WWW.EL.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн документы
 


Pages:   || 2 |

«федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования«Забайкальский  государственный ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования«Забайкальский  государственный университет»(ФГБОУ ВПО «ЗабГУ»)Т.Б. Макарова

Курс лекций по дисциплинеИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКАЯ РАБОТА

ХрестоматияУчебное пособие для студентов третьего курса

специальности 032301.65 - РегионоведениеЧита

РИК ЗабГУ 2011

УДК 316.334.52 (075)ББК 65.050.2я7ББК У 050.2я7

М 152Рецензенты:

Ю.В. Посаднев, к.ист.н., доцент кафедры всеобщей истории ЗабГГПУ им. Н.Г. Чернышевского

В.И. Аленочкин, к. ист. н. профессор кафедры государственного и муниципального управления и политики ЗабГУ 

Макарова Т.Б. Информационно-аналитическая работа: хрестоматия. / Т.Б. Макарова. - Чита: РИК ЗабГУ, 2011. – 162 с.

В хрестоматии собраны работы ведущих ученых – аналитиков, специалистов в области теории и практики ведения информационно-аналитической работы в соответствии с объемом и содержанием учебного курса по дисциплине «Информационно-аналитическая работа».

Рекомендовано в качестве учебного пособия для студентов специальности 032301.65 - Регионоведение и родственных специальностей вузов региона.

УДК 316.334.52 (075)ББК 65.050.2я7ББК У 050.2я7

М 152

Утверждено и рекомендовано к изданию решением редакционно-издательского совета ЗабГУ.

Ответственный за выпуск Т.Б. Макарова, зав. кафедрой регионоведения Северной Америки ЗабГУ.© Забайкальский государственный университет, 2011 © Т.Б. Макарова, 2011

ПРЕДИСЛОВИЕ

3. Место дисциплины в профессиональной подготовке выпускников: Дисциплина «Информационно-аналитическая работа» требует предварительного изучения дисциплин базовой части математического и естественнонаучного цикла «Информатика», «Основы математического анализа», «Введение в теорию вероятности и математическую статистику» концептуально связана с ними.

Цель дисциплины: целью дисциплины "Актуальные проблемы общества изучаемого ре гиона" является изучение студентами специальности 350300 "Регионоведение" актуальных проблем американского общества на современном этапе его развития, особенностей исторического формирования и современного функционирования, факторов, влияющих на  внутреннее развитие и определяющих внешнюю политику государства.2. Задачи дисциплины: ознакомить студентов с актуальными социальными,  экономическими и  политическими проблемами общества изучаемого региона.В соответствии с требованиями к обязательному минимуму содержания и уровню подготовке специалистов по направлению 350300 "Регионоведение" студент, изучивший дисциплину и выполнивший необходимый объём самостоятельной работы, должен иметь комплексное, системное представление об актуальных проблемах с которыми сталкивается американское общество, этнодемографических, культурных и других системах, характерных чертах развития американского общества; понимать сущность экономических и политических отношений в США, проблемы политико-правовой основы территориальной организации американского социума.Важной задачей является изучение проблем модернизации, а также процесса перехода американского общества от постиндустриального к информационному.3. Место дисциплины в профессиональной подготовке выпускников: данный курс профессиональной подготовки базируется на знаниях, приобретенных в процессе освоения таких дисциплин как: "Введение в регионоведение", "Экономика США", "История США", "Этнология США".

С учетом особенностей профессиональной деятельности регионоведов - специалистов по странам Северной Америки является целесообразным формирование у студентов представления об актуальных проблемах развития изучаемого региона.4. Требования к уровню усвоения содержания дисциплины: студент, изучивший  дисциплину и выполнивший необходимый объем самостоятельной работы должен иметь представление об основных проблемах развития американского общества и возможных путях их решения.5. В результате изучения дисциплины "Актуальные проблемы общества изучаемого региона" специалист должен знать: основные проблемы регионального развития и управления, их типологизацию; выявлять причинно-следственную связь преобразований, происходящих в американском обществе, их влияние на развитие международных отношений на современном этапе, владеть понятийным аппаратом, относящимся к актуальным проблемам изучаемого региона.6. По результатам изучения дисциплины "Актуальные проблемы общества изучаемого региона" специалист должен уметь: анализировать особенности региональной политики; выявлять характерные для американского общества особенности в процессе развития страны, излагать оценочные суждения7. Изучение дисциплины "Актуальные проблемы общества изучаемого региона" позволит приобрести следующие навыки: работать с различными типами источников информации, учебно-методической и научной литературой, выполнять учебные и научно-исследовательские задания, производить самостоятельный поиск, обработку и анализ необходимой информации.

