельство Notitia Dignitatum, где среди многочисленных отрядов кавалерии, подчиненных военным магистрам (magistri militum), т.е. составлявших comitatus в позднейшем смысле слова, несколько эскадронов названы зскадронами комитов. Другими словами, слово comes сохранило тот же смысл, что и в додиоклетиановскую эпоху - почетный конвой императора.

Наконец, согласно свидетельству Аммиана Марцеллина, при осаде персами Амиды в 359 г. среди частей ее гарнизона находился отряд комитов-cагиттариев (comites sagittarii). По утверждению Аммиана, так назывались те кавалерийские отряды, в которых cлужили свободнорожденные варвары, отличавшиеся силой и отборным оружием (Amm., XVIII, IX, 4).

Таким образом, у нас нет никаких оснований утверждать, что комиты при Диоклетиане выполняли те же функции, что и комитатенсы Константина.

Мы склоняемся к мысли, что Диоклетиан стремился вернуться к порядку вещей, существовавшему во II веке 28. Поэтому он оставил при себе лишь несколько элитных частей в качестве личной гвардии, расположив всю остальную армию вдоль границ.

Всякий раз, как только возникала необходимость военных действий, полевая армия комплектовалась заново за счет призванных из разных провинций подразделений, так же, как это было во II и начале III века 29.

Таковы были военные реформы, проведенные Диоклетианом. Видимый результат был несомненен. Империя смогла не только защитить свои границы, но и перешла в победоносное

наступление. Однако правомерно будет задать вопрос, какой ценой были куплены победы Диоклетиана?

По мнению ряда ученых, апогей численности населения Римской Империи пришелся на время правления Каракаллы. После этого, на протяжении всего III века римское население неуклонно сокращалось 30. В следующем веке это зло стало еще более ощутимо. В это время были заброшены многие культивировавшиеся ранее земли в Галлии, Италии, Балканских провинциях, Северной Африке и Египте 31. Сократилось не только сельское население, обезлюдели также и многие процветавшие прежде города (Amm., XXIV, III, 4) 32.

Диоклетиан, получив в наследство разоренное войнами государство, создал армию, которой Империя не располагала даже во времена Северов 33. Таким образом, он, не обладая уже достаточным количеством налогоплательщиков, дополнительно лишил себя огромного количества трудоспособного населения.

Чтобы содержать такую большую армию необходимы были колоссальные денежные средства. Диоклетиан был вынужден резко увеличить налоги. Возникла ситуация, когда меньшее количество налогоплательщиков должно было платить большие налоги. Это неминуемо вело к быстрому разорению населения и усугубляло демографический кризис.

Военные реформы Диоклетиана мобилизовали людские, материальные и финансовые ресурсы Империи на войну, как с внешними, так и с внутренними врагами. В этой борьбе Диоклетиан одержал победу. Но, имея возможность частично сократить армию и, тем самым, позволить экономике государства развиваться в нормальном режиме, он не сделал этого.

Безрассудная политика его ближайших преемников окончательно истощила ресурсы Империи и подготовила ее грядущее падение.

22) Общая характеристика права Древнего Рима, периодизация его истории. Система римского права, его источники.

23) Право собственности и его защита в римском праве.

24) Обязательственное право и его эволюция в Древнем Риме.

25) Эволюция брачно-семейного и наследственного права в Древнем Риме.

26) Уголовное право в Древнем Риме, его развитие. Процессуальные вопросы.

Исторические условия создания законов были связаны с тем, что в первые века римской республики земля – агер публикус имела очень важное значение. Пахотной земли было мало, также как и скота. Из-за земли возникла агрессия против соседних племён с военной оккупацией их земель и требованиями к гражданам быть воинами. Публичный характер земли был основанием к её справедливому переделу. Создание законов связывается с борьбой патрициев и плебеев за равные права.

К сожалению, Законы не сохранились, они погибли в 390 г. до н.э. при нашествии галлов, их содержание реконструировалось на основе фрагментов из сочинений более поздних римских авторов.

Законы XII таблиц

Законы ХП таблиц – оригинальный источник для изучения особенностей экономических отношений, социальной структуры, правовых норм в период ранней Римской республики. Законодательство было создано во время острой борьбы между патрициями и плебеями, которые стремились получить право пользования общественной землей, добиться отмены долговой кабалы, политического равенства с патрициями. Согласно традиции по настоянию плебеев в 451 г. до н.э. была образована комиссия из 10 децемвиров для записи действующего право. Работа была закончена в 450 г. до н.э. другой комиссией, в которую входили 5 децемвиров патрицией и 5 децемвиров плебеев. В 449 г. до н.э. общие для патрицией и плебеев законы. Свое название они получили потому, что были начертаны на 12 деревянных досках-таблицах, выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима, его политическом центре – Форуме.

Отличительной чертой Законов был строгий формализм: малейшее упущение в форме судоговорения влекло за собой проигрыш дела. Это упущение принималось за “перст божий”.

Законы XII таблиц регулировали сферу семейных и наследственных отношений, содержали нормы, относящиеся к займовым операциям, к уголовным преступлениям, но вовсе не касались государственного права. Начиная с IV–III вв. до н.э. Законы стали корректироваться новым источником права – преторскими эдиктами, отражавшими новые экономические отношения, порожденные переходом от древних архаических форм купли-продажи, ссуды и займа к более сложным правоотношениям, вызванным ростом товарного производства, товарообмена, банковских операций и пр.

О семейном праве Древнего Рима следует сказать прежде всего, потому что римская семья, как ее рисуют Таблицы, была семьей строго патриархальной, т.е. находящейся под неограниченной властью домовладыки, каким мог быть дед или отец. Такое родство называлось агнатическим, а все “подвластные” домовладыке были друг другу агнатами.

Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи. Когнатом становился и сын, выделившийся из семьи (с разрешения отца). Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью становился по отношению к ней агнатом со всеми связанными с тем правами, в том числе и на законную часть наследства.

Агнатическое родство было несомненно более прогрессивным по сравнению с родством кровнородственным, когнатическим, в котором нельзя не видеть реликт, пережиток родовых отношений.

В Древнем Риме существовали три формы заключения браков: две древнейших и одна сравнительно новая. Древнейшие совершались в торжественной обстановке и отдавали жену под власть мужа. В первом случае брак совершался в религиозной форм, в присутствии жрецов, сопровождался поеданием специально изготовленных лепешек и торжественной клятвой жены следовать повсюду за мужем. Вторая форма брака совершалась в форме покупки невесты (в маниципационной форме).

Но уже Законы XII таблиц знают бесформальную форму брака – “сине ману”, т.е. “без власти мужа”. В этой форме брака женщина нашла значительную свободу, включая свободу развода (которой она не имела в “правильном” браке). С разводом женщина забирала свое собственное имущество, внесенное в общий дом в качестве приданого, как равно и благоприобретенное после вступления в брак.

С течением времени именно брак сине ману получил наибольшее распространение, тогда как “правильные” формы брака сохранялись, главным образом, в жреческих и патрицианских фамилиях.

Специфической особенностью брака сине ману было то, что его следовало возобновлять ежегодно. Для этого жена в положенный день на три дня уходила из дома мужа (к родителям, друзьям) и тем прерывала срок давности.

Заботы о содержании семьи лежали, естественно, на муже, ибо брак был патриархальным; мужу, конечно, не воспрещалось распоряжаться приданым, принесенным женой, оно было его собственностью.

Развод был доступен мужу при всех формах брака, для жены только в браке сине ману.

После смерти домовладыки имущество семьи переходило агнатам по закону, а если покойный оставлял завещание, следовало слепо и свято придерживаться его буквального текста. Вдова покойного во всех случаях получала какую-то часть имущества как для собственного пропитания, так и на содержание малолетних детей, если они оставались на ее попечении после смерти отца. Наследники могли, впрочем, не делить наследство, а вести хозяйство сообща, как было при отце.

Наследственное право. Самым существенным в наследственном праве может считаться признание права на наследство и за теми кровными родственниками (когнатами), которые прежде его не имели.