ВВЕДЕНИЕ

К.П. Боришполец

канд. полит. наук, профессор кафедры мировых политических процессов МГИМО (У),

ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований,

член Российской ассоциации международных исследований

Информация как особый ресурс научной деятельности

Информация в широком смысле слова – это отражение реального мира, которое очень многообразно по своим проявлениям. Первоначально термином «информация» обозначались сведения, передаваемые устным, письменным или каким-либо другим способом. Иногда под ним подразумевался также и сам процесс передачи или получения этих сведений. Поэтому синонимом термина «информация» довольно часто служит термин «документация», которым обозначается комплекс процессов обработки документов, прежде всего, ведомственного характера. С понятием информация тесно связано другое, производное от него – информационная деятельность, которая заключается в сборе, переработке, хранении и поиске закрепленной в сообщениях и документах информации, а также в ее предоставлении специалистам с целью повышения эффективности исследований и разработок. Эта деятельность обычно выполняется комплексными информационными системами, основанными на принципе однократной обработки каждого сообщения профильными специалистами, ввода результатов такой обработки в комплекс, состоящий из ЭВМ и печатного устройства, и многократного использования этих результатов для решения разных задач информационного обслуживания.

Информация всегда играла очень важную роль в жизни людей. Но особое значение она приобретала при принятии важнейших управленческих и политических решений. Обладание информацией рассматривалось и рассматривается как важнейшая предпосылка выбора оптимального образа действий в условиях сложнейших социальных процессов, в том числе и процессов на мировой арене.

Бурное развитие науки и техники, начавшееся в середине XX в., многократно усилило роль информации как особого общественного ресурса. Лавинообразное нарастание различных сведений и их автоматизированная обработка получили название «информационного взрыва» и вызвали потребность в изменении понимания сути информации. Во-первых, оно было расширено и включило обмен сведениями не только между человеком и человеком, но также между человеком и автоматической системой, автоматической системой и другой автоматической системой, и даже обмен сигналами в животном и растительном мире. Во-вторых, было предложено количественное измерение информации, что привело к созданию теории информации. Фундаментальным положением этой теории является утверждение о том, что в определенных, причем, весьма широких условиях можно пренебречь качественными особенностями информации и выразить ее количество математическим числом, которым определяются возможности передачи информации по каналам связи, а также ее хранения в автоматических запоминающих устройствах.

Вследствие вышеизложенного постоянно предпринимаются попытки использования понятия информации, не имеющего пока единого общепризнанного определения, для объяснения и описания самых разнообразных явлений и процессов. Информационный подход завоевал широкую популярность в лингвистике, биологии, психологии, социологии и некоторых других областях. Вместе с тем, в сфере политических исследований опыт его применения не может быть оценен абсолютно однозначно, именно в силу специфики мира политического, о чем уже говорилось выше.

Разнообразное использование понятия «информация» побудило некоторых ученых придать ему общенаучное значение. Основоположниками такого общего подхода к понятию информации были английский нейрофизиолог У. Эшби и французский физик Л. Бриллюэн. Они исследовали вопросы общности понятия энтропии в теории информации и термодинамике, трактуя информацию как отрицательную энтропию. Л. Бриллюэн и его последователи стали изучать информационные процессы под углом зрения второго начала термодинамики, рассматривая передачу информации некоторой системе как усовершенствование этой системы, ведущее к уменьшению ее энтропии. В некоторых философских работах второй половины XX в. был выдвинут тезис о том, что информация является одним из основных универсальных свойств материи. Тем не менее, большинство ученых пока отказывается дать строгое определение понятия «информация» и склоняется к тому, чтобы рассматривать его как неопределяемое, подобное понятию множества в математике.

Значимость информационного подхода для политических исследований заключается, прежде всего, в том, что он акцентирует связь информации, на которую опираются фундаментальные и прикладные проекты, с общенаучным понятием отражения и, следовательно, предполагает соблюдение универсальных правил сбора и обработки необходимых для ведения аналитической работы сведений (данных).