Первыми наследовали, конечно, дети, а если их не осталось — внуки. Когда не было ни тех, ни других, к наследованию призывались братья наследодателя, дядья, племянники. Если их не было, претор предоставлял право наследования всем кровным родственникам умершего вплоть до шестого колена. Ближайшая степень родства исключала последующую.

В интересах старых римских фамилий и для обуздания произвола, явившегося следствием гипертрофированного господства частной собственности, в римское право были внесены нормы, ограничивающие свободу завещательных распоряжений. Ближайший родственник умершего, если его обошли наследством, имел право по крайней мере на одну четвертую часть того имущества, которое он получил бы при отсутствии завещания. Таким образом в право вводился принцип обязательной доли наследования, сохранившийся до наших дней.

Само завещание стало составляться в письменном виде и удостоверяться свидетелями.

Право владения. В разговорной речи нередко употребляются слова “собственность” и “владение” в качестве синонимов. Однако уже римские юристы предупреждали: “Не существует ничего общего между собственностью и владением”.

В римском праве владение определялось как фактическое господство лица над вещью, соединенное, естественно, с желанием осуществлять эту власть для себя.

Чего же недостает владению для того, чтобы стать собственностью физического или юридического лица? Чрезвычайно важной “детали” – права распоряжения, т.е. определения судьбы вещи: пользования ею, передачи в залог, дарения, перехода по наследству и т.д.

Самым распространенным видом владения было владение провинциальной землей. Ею можно было пользоваться, т.е. извлекать, присваивать приносимый ею доход; однако право собственности на провинциальную землю принадлежало римскому государству и владелец был обязан платить специальный налог.

Таким образом, можно владеть вещью, но не иметь на нее права собственности. С другой стороны, нередко собственник по той или иной причине лишен фактического господства над вещью, а значит, и владения.

Нельзя стать законным владельцем с помощью купли-продажи, дарения, мены, наследования, т.е. всяким таким способом перехода вещей, которое порождает право распоряжения, а значит, право собственности. И даже в том случае, когда земельное владение (не собственность!), например земельный участок, не “дотянуло” до двух лет, которые закон требовал для приобретения права собственности на него, переходит от отца к сыну по праву наследования, следует считать, что сын владеет первоначально, ибо только таким может и должно быть всякое добросовестное владение вещами.

Таким образом, может быть сказано, что владение возникает из добросовестного – без применения хитрости или насилия – пользования вещью, собственник которой либо не известен, либо безвестно отсутствует, либо не оказывает сопротивления. Беспрепятственно могут быть “захвачены” и присвоены заброшенные земли, дикие звери и рыбы, впервые открытые клады и пр., т.е. вещи, не находящиеся в чьей-либо собственности.

Владение не может, не должно быть вечным: этому препятствует экономический интерес. Нужно, чтобы владелец был заинтересован в улучшении владения, особенно земельного владения, чтобы он относился к нему как к своей собственности (удобрял, орошал, огораживал и пр.).

Важной чертой римского права собственности было под подразделение вещей на два типа – res mancipi и res nec mancipi. К первому типу относилась земля (поначалу около Рима, а затем вся земля в Италии вообще), рабочий скот, рабы, здания и сооружения, т.е. объекты традиционно общинной собственности. Ко второму типу относились все прочие вещи, обладание которыми могло быть индивидуализировано.

Для отчуждения вещей первой категории-продажи, мены, дарения и пр. – требовалось соблюдение формальностей, носивших название манципации. Слово это произошло от “manus” – рука и заключает в себе образное представление о переходе собственности при наложении руки на приобретенную вещь. Наложив руку, следовало еще сказать: “я утверждаю, что эта вещь принадлежит мне по праву квиритов…” (то есть потомков обожествленного Ромула-Квирина). Манципация сообщала приобретателю неоспоримое право собственности на вещь. Уплаты денег без манципации было еще недостаточно, как видим, для возникновения права собственности. Передача манципируемой вещи происходила в торжественной обстановке, в присутствии пяти свидетелей и весодержателя с весами и медью. Последнее указывает на то, что обряд манципации возник до появления чеканной монеты – асса, но медь в определенном сторонами весе уже фигурировала в качестве общего эквивалента. Формальности служили запоминанию сделки на тот случай, если в будущем возникнет связанный с ней спор о собственности.

Все другие вещи, даже и драгоценные, переходили посредством простой традиции, т.е. бесформальной передачи на условиях, установленных договором купли-продажи, мены, дарения и пр.

Старый раб, как и старая лошадь, требовали – при переходе из рук в руки – манципации, а драгоценная ваза – традиции. Дело в том, что первые две вещи относятся к разряду орудий и средств производства и по своему происхождению тяготеют к верховной коллективной собственности римской общины, тогда как ваза, украшение, как и всякая другая обиходная вещь, были как изначально, так и в последующем времени предметами индивидуальной собственности.

Что касается займа, Законы XII таблиц помимо обычных займовых операций, связанных с процентами, закладом и пр., знают еще и так называемый нексум, т.е. салюзаклад должника – долговое обязательство под гарантию свободы. По истечении законной просрочки платежа кредитор был волен арестовать должника и заключить его в свою домовую (долговую) тюрьму. Три раза в течение месяца, в базарные дни, кредитор обязывался выводить должника на рынок в надежде, что найдутся родные, близкие, сердобольные, согласные выплатить долг и выкупить должника из неволи. Только в 326 г. до н.э. законом Петелия договор займа был реформирован и долговое рабство отменено. С этого времени должник отвечал перед кредитором в пределах своего имущества.

Помимо обязательств из договоров Законы XII таблиц знают и такие, которые возникают из причинения вреда и противоправных действий вообще – воровства, потравы и пр. Например, вора, захваченного с оружием в руках, разрешалось казнить на месте преступления. Та же участь ожидала того, кто преднамеренно “поджигал строения или сложенные у дома скирды хлеба”.

В древнейший период складывается порядок, в соответствии с которым, право собственности на вещь могло возникнуть вследствие длительного владения вещью. (Т. VI. 3: Давность владения в отношении земельного участка (устанавливалась) в два года, в отношении всех других вещей – в один год).

Особым видом вещного права, зафиксированным в Законах XII таблиц являются сервитуты, нормы права, ограничивающие права собственников на принадлежащее им имущество, а также наделяющее субъекта рядом прав на имущество ему не принадлежащее.

В Законах XII таблиц собственнику прямо предписывалось:

– Оставлять незастроенное место вокруг здания (Т. VII. 1.);

– Отступать от границ участка на определенное расстояние (Т. VII. 2.);

– Обрезать деревья на высоте 15 футов, дабы не причинять вред соседнему участку (Т. VII. 9 а).

Помимо этого предоставлялось право прохода по чужой земле “Пусть (собственники придорожных участков) огораживают дорогу, если они не мостят её камнем, пусть едет на вьючном животном, где пожелает”. Собственники участков имели право при определенных обстоятельствах пользоваться продуктами приносимыми чужой собственностью: (Т. VII. 9 б.) Законом XII таблиц разрешалось собирать желуди, падающие с соседнего участка, а также обращаться с иском к владельцу собственности, наносящей ущерб (Т. VII. 10). Если дерево с соседнего участка склонилось ветром на твой участок, ты на основании Закона XII таблиц можешь предъявить иск об уборке его.

Таким образом, по своей сути Законы XII таблиц представляли собой обработку и консолидацию обычного права Рима. Влияние на них оказало греческое право южно-италийских полисов. Законы были изложены в виде кратких повелительных суждений и запретов, некоторые из которых несли на себе отпечаток религиозных ритуалов. С IV-III вв. Законы корректировались преторскими эдиктами. Формально они действовали до IV в. и были отменены в ходе реформ Юстиниана.

Господи, прости мне мои маленькие шутки на Твой счет, и я прощу Тебе большую шутку, которую Ты сыграл со мной. Роберт Фрост

27) Эволюция общественного и государственного строя Византии.

Общественный строй Византии

|

Специфические черты развития византийского средневекового общества проявляются уже на первом этапе его развития. Процесс разложения рабовладельческих порядков носил в Византии замедленный характер. Относительно высокий уровень развития товарно-денежных отношений, длительное сохранение сильных экономических и политических позиций многочисленных византийских городов (Антиохии, Александрии, Дамаска, Константинополя и др.) содействовали политической стабильности Византии и сдерживали процесс распада рабовладельческого строя.

Господствующий класс Византии IV-VII вв. был неоднороден. Ведущие экономические и социальные позиции в Византии занимали старая сенаторская аристократия и провинциальная знать, базу господства которых составляла крупная частная собственность на землю рабовладельческого типа. Наряду с ними высокое место в социальной структуре византийского общества занимала городская муниципальная верхушка крупных городов империи, особенно столицы - Константинополя.

Состав эксплуатируемой части византийского общества также отличался значительной разнородностью. На низшей ступени социальной лестницы находились рабы. Их правовое положение, определяемое нормами позднеримского права, резко отличалось от положения различных категорий свободных. К последним относились прежде всего свободные крестьяне-землевладельцы. Сохранение в IV-VI вв. свободного крестьянства - важная особенность общественного строя Византии. Свободные крестьяне жили соседскими общинами и обладали правом частной собственности на землю. Они эксплуатировались непосредственно Византийским государством: уплачивали поземельную подать и несли разного рода тяжелые имущественные и личные повинности. Широко использовалась в Византии этого периода и позднеримская форма эксплуатации крестьян - колонат. Византийское законодательство разделяло колонов на свободных и "приписных". Вынужденные арендовать землю у крупных землевладельцев, колоны находились в зависимом от своих господ положении. Особенно тяжелым было положение "приписных" колонов: они были прикреплены к земле. Свободные и "приписные" колоны несли повинности как в пользу своих господ, так и в пользу государства. Положение обеих категорий византийских колонов резко ухудшается в VI в.

Общественный строй Византии претерпевает серьезные изменения в ходе острейшего политического и социального кризиса конца VI - первой половины VII в. Арабское нашествие, вторжение варваров, сопровождаемые их массовым оседанием на территории империи, разрушение и упадок многих городов ускорили ломку рабовладельческих и образование феодальных порядков в Византии. В войнах и социальных столкновениях погибла значительная часть представителей тех социальных групп, которые господствовали в Византии в предшествующем периоде. Вместе с тем сохранение государственных форм собственности, общинного землевладения и огромная распространенность неограниченной частной собственности на землю и в последующие века серьезно замедляли формирование новой феодальной собственности и, кроме того, развитие эксплуатации византийского крестьянства.

Только к Х в. возобладала тенденция к созданию феодальной сеньориальной системы, основанной на труде зависимого от земельных магнатов крестьянства при сохранении, однако, контроля со стороны государства. Основные же формы феодального землевладения - условные земельные пожалования в виде прении, арифмоса - утверждаются еще позже, в XI-XII вв. Так, наиболее известный феодальный институт - прения, расцвет которого приходится на XII-XIII вв., представлял собой различные виды земельных пожалований прониару от государства на условиях несения службы, обычно на время жизни прониара или императора.

Замедленный характер развития феодальных отношений определил особенности социального состава господствующего класса византийского общества на втором этапе его развития. Господствующий класс в это время состоял из разнородных социальных слоев: сановных светских и церковных чинов, местной военно-служилой знати и общинной верхушки, выделившейся из зажиточного крестьянства. Все эти силы долгое время не были консолидированы и не складывались в замкнутые сословия. Наследственная вассально-сеньориальная система, характерная для развитого феодального строя, начинает складываться в Византии только к XI-XII вв. Незавершенность развития феодального сеньориального строя обусловила относительную слабость византийской землевладельческой знати. Ведущее место в структуре господствующего класса Византии принадлежало столичной знати и высшему чиновничеству империи, остро соперничающим с военно-землевладельческой провинциальной знатью.

И во втором периоде развития Византийского государства сохранялись многочисленные различия в правовом положении отдельных слоев трудового населения. В Византии формирование класса феодально-зависимого крестьянства растянулось на длительное время. В империи по-прежнему сохранялась значительная категория свободных крестьян-общинников, а также особая прослойка государственных крестьян, сидевших на землях, принадлежавших казне и императору. Обе эти категории крестьян эксплуатировались главным образом в централизованной форме посредством государственной налоговой системы. Податные крестьяне, сидящие на государственных землях, фактически становятся в это время крепостными: приписываются к казне и теряют свободу передвижения. Они должны были платить канон - поземельный налог, подушный налог, государственную хлебную ренту, налог на скот. Особенно разорительной для крестьян-общинников стала обязанность уплачивать налоги за выморочные и брошенные земли соседей.

С XI-XII вв. идет неуклонный рост числа частновладельческих крестьян за счет крестьян свободных и даже государственных, что свидетельствует о формировании в Византии землевладения феодального типа. Частновладельческие византийские крестьяне именовались париками. Они не имели права собственности на землю и рассматривались как наследственные держатели своих наделов, были обязаны выплачивать господину ренту в отработочной, натуральной, денежной формах. В отличие от государственных крестьян они не были прикреплены к земле вплоть до XIII-XIV вв.

Низшее положение в византийском обществе, как и ранее, занимали рабы. Длительное сохранение рабовладения составляло характерную черту общественного строя Византии. Рабский труд широко использовался в домашнем хозяйстве византийской знати. Слуги - рабы константинопольских вельмож исчислялись сотнями. В X-XI вв. социальное положение византийских рабов несколько улучшается, они, например, получают право заключать церковный брак. Пресекается обращение свободных в рабство. Рабов нередко переводят на положение париков. В XI-XII вв. усилилась тенденция к стиранию граней между рабами и другими категориями эксплуатируемых классов Византии.

Государственный строй Византии

|

Византийское государство IV-VII вв. унаследовало, с теми или иными особенностями, основные черты государственного строя позднеримской империи. Во главе государства стоял император, наследник власти римских цезарей. Он обладал всей полнотой законодательной, судебной и исполнительной власти и являлся верховным покровителем и защитником христианской церкви. Византийская православная церковь играла огромную роль в укреплении авторитета императора.

Именно церковь разработала и освятила официальную доктрину божественного происхождения императорской власти и проповедовала единение государства и церкви, духовной и мирской власти (их симфонию). В отличие от католической (западной) византийская церковь в гораздо большей мере экономически и политически зависела от императора, так как существовала в условиях мощного централизованного государства.

Ранневизантийская церковь была прямо подчинена императору. Наиболее полновластно вмешивался в руководство делами церкви император Юстиниан I, нередко обращавшийся с высшими церковными иерархами (епископами и патриархами) как со своими чиновниками.

Власть византийского императора в IV-VII вв. не была произвольной. При всей широте полномочий императора она умерялась необходимостью следовать "общим законам" империи и особенно отсутствием принципа наследственности престола. Новый византийский император избирался сенатом, "народом Константинополя" и армией, роль которой в избрании императора Византии неуклонно падала.

Важным фактором политической жизни Византийского государства этого времени было одобрение кандидатуры императора "народом Константинополя". Еще в IV в. императорским указом "народу Константинополя" - различным социальным слоям и группировкам населения столицы, собиравшимся на константинопольском ипподроме, было предоставлено право выражать просьбы и предъявлять императору требования. На этой основе в Византии возникли особые политические организации - так называемые городские партии (димы). Социальную опору двух наиболее крупных димов - они назывались "голубые" и "зеленые" - составляли различные группировки господствующего класса. Первых поддерживала сенаторская и муниципальная аристократия, вторых - торгово-финансовая верхушка византийских городов. Димы имели определенную организацию и даже вооруженные отряды. В V в. аналогичные организации по типу столичных димов были созданы и в других городах Византийской империи. Они превратились с течением времени в своего рода общеимперские организации, тесно связанные друг с другом. В IV-VI вв. роль димов в политической жизни была значительной. Византийские императоры должны были нередко делать ставку в своей политике на одну из названных партий.