Обсуждению проблем «информационного взрыва» посвящено большое число специальных исследований. В частности, установлено, что ежегодно в мире публикуются результаты примерно двух миллионов научных работ, ежеминутно появляется около двух тысяч страниц печатной информации, которая предоставляется на шестидесяти языках в более чем ста тысячах периодических изданий. В связи с этим специалист, стремящийся иметь информацию обо всех новых достижениях в своей области, вынужден тратить до трети рабочего времени на подбор, анализ и изучение информации. В противном случае существует опасность непроизводительных затрат в размере более сорока процентов от выделенных на разработки и исследования средств.

Изучая проблему «информационного взрыва», многие ученые пришли к выводу, что количество публикуемой информации возрастает экспоненциально, а сама информация стала рассматриваться как один из главных видов ресурсов, определяющих статус всех типов политических акторов. Его роль высока не только на международной арене, но и при расстановке внутриполитических сил членов мирового сообщества. Обладание информацией поднимает статус конкретной ведомственной или корпоративной структуры в процессе принятия решений. Чтобы подчеркнуть комплексный характер информационного потенциала, в последние годы вместо терминов «информация» и «информационные ресурсы» специалисты все чаще употребляют термин «ресурсы знаний» (knowledge resources). При этом ресурс знаний, в отличие от других ресурсов, которыми располагает общество, становится неограниченным: знание выступает и как результат производства, и как ресурс для его нового цикла.

Информация является в настоящее время ресурсом, играющим доминирующую роль в определении путей мирового развития. При этом наблюдается постоянное совершенствование систем ее представления и способов доставки потребителям. Неуклонно растет количество разнообразных баз данных, совершенствуются носители информации, развиваются сети передачи данных. Интернет и его информационные возможности стали неотъемлемой частью производства и упорядочения знаний во всех сферах научной и практической деятельности. Но, говоря о новейших технических видах информационного обеспечения, следует отметить, что они не столько конкурируют, сколько дополняют традиционные формы и методы фиксации информации в виде печатных изданий.

Спектр базовых представлений об информации был бы не полон без упоминания попыток корпоративных манипуляций этим ресурсом. Помимо вошедшего в политический лексикон термина «информационные войны», с этими манипуляциями ассоциируются массированные пропагандистские кампании, так называемые «заказные» публикации и тому подобные акции. При том, что нельзя полностью отрицать их результативность, следует особо подчеркнуть, что объективная оценка предлагаемых обществу сведений, последовательно проведенная в рамках научной экспертизы, позволяет нейтрализовать последствия дезинформации при принятии решений.

РАЗДЕЛ I

ЦЕЛИ, СОДЕРЖАНИЕ И ЭТАПЫ

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

И.Н. Кузнецов,

канд. ист. наук, доцент кафедры

дипломатической и консульской службы

Белорусского государственного университета

СОДЕРЖАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙИ АНАЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

ИНФОРМАЦИОННАЯ РАБОТА

Информация – это сведения о значимых фактах (лицах, действиях, организациях, событиях), которые служат основой для принятия решений о проведении административных, организационных мероприятий, а также для подготовки предложений и рекомендаций. В философском понимании информация обеспечивает уменьшение или снятие неопределенности наших представлений об изучаемых явлениях (процессах) в результате получения сообщения (знака).

Информационная работа – деятельность по обеспечению должностных лиц сведениями, необходимыми для решения возложенных на них задач.

Средства информационной работы – это совокупность документальных, технических и иных устройств, предназначенных для накопления, обработки, систематизации, хранения и выдачи информации.

Формы информационной работы – особенности документирования, накопления, сбережения, интеграции информационных данных в различных звеньях системы управления в целях рационального и эффективного осуществления управленческой деятельности.

Процесс информационной работы – это последовательная совокупность операций (регистрация, передача, накопление, хранение, обработка, выдача информации), позволяющая быстро найти в полном объеме нужные сведения, затребованные конкретными потребителями.

Качество информации – это степень развитости свойств информации, определяющая ее практическую пригодность для исследования. Качество информации зависит от следующих характеристик:

достоверность;

относимость;

своевременность;

полнота;

важность.

Отбор информации – это результат просмотра материалов и документов, уточнения, дополнения и формализации информации.

Накопление информации – это результат интеграции, систематизации, уточнения и учета информации в определенных системах.

Хранение информации – это результат централизации, коррекции, обновления и сбережения банков данных.

Обработка информации – это результат преобразования (сортировка, группировка, обогащение, сравнение и т. д.) в формы, удобные для работы.Выдача информации – это передача информации потребителю в режиме сигнального информирования или в соответствии с программой, указанной в запросе.