Другим фактором, сдерживающим самовластие императора, являлось наличие особого государственного органа византийской аристократии - константинопольского сената. В сенате могли рассматриваться любые дела империи. Его влияние обеспечивалось самим составом сената, включавшим практически всю правящую верхушку господствующего класса Византии. К V в. число сенаторов составляло 2 тыс. человек. Обсуждение государственных дел сенатом, а также его право участвовать в избрании нового императора обеспечивало византийской аристократии известную долю участия в руководстве делами империи.

Именно поэтому ранневизантийские императоры, включая наиболее могущественного Юстиниана I, признавали в законодательных актах необходимость "согласия великого сената и народа". Это свидетельствует об устойчивости некоторых политических традиций, сохраняющихся со времен республиканской государственности.

С VIII в. начинается новое укрепление центральной власти Византии. Оно надолго определило пути развития византийской государственности. Базой централизации и широкой завоевательной политики Византии в IX-Х вв. послужила стабилизация экономики на новой феодальной основе. Византийское государство, достигшее наивысшего развития во время правления Македонской династии (867-1057 гг.), стремилось контролировать с помощью огромного бюрократического аппарата все стороны экономической, политической и культурной жизни страны. Жестко централизованный характер империи резко отличал Византию от современных ей феодальных государств Европы.

В VIII в. политические организации и учреждения, ранее сдерживавшие всевластие византийского императора, приходят в упадок или полностью ликвидируются. С IX в. даже номинальное провозглашение императора "народом Константинополя" прекращается. Политическая роль константинопольского сената, упавшая еще в конце VII в., окончательно сводится на нет императорским указом конца IX в., лишившим сенат права участия в законодательстве империи.

Единственной крупной политической силой в Византийском государстве остается православная (греческая) церковь. Ее авторитет и влияние укрепляются. В частности, возрастает роль главы церкви константинопольского патриарха в общественно-политической жизни Византии. Патриархи нередко становятся регентами малолетних императоров и непосредственно вмешиваются в политическую борьбу за трон, пользуясь тем, что единственной процедурой, узаконивающей "поставление на царство", становится с VII в. венчание императора патриархом в храме Св. Софии. Однако и в это время византийской церкви не удалось добиться независимости от императорской власти. Император сохранил право выбирать патриарха из трех кандидатов, рекомендованных церковными иерархами, и низлагать неугодного патриарха.

Укрепление основ императорской власти в VIII-IX вв. сопровождалось изменением ее атрибутов. За византийскими императорами окончательно утверждаются греческие титулы василевса (царя) и автократора (самодержца). Культ императора-василевса достигает невиданных ранее размеров. Божественный император считался владыкой вселенной (Ойкумены). Его прерогативы были неограниченными. Василевс издавал законы, назначал и смещал высших чиновников, являлся верховным судьей и командующим армией и флотом.

Характерно, что при такой всевластности его положение не было очень прочным. Примерно половина всех византийских императоров была лишена власти насильственно. Система престолонаследия длительное время у византийцев отсутствовала: сын ва-силевса не рассматривался обычаем как обязательный законный наследник. Императором делало не рождение, а "божественное избрание". Поэтому императоры широко практиковали институт соправителей, выбирая, таким образом, еще при жизни наследника, принцип законного престолонаследия начинает утверждаться в Византии только с конца XI в.

Традиционализм, рутина церемониалов, отработанных до мельчайших подробностей и освященных обычаем, серьезно сковывали личные возможности императоров. Их реальная власть, по мнению ряда исследователей, начинает неуклонно ослабевать. Этому способствовали новые тенденции, порожденные воздействием феодальных отношений. По мере развития в Византии феодализма между императорами и крупными феодальными землевладельцами (динатами) складываются новые для византийской государственной практики сеньориально-вассальные отношения. Начиная с Х в. византийский самодержец нередко вынужден заключать феодальные договоры с некоторыми своими подданными - динатами, беря на себя обязанности феодального сеньора.

Для государственного строя Византии на основных этапах его развития характерно наличие огромного бюрократического аппарата, как центрального, так и местного. В его основе лежали начала строгой иерархии. Все византийское чиновничество было разделено на ранги (титулы). Их система была глубоко разработана. В Х в. в византийской "табели о рангах" насчитывалось 60 таких рангов. Центральное управление империей сосредоточивалось в Государственном совете (консистории, а позднее синклите). Это был высший орган при императоре, руководивший текущими делами государства. Его функции не были четко определены, и на практике он играл немалую политическую роль. Государственный совет состоял из высших государственных и дворцовых чинов, являющихся ближайшими помощниками императора. В их число входили оба префекта претория, префект Константинополя, магистр и квестор дворца, два комита финансов. Эти высшие чиновники империи обладали обширными полномочиями, в том числе судебными. Так, два префекта претория являлись высшими руководителями местного государственного аппарата; префект Константинополя являлся гражданским правителем столицы и председателем сената.

Важные функции имели и высшие дворцовые чины: магистр - начальник дворца и квестор - главный юрист и председатель консистория. Они осуществляли непосредственно управление делами империи с помощью разветвленного бюрократического аппарата. Общая численность византийских чиновников в это время была огромной. Только в ведомствах двух префектов претория служило не менее 10 тыс. гражданских чиновников.

Роль центрального государственного аппарата возросла в IX- XI вв. Государственный бюрократический аппарат в эту пору контролировал все сферы политической, экономической и даже культурной жизни Византии. Его структура стала еще более сложной и громоздкой. Количество ведомств ("секретов") увеличилось до 60. С IX в. вследствие роста императорского хозяйства и двора усложняется дворцовая администрация. Различия между государственными ведомствами и дворцовыми службами становятся все менее четкими. Дворцовая администрация все чаще вторгается в руководство общегосударственными делами. Другая черта, характерная для центрального управления Византии этого времени, - распыление отдельных государственных функций между различными, нередко дублирующими друг друга государственными ведомствами. Так, финансовое управление было разделено с VII в. на несколько неподчиненных друг другу "секретов". Судебные функции были разделены между различными учреждениями: судом патриарха, судом городского префекта (эпарха), особым судом для дворцовых служб императора и др.

Источники права Византии

При напряженной законодательной деятельности первых христианских императоров число изданных ими законов, которые в противоположность к jus — праву классических юристов — назывались leges, сильно возросло. Феодосий II признал необходимым привести это законодательство в известность, для чего он издал в 438 году свой кодекс («Codex Theodosianus»[1]), в котором в систематическом порядке собраны были все без изъятия законы, начиная с Константина Великого [2]. С изданием Феодосиева кодекса прекращается единство источников права для обеих частей Римской империи, Западной и Восточной. Юстиниан в 529 г. издал кодекс, до нас не дошедший. Вслед за тем Юстиниан, предпринимает кодификационную работу, обнимающую как право классических юристов (jus), так и законодательство императоров. Вся эта кодификационная работа получила в XII стол. общее название — Corpus juris civilis и распадается на три части: Институции Юстиниана (Institutiones), Дигесты или Пандекты (Digesta seu Pandektae) и собственно Кодекс (Codex). Первые две, обнародованные в 533 года, обнимают собой jus, то есть римское право в его чистом виде, и потому относятся к истории римского, а не византийского права. К последнему почти целиком относится кодекс, заключающий в себе 4600 конституций с 117 до 534 года, то есть со времен императора Адриана до первых годов царствования Юстиниана, и в отличие от первого Юстинианова кодекса названный Codex repetitae praelectionis. Он был составлен комиссией из пяти лиц под председательством Трибониана, которой было поручено устранить из законодательства повторения и противоречия, все лишнее и устарелое.

Дигесты

За время от 535 до 565 года Юстиниан издал целый ряд новых узаконений, новелл, в числе около 168, преимущественно церковного содержания и на греческом языке, который окончательно становится законодательным языком Византийской империи. Новеллы эти образовали содержание нескольких частных сборников, которыми продолжали пользоваться до самого падения Византии. Новейшие издания принадлежат Zachari von Lingenthal, «Novell ae Justiniani» [3]. Новеллы всех остальных византийских императоров изданы в хронологическом порядке Zachari в его сборнике «Jus Graeco-Romanum» [4].

Юстиниан преобразовал преподавание права и саму науку права стремился замкнуть в точно указанные пределы, запретив под страхом наказания писать какие бы то ни было комментарии к изданному им своду. Дозволены были только буквальные переводы на греческий язык указатели параллельных мест, извлечения из законов, а также сокращенное изложение всех Дигест или всего Кодекса. Такое изложение позже называлось или ; оно соответствует summa или summaria глоссаторов. Но уже при жизни Юстиниана юристы нарушили его запрет и начали писать комментарии. Зародилась довольно обширная юридическая литература, которая, однако, не выходила за пределы экзегезы и толкования Юстиниановых книг и никаких элементов творчества в себе не носила. Из авторов этого рода трудов более известны Феофил, Фалелей и Иоанн Схоластик (с 565 г. патриарх Константинопольский, † 578). Более всего замечательны Парафразы Юстиниановых Институций Феофила, который был одним из составителей Институций. Парафразы эти пользовались на Востоке громкой славой и даже вытеснили оригинал.[5]. Главным образом труды юристов VI в. обращались на обработку Кодекса; наиболее полная и замечательная принадлежит Фалелею. Появились и монографии по отдельным вопросам права (). Таково сочинение неизвестного автора — « » (мгновенья), время составления которого относят к периоду от Юстиниана до Гераклия (565—641). Это — довольно полное собрание правил, в которых говорится о влиянии на правоотношения известных промежутков времени (от одного момента до столетия). Сочинение это издано Цахариэ с латинским переводом: «, oder die Schrift ber die Zeitabschnitte» [6]. Другая замечательная монография, тоже неизвестного автора —, то есть книга о противоречиях, — представляет собой свод друг другу противоречащих мест в Дигестах и делает попытку к разрешению таких противоречий. Эту монографию относят к царствованию Гераклия (610—641).

В VI в. начинают появляться и сборники церковных канонов. Первый из них, до нас дошедший, принадлежит Иоанну Схоластику и обнимает собой каноны десяти соборов (четырех вселенских и шести поместных), а также правила апостольские и св. Василия Великого. Около того же времени составляются первые сборники императорских законов по делам церковным. Отдельно составленные сборники канонов и законов вскоре слились воедино, и таким образом возникли номоканоны, которых в первом периоде было два: номоканон в пятьдесят титулов и номоканон в XIV титулов. Второй из них отличается большей удовлетворительностью системы и большим разнообразием и богатством содержания (особенно в отношении положений гражданского права) и потому предпочтительно употреблялся в практике, хотя и номоканон в 50 титулов также пользовался почетом. Номоканон в XIV титулов обыкновенно называется номоканоном Фотия (константинопольского патриарха во второй половине IX стол.), которому он приписывался. Цахариэ отрицает прикосновенность Фотия к составлению этого номоканона, относящегося, по его мнению, ко временам Гераклия.

Второй период истории византийского права (717—867) обнимает правление Исаврийской династии. Важнейшим памятником этого времени является Эклога (то есть выборка, …), носящая следующее заглавие: «Выборка законов вкратце, учиненная Львом и Константином, мудрыми и благочестивыми царями, из Институций, Дигест, Кодекса и Новелл Великого Юстиниана, с исправлением в смысле большего человеколюбия»… Под императором Львом и Константином должно разуметь Льва Исавра и соправителя его Константина Копронима, а время издания относят к 739—741 г. Хотя в заглавии Эклоги указаны источники ее, но на самом деле это совершенно самостоятельное законодательство, в котором многое не только не согласовалось с Юстиниановым правом, но и прямо ему противоречило. В замечательном предисловии [7] проявляется стремление законодателей сделать юстицию безденежной и равно доступной для всех. Вскоре появились частные обработки Эклоги — краткая, названная Цахариэ частной Эклогой (Ecloga privata), и распространенная (Ecloga privata aucta). Последняя издана Цахариэ в его «Jus Graeco-Romanum» [8]; им же издана и официальная Эклога, в «Collectio librorum juris graeco-romani ineditorum» [9].

К Эклоге примыкают и столь же самобытным характером отличаются и другие законодательные труды императоров: Устав земледельческий [10] и Устав воинский ( ). Замечательнейшим из них является земледельческий устав, представляющий собой нечто вроде сельского полицейского уложения. Главным образом занимается он разного рода кражами: леса, полевых и садовых плодов и т. под.; проступками и недосмотрами пастухов, повреждениями животных и от животных вроде потравы и так далее. Некоторые положения его проливают совершенно неожиданный свет на положение земледельческого класса в Византии VIII века; исследователи видят в них проявление славянских элементов.

Третий период в истории византийского права (867—1453) открывается воцарением Македонской династии, которая порывает всякую связь с идеями императоров-иконоборцев и наряду с другими их творениями осуждает и их законодательство, как «извращение добрых законоположений», то есть Юстинианова права. К восстановлению Юстинианова права и были направлены все усилия Василия Македонянина и Льва Мудрого. Император Василий задался целью отменить все устаревшие и неприменимые законы, а те части Юстинианова права, которые могли сохранять свою силу на будущее время, издать в очищенном и упорядоченном виде и, наконец издать краткое юридическое руководство или учебник, из которого приступающие к изучению права могли бы почерпать начальные его основания. Прежде всего осуществлена была последняя задача: между 870—878 г. Василием Македонянином и его сыновьями-соправителями Константином и Львом обнародован был Прохирон [11]. Назначение Прохирона было служить учебным руководством, но он несомненно был облечен и силой закона. Затем около 884 г. обнародована была не дошедшая до нас «Ревизия древних законов» ( ), то есть свод всего того, что осталось в силе от Юстинианова права. В видах приспособления Прохирона к Ревизии между 884—886 гг. императором Василием и его сыновьями-соправителями Львом и Александром издано было это руководство в новой пересмотренной редакции, под именем Эпанагоги (, то есть воспроизведение,[12]).

Преемник Василия, Лев Мудрый, или Философ, в первые годы своего царствования (888—889) обнародовал очищенный свод Юстинианова права, который с X века получил наименование Базилик (, подразумевается — царские законы). Каждый титул Базилик начинается отрывком из сочинений римских юристов, помещенных в Дигестах; затем следуют извлечения из Кодекса, Институций и Новелл Юстиниановых, которыми дополняются или подтверждаются выдержки из Дигест. При этом редакторы «Базилик» пользовались преимущественно компиляцией неизвестного юриста, писавшего при Юстине II и прозванного Анонимом, а также Прохироном, из которого заимствовали многие положения уголовного права. Новеллы византийских императоров от Юстиниана до Василия в Базилики не вошли. Большинство дошедших до нас рукописей Базилик снабжено схолиями (глоссами). Сам текст Базилик рукописи эти содержит не целиком. 36 книг дошли до нас вполне, семь — с пропусками, а из 17 остальных книг сохранились только отрывки.[13] Не потеряли своего значения, однако, и многие положения из законодательства второго периода. Так, 17-й титул Эклоги, то есть уголовное уложение иконоборцев, целиком перешел в 39-й титул Прохирона, а отсюда в 60-ю книгу Базилик, которые признают и морской устав иконоборцев (53-я книга). Юристы продолжали пользоваться Эклогой и старались приноровить ее к новым кодификациям.

Прохирон, Эпанагога и Базилики являются последними кодификационными работами в Византийской империи; законодательная деятельность последующих императоров выразилась лишь в издании новелл, между которыми с X века начинают различать хрисовулы (), то есть грамоты с золотыми печатями. Некоторые из этих хрисовул содержат в себе положения общего права, светского и церковного, но главным образом это — грамоты, предоставляющие привилегии отдельным лицам и учреждениям. В Латинской империи, основанной крестоносцами по завоевании Византии, действовали Иерусалимские Ассизы, переведенные на греческий язык (см. Ассизы).