Способы отбора и рамки информационного поиска определяются с учетом:

структуры и содержания изучаемой проблемы с выделением конкретных задач, подлежащих анализу;

наличия смежных областей и проблем, в которых может находиться нужная информация;

глубины ретроспективного поиска;

видов документальных источников, необходимых для исследования.

Обработка информации – упорядочение собранных материалов путем их систематизации с целью сделать обозримыми, компактными, пригодными для анализа, т. е. приведения их к виду, когда фактические данные начинают «говорить».

Отбор и обработка материалов по теме исследования – это подготовительный этап процесса аналитической работы, на котором осуществляется поиск информации, проверка ее качественных характеристик, а также ее обработка с целью создания условий для правильной оценки исследуемых фактов, событий и явлений.

Документирование – это форма информационной работы, применяемая для закрепления результатов, получаемых в процессе управления деятельностью (справки, постановления, планы и т. п.).

Дела – форма информационной работы, предназначенная для систематизации документальных материалов.

АНАЛИТИЧЕСКАЯ РАБОТА

Аналитическая работа – составная часть творческой деятельности. Она предназначена для оценки информации и подготовки принятия решений. Составляет основное содержание повседневной работы каждого руководителя и работника.

Аналитическая работа, как процесс познания объективной реальности, осуществляется по законам диалектики, формальной логики, с применением общенаучных методов исследования.

Содержание аналитической работы – приведение разрозненных сведений в логически обоснованную систему зависимостей (пространственно-временных, причинно-следственных и иных), позволяющих дать правильную оценку, как всей совокупности фактов, так и каждому из них в отдельности.

Цель исследования – общая направленность исследования, ожидаемый конечный результат. Цель исследования указывает на характер задач исследования и достигается посредством их решения.

Задачи исследования – совокупность целевых установок, в которых формулируются основные требования к анализу и решению исследуемой проблемы.

Объект исследования – область практической деятельности, на которую направлен процесс исследования. Выбор объекта исследования определяет границы применения полученных результатов.

Предмет исследования – существенные свойства объекта исследования, познание которых необходимо для решения проблемы, в пределах которых объект изучается в данном конкретном исследовании.

Тематическое исследование – организационная форма аналитического слежения за состоянием и развитием обстановки, в рамках которой изучаются ее элементы с целью выработки тактических задач для практической деятельности.

Исследования в повседневной деятельности проводятся по мере накопления проблем. Исследуются: актуальность, важность, объективность, перспективность. Предметом исследования становятся события и процессы, развитие которых может повлиять на выбор форм и методов деятельности на определенном участке и в определенное время.

Средства аналитической работы – это законы и методы мыслительной деятельности, а также иные технические средства, на основе и с помощью которых осуществляется обработка фактических данных с более высоким качеством, позволяющим извлечь из нее все, что она может дать.

Формы аналитической работы – организационные особенности осуществления аналитической работы, обусловленные целями, средствами и результатами ее проведения, образующие систему аналитического слежения за состоянием и развитием обстановки.

Процесс аналитической работы – совокупность мыслительных операций, осуществляемых в определенной последовательности с использованием аналитических средств, приводящих к достижению целей и задач исследования.

Технология аналитической работы – получение нового знания (выводной информации), обеспечивающего сложный процесс исследования, имеющий определенную логическую последовательность.

Под проведением исследования понимается система взаимосвязанных рабочих операций, которые образуют технологический цикл отбора, группировки фактов о событиях, явлениях, процессах, где каждый факт обретает свое место и связан с предшествующими и последующими обстоятельствами в пространственно-временной и причинно-следственной зависимости.

Обобщение фактов, их научная обоснованная систематизация позволяют дать правильную оценку, как всей совокупности фактов, так и каждому из них в отдельности.

Задание – правовой документ, определяющий состав, права и обязанности авторского коллектива в вопросах получения информации на тему исследования, консультаций со специалистами, реализации результатов, а также цели и задачи, объект и предмет, информационную базу, сроки и формы подготовки выходных документов.

План – организационный документ, устанавливающий последовательность осуществления этапов исследования, конкретизированных по исполнителям, срокам, формам подготовки выходных документов.

Методика исследования – организационный документ, в котором описывается система логических и методических правил проведения, как в целом исследования, так и в рамках отдельных его направлений.

Постановка проблемы и ее предварительная проработка – начальный этап процесса аналитической работы, на котором окончательно определяются цели, задачи, предмет, объекты и информационная база исследования, прогнозируются главные результаты, способы и формы реализации.

Проблема исследования – разновидность вопроса, ответ на который не содержится в накопленном знании, и его поиск требует аналитических действий, отличных от информационного поиска.