О преподавании права в этом периоде нет точных данных. Известно, что при императорах-иконоборцах все школы были закрыты, что XI и в особенности XII век были эпохой возрождения византийской образованности; относительно того же времени имеются указания, свидетельствующие о правильном преподавании права. Недавно только открыта новелла Константина Мономаха, из которой видно, что в 1045 г. этот император восстановил школу правоведения в Константинополе. Что касается довольно богатой юридической литературы того периода, то при изучении ее должно различать время до XII века, когда наряду с Базиликами юристы пользовались еще Юстиниановыми книгами, и от XII века, когда последние окончательно были вытеснены Базиликами, в свою очередь уступившими место разного рода сокращениям и извлечениям. Более замечательные произведения первой эпохи: — сокращение законов в 50 титулах, составленное неизвестным автором в 920 г.; Сокращение Базилик (Synopsis Basilicorum или Synopsis major), неизвестного автора, относящееся к тому же времени; составленный в половине XI стол. сборник () мнений и решений знаменитого правоведа Евстафия, патриция римского, деятельность которого относится к 975—1025 гг. (сборник этот дает наглядную картину судебной практики того времени и содержит в себе много ценных данных об административном строе Византии, податях и т. п.); Руководство к изучению законов ( или ), составленное во второй половине XI в., исключительно по Базиликам, Михаилом Атталиатом [14]. Ко второй эпохе относится Synopsis minor, неизвестного автора, времен никейского императора Иоанна III Дуки (1222—1255). Труд этот пользовался громкой славой, как об этом свидетельствуют большие заимствования из него в Шестикнижии Гарменопула и перевод его в XVI стол. на народный язык Феодосием Цигомалом; он издан Цахариэ в «Jus Graeco-Romanum» (т. II). Последним значительным памятником византийского правоведения, особенно замечательным по широкому распространению, выпавшему на его долю, является Шестикнижие Константина Гарменопула (см. это сл.), озаглавленное « », то есть ручная книга законов. Главным назначением этого труда, составленного незадолго до 1345 г., было дополнить Прохирон Василия, Константина и Льва. О системе и научном достоинстве Шестикнижия см. Бессарабские местные законы.[15]

Важнейшим источником церковного права этого периода являются новеллы императоров. В 883 г. номоканон в XIV титулов пополнен был канонами позднейших соборов. За этой дополнительной переработкой, которая обыкновенно приписывается константинопольскому патриарху Фотию, последовала переработка 1090 г., принадлежащая Феодору Весту. Наряду с этими номоканонами появляются другие, номоканоны эпитимийные (покаянные), или канонарии, существенная черта которых состоит в том, что долгосрочное публичное церковное покаяние, регулированное канонами соборов и отцов церкви, заменяется здесь краткосрочным непубличным покаянием, усиленным разными делами благочестия, как воздержание от вина, мяса, поклоны и т. п. Все эти номоканоны могут быть подразделены на 4 редакции; третья из них по времени принадлежит Никону Черногорцу (см. это сл.), четвертая — Матвею Властарю. В рассматриваемом периоде особое распространение получают еще так наз. синопсисы канонов, то есть сборники, в которых каноны изложены не в полном тексте, а в извлечении. Сокращение, сделанное Гарменопулом, составляет одно из приложений к его Шестикнижию. Другой подобный сборник составлен в 1335 г. иеромонахом Матвеем Властарем (см. это имя), под заглавием: «Алфавитная синтагма всех предметов, содержащихся в священных и божественных канонах». Сочинение Властаря скоро приобрело значение авторитета и до конца XVII в. служило главной настольной книгой для духовенства, судей и вообще юристов греко-славянского Востока.[16]. В XI и XII в. древние каноны во многих случаях были уже непонятны в подлинном древнегреческом тексте; много было в них и внутренних противоречий. Обнаружилась потребность в комментировании источников церковного права. Наиболее громкую славу приобрели три канониста XII века: Иоанн Зонара, Алексей Аристин и Феодор Вальсамон. Иоанн Зонара, автор хроники от сотворения мира до смерти императора Иоанна Комнена, составил в первой половине XII века комментарий к канонам, сообщая довольно подробные исторические сведения о соборах и порядке древнецерковной жизни, сопоставляя комментируемое правило с другими, касающимися того же предмета, ссылаясь на императорские законы и пользуясь для своих целей книгами Св. Писания и творениями отцов церкви. Алексей Аристин, бывший великим экономом константинопольской церкви в правление Мануила Комнена (1143—1180), составил комментарий к одному из так называемых синопсисов канонов. Главной его задачей было установить ясный и правильный смысл канонов; лишь изредка он делал разные исторические заметки, относящиеся к истории соборов, древнецерковного устройства и древних ересей. Замечательнейшим из канонистов-комментаторов был Вальсамон (см. соотв. статью), пользовавшийся чрезвычайным авторитетом. Толкования всех трех комментаторов напечатаны в «» Раллиса и Потлиса.

Покорив Византию, турки предоставили грекам ведаться по своим делам (гражданским) в своих судах; во главе этой юрисдикции поставлен был константинопольский патриарх. Судебная практика, наряду с обычаями, руководствовалась Synopsis Basilicorum, но в особенности Шестикнижием Гарменопула, о тогдашнем значении которого см. Бессарабские законы. В Греческом королевстве действ. Шестикнижие Гарменопула, наряду с торговым кодексом Наполеона и уголовным уложением 1833 г.; за Базиликами признается вспомогательное значение в случае неполноты или неясности Шестикнижия. Что касается церковного права, то большое распространение получил номоканон, составленный в 1562 г. Мануилом Малаксой. В 1800 г. в Лейпциге, по распоряжению константинопольского патриарха, состоялось официальное издание свода канонического права греческой церкви под именем Пидалион, то есть Кормчая книга. Пидалион действует и в автокефальной элладской церкви.[17].

Возникновение и основные этапы развития Арабского Халифата. Особенности правового статуса населения.

Источники и характерные черты мусульманского права

Арабский Халифат: возникновение, общественный и государственный строй, основные черты права

Самым процветающим государством Средиземноморья на всем протяжении средних веков наряду с Византией стал Арабский хали-фат, созданный пророком Мохаммедом (Мухаммедом, Магометом) и его преемниками. В Азии, как и в Европе, эпизодически возника-ли военно-феодальные и военно-бюрократические государственные образования, как правило, в результате военных покорений и при-соединений. Так возникла империя Моголов в Индии, империя Танской династии в Китае и др. Сильная интегрирующая роль выпала христианской религии в Европе, буддистской в государствах Юго-Восточной Азии, исламской на Аравийском полуострове.

Сосуществование домашнего и государственного рабовладения с феодально-зависимыми и родообщинными отношениями продол-жалось в некоторых странах Азии и в этот исторический период.

Аравийский полуостров, где возникло первое исламское го-сударство, расположен между Ираном и Северо-Восточной Афри-кой. Во времена пророка Мохаммеда, родившегося около 570 г., он был слабозаселенным. Арабы были тогда кочевым народом и обес-печивали с помощью верблюдов и других вьючных животных торгово-караванные связи между Индией и Сирией, а затем северо-африканскими и европейскими странами. На арабских племенах лежала также забота об обеспечении безопасности торговых маршрутов с восточными пряностями и ремесленными изделиями, и это обстоятельство послужило благоприятным фактором становле-ния арабского государства. Сам Мохаммед, по преданию, был вы-ходцем из племени курейшитов, которые осуществляли на протя-жении нескольких поколений подобные охранные функции вдоль караванных маршрутов.