Условия постановки проблем:

когда результаты оперативной деятельности не соответствуют желаемым целям;

когда ранее проверенные способы решения задач не могут быть использованы или не дают должного эффекта в новых условиях;

когда обнаруживаются факты, не укладывающиеся в рамки существующих теоретических представлений;

когда одна из частных теорий аналитической деятельности вступает в противоречие с более общей теорией данной деятельности.

Уяснение проблемы исследования – составная часть предварительной проработки проблемы, в рамках которой выявляются условия и предпосылки успешного проведения исследования: обоснованность постановки проблемы; актуальность и осуществимость ее разработки; возможность внедрения результатов в практику, а также определенность в целях, задачах, предмете, объекте и границах исследования.

Информационная база исследования — составная часть предварительной проработки проблемы, в рамках которой выявляется достаточность информационных материалов, пути и способы ее получения, составляется библиография по источникам.

Анализ собранных материалов в соответствии с целями и задачами исследования — это основной этап аналитической работы, на котором осуществляется осмысление материала, выработка новой выводной информации, формирование предложений по практическому их применению и документированию результатов исследования.

Анализ информации – совокупность методов формирования фактических данных, обеспечивающих их сравнимость (сопоставляемость), объективную оценку и выработку новой выводной информации.

Выработка новой информации – это извлечение содержания из всей массы исходных данных, отыскание причинно-следственных и пространственно-временных связей и взаимосвязей между сопоставляемыми сведениями.

Документирование результатов исследования – фиксация в установленном порядке результатов исследования с помощью системы обозначений, придающей описанию строгую форму, наглядность, логичность, краткость, ясность и отвечающей целям и задачам исследования.

Апробирование результатов исследования - проверочная процедура, направленная для выяснения качественных характеристик результатов исследования, возможностей реализации и внедрения их в практику.

Утверждение результатов исследования – согласовательная процедура, с помощью которой аналитический документ приобретает качества пригодности и обязательности для использования во всех заинтересованных сферах.

Реализация результатов исследования – это передача результатов исследования в удобной для внедрения форме в практику работы заинтересованных лиц, обеспечивающих повышение эффективности их деятельности.

Проверка, утверждение и внедрение результатов аналитической работы – это завершающий этап процесса исследования, на котором выявляются недостатки в аналитической работе, осуществляется их устранение и дается оценка качеству полученных результатов.

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

Этап 1. Общее знакомство с проблемой.

Ознакомление с проблемой в целом, а также со смежными вопросами, изучение которых может оказаться полезным; составление общего плана работы с указанием срока выполнения, исполнителей и основных источников, которые предположительно могут быть использованы.

Чтобы успешно справиться с заданием, очень важно вначале, при общем знакомстве с проблемой и составлении плана, действовать со знанием дела, обдуманно и рассудительно.

Этап 2. Определение используемых терминов и понятий.

Необходимо определить и объяснить тот или иной термин или понятие так, чтобы это было ясно нам самим, тем, кто контролирует нашу работу, и тем, кто пользуется нашей информацией. «Определение понятий» является одним из девяти принципов информационной работы.

Этап 3. Сбор фактов.

Этап 4. Истолкование фактов.

Так кратко можно назвать процесс изучения и обработки фактов с целью выжать из них все, что они значат. Этот этап включает оценку, классификацию, анализ и уяснение фактов.

Этап 5. Построение гипотезы.

Рабочие гипотезы, выдвигаемые на этом этапе, обычно связаны с какими-либо конкретными вопросами, отвечая на которые можно проверить сами гипотезы. Многие считают построение гипотезы важнейшим моментом любого исследования как в области естественных или общественных наук, так и в области информационно-аналитической работы. По мере изучения данного этапа мы открываем все новые полезные стороны рабочей гипотезы.

Гипотезу можно рассматривать как положение. Обычно отмечают три полезные стороны гипотезы:

во-первых, тем самым облегчается уяснение проблемы. Установленное положение – прекрасное подспорье для памяти. Мы можем располагать значительными знаниями, помня определенное научное положение и не перегружая себя отдельными фактами;

во-вторых, научное положение является основой для уяснения отдельных фактов или явлений, так как вскрывает существующую между ними связь. Мы можем осмыслить суть новых явлений, если выразим ее в знакомых нам понятиях;

в-третьих, приемлемое научное положение всегда содержит некоторые моменты, выходящие за его рамки и образующие разумное и плодотворное основание для предвидения новых фактов и явлений. Короче говоря, приемлемое положение (или теория) помогает мобилизовать наши знания для использования в сфере не только чистой, но и «прикладной науки».