Мохаммед уверовал в свою великую миссию примерно в соро-калетнем возрасте, после первого общения с богом Аллахом. Он, в частности, провозгласил, что «нет Бога, кроме Аллаха, и Мо-хаммед Пророк его». Свою проповедническую деятельность он вна-чале развернул в своем родном городе Мекке, но под угрозой пре-следований жрецов местного языческого культа и недовольной его возвышением аристократии Мохаммед был вынужден удалиться с единомышленниками в соседний город Медину (бывший Ясриб) С момента этого переселения и обособленного существования, по-лучившего наименование «хиджра» (621-629), начинается лето-счисление по мусульманскому календарю.

Мохаммед довольно быстро собрал значительное число при-верженцев и уже в 630 г. сумел вновь поселиться в Мекке, жите-ли которой к тому времени прониклись его верой и учением. Но-вая религия получила название ислам (мир с Богом, покорность воле Аллаха) и довольно быстро распространилась по всему по-луострову и за его пределами. В общении с представителями дру-гих религий - христианами, иудеями и зороастрийцами - после-дователи Мохаммеда сохраняли веротерпимость. В первые века распространения ислама на омейядских и аббасидских монетах че-канилось изречение из Корана (Сура 9,33 и Сура 61,9) о пророке Мохаммеде, имя которого означает «дар Божий»: «Мохаммед - посланник Божий, которого Бог послал с наставлением на правый путь и с истинной верой, чтобы возвысить ее над всеми верами, хотя бы этим были недовольны многобожники».

К моменту смерти пророка почти вся Аравия подпала под его власть, его первые преемники - абу Бакр, Омар, Осман, Али, прозванные праведными халифами (от «халиф» - преемник, за-меститель), - пребывали с ним в дружественных и родственных связях. Уже при халифе Омаре (634- 644) к этому государству были присоединены Дамаск, Сирия, Палестина и Финикия, а за-тем и Египет. На востоке Арабская держава расширилась за счет территории Месопотамии и Персии. В течение следующего столе-тия арабы завоевывают Северную Африку и Испанию, но дваж-ды терпят неудачу с завоеванием Константинополя, а позже во Франции терпят поражение при Пуатье (732 г.), однако в Испании удерживают свое господство еще на семь веков.

Омейядская династия (с 661 г.), которая осуществила покоре-ние Испании, перенесла столицу в Дамаск, а следующая за ними династия Аббасидов (от потомков пророка по имени Абба, с 750 г.) в течение 500 лет правила из Багдада. К концу X в. Арабская дер-жава, сплотившая до этого народы от Пиренеев и Марокко до Ферганы и Персии, разделилась на три халифата - Аббасидов в Багдаде, Фатимидов в Каире и Омейядов в Испании.

Самыми известными из Аббасидов стали халиф Гарун-аль-Рашид, который вошел в число персонажей «Тысячи и одной ночи», а также его сын аль-Мамун. Естественно, в роли халифов они были заняты и проблемами распростране-новой веры, воспринимавшейся ими самими и их подданными ак заповедь жить в равенстве и всеобщем братстве всех истинно верующих. В обязанности правителя в этом случае входило быть справедливым, мудрым и милостивым правителем. Просвещенные халифы сочетали заботы об администрации, финансах, правосудии и войске с поддержкой просвещения, искусства, литературы, на-уки, а также торговли и коммерции. Под последними понимались посреднические операции и услуги, связанные с транспортировкой, складированием, перепродажей товаров и ростовщичеством.

Как и в предыдущие исторические эпохи, важная роль отво-дилась способам усвоения наследия и опыта высокоразвитых древ-них культур и цивилизаций. В прошлом греки переняли письмен-ность у финикийцев и некоторые философские построения у вос-точных мудрецов (египетских, месопотамских, возможно, индий-ских). Спустя 10 веков античное греко-римское наследие облегчило становление арабо-мусульманской культуры, которая на протяже-нии нескольких столетий продолжала ту культурную работу, ко-торая была прервана по тем или иным причинам в греко-латинс-ком мире.

В средние века ознакомление с арабской наукой стало, по обобщению академика В.В. Бартольда, «одним из главных преиму-ществ западноевропейского средневекового мира перед византий-ским...» Арабо-мусульманский мир в ходе усвоения и переработки античного наследия выдвинул на общественную арену таких выда-ющихся мыслителей и деятелей, как Фараби, Авиценна (980-1037), ибн Рушд (лат. имя Аверроэс, р. 1126) и ибн Халдун (XIV в.). [2;С.246]

Ибн Халдун жил в Северной Африке и попытался (единственный в арабской литературе!) перейти от повествовательной истории к прагматической (утилитарной научной) с целью установить и опи-сать законы всемирной (в данном случае в рамках Арабского ха-лифата и его окружения) социальной истории. Он рассматривал ис-торию как «новую науку», а основной областью исторических пе-ремен считал не изменения политических форм, как в свое вре-мя древние греки, а условия хозяйственной жизни, которые ока-зывают сильное влияние на переход от сельской и кочевой жиз-ни к городскому быту и нравам.

Характерно при этом, что для арабского историка во всем мире и его истории существовали в качестве значительных толь-ко культурные заслуги мусульман в целом. Таким образом, исто-рически новую культуру мусульманских народов он ставит выше всех других, но отмечает ее упадок и предсказывает ее гибель. В своих соотечественниках арабах он видел только кочевников, Разрушителей культуры. По его обобщению, арабы не достигли никаких успехов ни в искусствах, за исключением поэзии, ни в государственной жизни. Даже при выборе места для постройки го-родов они будто бы руководствовались только потребностями кочевой жизни, вследствие чего основанные арабами города быст-ро приходили в упадок.

Халифат как средневековое государство сложился в результате объединения арабских племен, центром расселения которых являлся Аравийский полуостров.

Характерной чертой возникновения государственности у арабов в VII в была религиозная окраска этого процесса, который сопровождался становлением новой мировой религии - ислама. Политическое движение за объединение племен под лозунгами отказа от язычества, многобожия, объективно отражавшие тенденции зарождения нового строя, получило название «ханифского».

Поиски проповедниками - ханифами новой истины и нового бога, происходившие под сильным влиянием иудаизма и христианства, связаны прежде всего с именем Мухаммеда. Мухамммед утверждал, что исламское учение не противоречит двум уже ранее распространенным монотеистическим религиям - иудаизму и христианству, но только подтверждает и уточняет их. Однако в тоже время стало ясно, что ислам содержит и нечто новое. Достаточно отчетливо проявилась его жестокость, а порой и фанатичная нетерпимость в некоторых вопросах, особенно вопросах власти и права на власть. Согласно доктрине ислама, власть религиозная неделима от власти светской и является основой последней, в связи с чем ислам требовал одинакового безусловного повиновения богу, пророку и тем, кто имеет власть.

В истории средневековой империи, получившей название Арабский халифат, обычно выделяют два периода: дамасский и багдадский, которые соответствуют и основным этапам развития арабского средневекового общества и государства.

Развитие арабского общества подчинялось основным - закономерностям эволюции восточных средневековых обществ при определенной специфике действия религиозных и культурно-национальных факторов. Характерными чертами мусульманского общества были доминирующее положения государственной собственности на землю с широким использованием рабского труда в государственном хозяйстве (рудники, мастерские), государственная эксплуатация крестьян посредством ренты-налога в пользу правящей верхушки, религиозно-государственная регламентация всех сфер общественной жизни, отсутствие четко выраженных сословных групп, особого статуса городов, каких-либо свобод и привилегий.

Поскольку юридическое положение личности определялось вероисповеданием, на первый план выступили различия в правовом статусе мусульман и не мусульман (зиммиев). Первоначально отношение к покоренным зиммиевам отличалось достаточной терпимостью: они сохраняли самоуправление, свой язык и собственные суды. Однако со временем их приниженное положение становилось все более очевидным: их взаимоотношения с мусульманами регламентировались мусульманским правом, они не могли вступать в браки с мусульманами, должны были носить отличающую их одежду, снабжать арабское войско продуктами, уплачивать тяжелый поземельный налог и подушную подать.