Все сказанное можно суммировать следующим образом: «Нет ничего более практичного, чем хорошая теория».

Построение гипотезы, взятое в широком смысле, всегда присуще любой исследовательской работе. В самом начале исследования, когда вырабатывается общий план, мы исходим из определенных предположений (или гипотез) о том, какие факторы, возможно, играют важную роль и какие почти определенно не имеют отношения к делу. Аналогичными гипотезами мы руководствуемся при сборе и истолковании фактов, формулировании выводов и изложений.

Гипотеза – термин, прочно утвердившийся в научной литературе. Разведчики для обозначения рассматриваемого этапа чаще применяют термин «интеграция», хотя эти два термина имеют не совсем одинаковое значение.

Этап 6. Выводы.

На этом этапе производятся исследования, необходимые для доказательства или опровержения рабочих гипотез, выдвинутых на этапе 5, и формулируются окончательные выводы, являющиеся душой почти любого информационного документа («Выводы» – последний из девяти принципов информационной работы).

Этап 7. Изложение.

Составление документа, завершающее работу. Составитель информационного документа должен не только ясно представлять себе то, о чем он пишет, но и уметь выразить свои мысли в ясной форме.

Необходимо указывать степень достоверности каждого утверждения. Доклад о научных кадрах, вероятно, должен содержать таблицы и диаграммы. Правильно сравнить положение, существующее в различных странах, – дело трудное. Однако в рассматриваемом нами примере та часть информации, где сравнивается положение с научными кадрами, может оказаться самой ценной.

Описанные этапы метода научного исследования применительно к информационной работе весьма сходны с теми этапами, на которые обычно делят свою работу аналитики.

Основные различия между ними состоят в следующем:

1. Оценка необходима для информационной работы, имеющей дело в основном с непроверенными первичными данными.

2. Термин «построение гипотезы» особенно широко употребляется в научной литературе.

Поэтому лучше исходить из признания отмеченных различий и не пытаться искусственно втискивать два совершенно не схожих перечня этапов исследовательской работы в единые рамки.

Работа, проделанная на каждом этапе, считается предварительной, и могут быть внесены изменения в зависимости от новых данных, полученных по мере продолжения исследования на последующих этапах. Например, сбор фактов нельзя провести сразу и закончить в один прием.

После того как собрана часть фактов, их истолкование, несомненно, покажет, по каким вопросам требуется собрать дополнительные факты, и тем самым даст направление последующей исследовательской работе.

Точно так же дело обстоит и на других этапах. Например, общий план работы является в момент его разработки предварительным. Мы должны быть готовы принять его и в равной мере должны быть готовы возвращаться назад и вносить изменения в наш предварительный план каждый раз, когда в свете новых данных в этом возникнет необходимость.

Применяя метод обратной последовательности этапов, мы расширяем свои знания по изучаемому вопросу в соответствии с принципом сложных процентов, получая проценты на проценты.

Построение гипотезы. Наконец, следует отметить выдающееся место, занимаемое этапом «построения гипотезы» во всем процессе (или цикле) информационной работы.

Мы видели, что все предварительное планирование работы по выполнению поставленного перед нами задания подсознательно основывается на предположениях и догадках, которые имеют отношение к изучаемой проблеме.

Фактически без гипотез мы не можем даже думать об исследовании какого-либо вопроса. Иногда, составляя перечень этих гипотез и критически оценивая правильность каждой из них, мы обнаруживаем некоторые старые ошибки и находим более успешный метод решения стоящих перед нами задач. Большое количество предположений, выдвигаемых в процессе исследовательской работы, редко подтверждается или выясняется, что некоторые из них содержат серьезные ошибки.

Из всех этапов информационной работы построение гипотезы больше всех связано с процессом чистого мышления. Построение гипотезы практически можно рассматривать как важнейший этап исследовательского цикла, а все остальные основные этапы – как вспомогательные.

Аналогия как метод.

От известного к неизвестному

Аналогия – один из самых полезных методов информационной работы. Мы часто прибегаем к аналогии в нашей повседневной жизни.

Иногда нам не удается использовать всех возможностей этого метода. Часто, рассуждая по аналогии, мы не замечаем многочисленных скрытых опасностей и совершаем ошибки. Для того чтобы наилучшим образом использовать метод аналогии, так же как и остальные методы информационной работы, надо рассмотреть достоинства и недостатки этого метода.

Рассуждая по аналогии, мы начинаем с явления, о котором хотим получить дополнительные сведения (например, мы хотим узнать, как жарко будет в августе текущего года). В поисках дополнительных сведений мы обращаемся к аналогичному явлению, имевшему место в прошлом, о котором мы кое-что уже знаем (в данном случае мы рассматриваем температуру в августе прошлого года).

Мы считаем, что при отсутствии данных, говорящих об обратном, неизвестное явление, вероятно, будет примерно таким же, как известное. За исключением физических явлений, никакие другие явления практически не могут быть совершенно одинаковыми. Мы не можем знать всех определяющих факторов, поэтому обычно говорим «вероятно», «примерно такое же» и т. п.

Сходство явлений, непосредственно облегчающее нашу задачу, может оказаться внешне столь значительным, что есть опасность распространить рассуждения по аналогии и следующие из них выводы далеко за действительно оправданные пределы. Достигнутые вначале, благодаря применению метода аналогии, успехи делают нас менее осторожными и приводят к негативным последствиям.

Подойдем теперь к вопросу в позитивном плане и посмотрим, что можно сделать для того, чтобы извлечь наибольшие выгоды из применения метода аналогии в информационной работе.

Для эффективного использования метода аналогии обычно необходимо соблюдать следующие условия:

1. Предварительно изучить поставленную проблему в достаточной мере для того, чтобы суметь четко определить элементы, аналогичные тем, с которыми мы собираемся их сравнивать.

2. Отыскать среди известных явлений аналогичные изучаемому. При этом надо следить, чтобы важнейшие элементы изученных явлений обладали достаточным сходством с соответствующими элементами изучаемого явления, без чего аналогия будет неоправданной. Важнейшие для решения поставленной задачи элементы обоих явлений не должны резко отличаться друг от друга, так как в этом случае применение метода аналогии не принесет никакой пользы.

3. Изучить неизвестное явление, сравнивая его с известным аналогичным. При этом необходимо установить как черты сходства, так и различия между ними. Затем их можно будет сопоставить и взвесить. Всегда полезно выявлять черты, отличающие различные явления друг от друга.

При применении метода аналогии полезнее изучать черты различия, а не сходства аналогичных явлений.

Аналогии играют решающую роль при построении гипотез. Очевидно также, что, если найти несколько аналогичных явлений, наши рассуждения получат более прочное основание, чем рассуждения с использованием одной аналогии.

Аналогия. Процентный метод

Известным способом упрощенного использования метода аналогии является процентный метод.

Отправляясь от известных сведений, например, о торговле, ценах, производстве за текущий год, мы определяем соответствующие цифры для следующего года, устанавливая, что они составят 90 или 150 % или еще сколько-нибудь процентов от показателей текущего года.

Используя его, мы, безусловно, должны уяснить всю совокупность затрагиваемых явлений. Мы обязательно должны уяснить различия между сравниваемыми сходными явлениями, чтобы сделать верные выводы.

В условиях, когда из-за границы поступает довольно скудная информация, применение метода аналогии часто является лучшим, а иногда единственным методом, с помощью которого можно составить более или менее точное представление о некоторых сторонах изучаемого явления из жизни иностранного государства.

Аналогия. Характерный пример

Одно из весьма немногочисленных исследований, имевших своей главной целью усовершенствование методов информационной работы, например, разведки, было проведено в связи с изучением вопроса о выпуске определенной продукции в одном иностранном государстве.

Офицеры отдела информации, выполнявшие это задание, столкнулись с обычным явлением – весьма скудными сведениями. Они носили столь отрывочный характер, что было трудно или даже невозможно составить какое-либо определенное представление. Положение казалось настолько безнадежным, что ничего не было сделано для того, чтобы найти из него выход.

Аналитики считали, что перед ними стоят две самостоятельные задачи. Во-первых, получить дополнительные сведения. Во-вторых, извлечь максимум пользы из имеющихся сведений. Они сосредоточили свои усилия на второй задаче. Все это как раз и составляло смысл информационной работы. Таким образом, это позволило дать более четкие указания специалистам, работающим в этой области.

Несомненно, одна из важнейших задач работника информационной службы состоит в том, чтобы давать полезные направляющие указания аналитикам, добывающим сведения на месте. Эти указания могут выражаться в четких и определенных заявках на необходимые сведения, в выделении сведений, имеющих решающее значение, в высказываемых предположениях о том, где их можно найти.