На первом этапе развития халифат представлял собой централизованную теократическую монархию. В руках халифа была сосредоточена духовная (иммат) и светская (эмират) власть, которая считалась неделимой и неограниченной. Первые халифы избирались мусульманской знатью, однако довольно скоро власть халифа стала передаваться по завещательному распоряжению.

В дальнейшем главным советником и высшим должностным лицом при халифе стал визирь. Согласно мусульманскому праву, визири могли быть двух типов: с широкой властью или с ограниченными полномочиями, т.е. только исполняющие приказания халифа. В раннем халифате обычно практиковались назначение визиря с ограниченной властью. К числу важных чиновников при дворе относились также начальник личной охраны халифа, заведующий полицией, особый чиновник, осуществляющий надзор за другими должностными лицами.



Pages:     | 1 || 3 |
Похожие работы:

«Политическая декларация Проект государства "Украина", сформулированный сто пятьдесят лет назад и реализованный в разных вариантах в течение двадцатого века, достиг своего логического завершения и привёл к распаду страны, гражданской войне и г...»

«Наследие Узбекистана – сборный тур, от 2чел (Санкт Петербург Самарканд – Бухара Санкт Петербург) Майские праздники 02-07.05.16 (6д/5н) Узбекский народ имеет богатое историческое прошлое, страницы его истории неразрывно связаны с историей Средней Азии. Земля Узбекистана – это своео...»

«ЗАЯВКА на участие в конкурсе "Живая история" Название работы Повесть жизни земляков Номинация, в которой заявлена работа "Как все начиналось" ФИО Прудовская Фарида ХаляфовнаУчебное заведение, класс (факультет, группа)/место работы...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ7.1. ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА Русская литература XIX века. 1850-1870. Учебное пособие./ Под редакцией:   Кременцов Л. П. Джанумов С. А. 3-е изд., стер. М.: Флинта, 2011. 287 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.biblioclub.ru Русская литература XIX века. 1880-1890. Учебно...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Кантемировский лицей" Кантемировского муниципального района Воронежской области Утверждаю Директор _ Е.Б. Шипилова Приказ № от 2014г....»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Бондарская средняя общеобразовательная школа Учебно – исследовательская работа на тему: Вкусы и предпочтения моего класса в процентах Направление математикаИсполнитель: Баженова Ангелина Сергеевна, 7 классНаучный руководитель: Долотова Надежда Ивановна, учитель математики...»

«-517525-85852000 История украшений Самые первые ювелирные украшения появились за несколько десятков тысячелетий до нашей эры, когда древние предки современного человека, еще практически не умея обрабатывать материалы, использовали подаренные...»

«Тема:"Общая характеристика щелочных металлов" (9 класс)Задачи: Образовательные Дать общую характеристику щелочных металлов. Продолжить  формирование умений прогнозировать свойства простого вещества на основе положения химического элемента в Периодической системе...»

«Начало формы Конспект урока по теме "А.П. Чехов. Хамелеон" Тема урока: А.П.Чехов “Хамелеон”. Осмеяние тупости и угодничества. Смысл названия рассказа. Развитие представления о юморе и сатире.Задачи урока: обрисовать (кратко) историческую атмосферу России 80-х годов 19 века...»

«Цели: Развить в школьниках сострадание и соучастие к жертвам терроризма; Вызвать отрицание терроризма как явления; Учить выявлять причины появления данного явления; Привести к осознанию важности собственного участия в вопросах безопасности страны и соб...»

«Коновалова А.С., учитель математики, МБОУ Шевыряловская ООШ имени Д.В. РусиноваИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО МАТЕРИАЛА УДМУРТИИ В ОБУЧЕНИИ МАТЕМАТИКЕ "Предмет математики настоль...»

«КАРАМКИН В период похода ребята проводили исследовательскую и поисковую работу. Пытались найти Майские писаницы, близ с.Джигда (комиссия от 25 февраля 1992 года определила историческую, этнографическую, художественную ценность этих писаниц, описанных археологом-историком Окладниковым в 1958 году). На основании археологич...»

«К вопросу о криминологической безопасности Южного и Северо-Кавказского федеральных округов Российской Федерации Пилюгина Т.В.Электронный ресурс, 2011. В статье рассмотрены наиболее значимые моменты безопасности государства, основные задачи, стоящие перед государством и обществом по профилактике межнациональных...»

«Звёздный час " Правила дорожного движения"Цели:1. Профилактика детского дорожно-транспортного травматизма.2. Развитие творческих способностей детей.Задачи:– познакомить с историей возникновения дорожных правил;– научить различать дорожные знаки;– повторить правила уличного движения для пешеходов;– развивать...»

«Контрольная работа "Первая историческая эпоха" Вариант 1 Часть 1. Выберите правильный ответ1. Выберите главную причину появления неравенства среди людей А. распад родовой общины Б. изменение орудий труда В. Появление государства2. Что позволило первобытн...»

«Сайты и блоги : ant-m.ucoz.ru/  Виртуальный кабинет истории и обществознания.  На сайтематериалы к урокам истории и обществознания, видеоуроки по истории, web-проекты. qulieva1980.ucoz.ru/ index/0-2 - сайт учителей истории и обществознания. Цель данного  сайта  – поде...»

«Рабочая программа элективного курса "Становление информационного общества" 11 "А" класс Составитель: Куликова Татьяна Анатольевнаучитель истории и обществознания высшей квалификационной категорииТребов...»

«Негатроника. Исторический обзор Николай Филинюк В настоящее время в области электроники развивается ряд научных направлений: квантовая электроника, оптоэлектроника, акустоэлектроника, хемотроника, магнитоэлектроника, криоэлектроника и др. В последнее десятилетие сформировалось еще одно направление...»

«МОУ Бельская средняя общеобразовательная школа Тверской области Роль краеведения в формировании ключевых образовательныхкомпетенций Выступление учителя истории и обществознания Усачёвой Натальи Витальевны на районной научно-практической конференции "Формирование компетенций учителя и учащихся как средство повышен...»

«Муниципальное дошкольное образовательное учреждение центр развития ребенка детский сад № 23 г. Липецка Конспект ОД по познавательному развитию "Моя Страна Россия" (старшая группа)Подготовила воспитатель: Буркова Н.С. Липецк, 2015 год Цель: познакомить...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Тюменский государственный университет" Филиал ТюмГУ в г. Тобол...»

«Департамент образования города Москвы Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы Московский городской педагогический университет Институт педагогики и психологии Общеинститутская кафедра теории и истории педагогикиРАБОЧАЯ ПРОГРАММА Учебной...»

«Тема: Эпоха безвременья в лирике М.Ю.Лермонтова. Цель: обзор осмысления темы родины в ранней и поздней лирике Лермонтова; обучение анализу стихотворения. Проверка домашнего задания. Расскажите, как раскрывается образ лирического героя в лирике Лермонтова. Изучение материала. Вам не показалось, что идеальные образы Лермонтова слишко...»

«Логика 3 класс Тема: "Математические загадки, их составление и разгадывание"Цель: познакомить ребят с историей появления математических загадок; научить их разгадывать загадки; познакомить ребят с правилами составления математических загадок; научить их составлять математические загадки; способствовать развити...»

«КОНСПЕКТ ОТКРЫТОГО ЗАНЯТИЯ ВТОРОЙ МЛАДШЕЙ ГРУППЫ № 5 КО ДНЮ СЕМЬИ, ЛЮБВИ И ВЕРНОСТИ Подготовила воспитатель МБДОУ МО г. Краснодар "Центр – детский сад № 233" И.И. ВасильеваЦель: Воспитывать у детей любовь к своей семье и своим родственникам, уважение к ним.  Формировать у де...»

«На берегах Медведицы. С 21 по 22 сентября 2013 года, в дни осеннего равноденствия, актив клуба "Любителей Рамешковской старины" выехал на берега реки Медведицы. Целью поездки было, во первых изучение береговой зоны реки, во вторых, попытаться найти место нахождения так называемой "Кривецкой мельницы". Так случилось, что наш поход совпал с древ...»







 
2018 www.el.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.