В ходе выполнения задания, которое мы описываем, после того как аналитики на месте получили более точные заявки, им удалось добыть дополнительные данные. Новые факты внесли большую ясность в изучаемый вопрос, поскольку аналитики-исследователи хорошо представляли себе весь процесс производства в данной области, непосредственно изучив его у себя в стране.

Рассматриваемый пример показывает, что польза, приносимая методом аналогии, заключается хотя бы в том, что мы приступаем к работе над заданием, обладая значительными знаниями в данной области.

Проверка по аналогии

Метод аналогии можно использовать в качестве эффективного средства проверки правильности выработанных методов оценки положения в стране.

В некоторых случаях, когда положение в иностранном государстве резко отличается от положения в стране, описанный метод может не дать решающих результатов или вовсе оказаться неприемлемым. Однако специалист, работающий в области общественных наук, в большинстве случаев свободен в выборе метода. Он заранее может решить, какая роль будет отведена им статистическому анализу, изучению отдельных случаев и другим методам.

В информационно-аналитической работе дело обстоит иначе. Здесь часто приходится довольствоваться доступным материалом и весьма желательно использовать оба метода.

Изучение отдельных случаев является таким способом систематизации социологического материала, который позволяет сохранить целостность социального явления – объекта исследования. Другими словами, это метод, при котором любая общественная единица берется в целом и почти всегда изучается в ее развитии. В качестве такой единицы может выступать отдельная личность, семья или другая общественная группа, совокупность общественных отношений или процессов… или даже все общество.

Метод изучения отдельных случаев учитывает развитие явления, или, говоря другими словами, позволяет показать их в динамике, и этим он отличается от статистического подхода.

Описание отдельных случаев, если оно сделано точно, гораздо вернее отражает реальную действительность, в то время как статистические обобщения, за исключением тех случаев, когда все подвергнутые статистическому анализу явления охарактеризованы каждое в отдельности, представляют собой лишь приближающиеся к действительности абстракции.

Метод изучения отдельных случаев приносит больше пользы на начальной стадии работы, при проведении предварительных исследований, чем на последующих стадиях.

Слабые стороны этого метода и вытекающие из них опасности обусловлены в основном двумя причинами. Первая причина состоит в том, что фактически исследование может охватывать лишь незначительное количество случаев.

Даже если исследователь опишет в своей работе сотни отдельных случаев, читатель сможет удержать в голове лишь несколько из них. Когда же мы исследование основываем на анализе небольшого количества случаев, всегда существует опасность, что используемые источники информации могут оказаться необъективными или ненадежными.

Такое может случиться, даже если каждый отобранный случай получил правильную оценку и был точно описан. Анализ небольшого количества случаев может дать правильное представление обо всем народе или какой-либо значительной части народа только при условии, если все население или соответствующая часть населения однородны по своему составу.

Лица, читающие труды исследователя, склонны преувеличивать значение отобранных им случаев и считать, что эти случаи обязательно правильно отражают общее положение. С этой опасностью связана другая – преувеличение значения нетипичных явлений.

Причина второй опасности, вытекающей из использования метода изучения отдельных случаев, состоит в том, что исследователю трудно дать объективную оценку этим случаям, поскольку он непосредственно и тесно соприкасается с предметом изучения.

Меры, которые следует принимать, чтобы избежать указанных опасностей, сводятся вкратце к следующему:

1. Ясно представлять себе существующие опасности и быть готовым энергично преодолевать их.

2. Тщательно отбирать для исследования случаи, в достаточной мере отражающие все важные аспекты изучаемого явления, обращая особое внимание на то, чтобы полное отражение получили взгляды, идущие вразрез с точкой зрения самого исследователя.

3. Старательно выявлять и отбрасывать сведения, поступившие из не заслуживающих доверия источников.

4. Обеспечивать критику положений, выдвинутых исследователем, и особенно первого варианта его работы, со стороны коллег, которые не находятся, подобно ему самому, под впечатлением непосредственного соприкосновения с объектом изучения, оказывающего на него определенное влияние.

Сотрудник информационной службы сталкивается в данном случае с особыми трудностями. Дело в том, что в его распоряжении могут оказаться сведения относительно весьма небольшого количества «случаев», которые к тому же ни в коей мере не являются типичными.

Несмотря на все их недостатки, глубокое изучение этих, возможно, необъективных данных об отдельных случаях позволит ему написать определенную часть подготавливаемого документа и таким образом раскрыть какую-то одну сторону изучаемого явления, о которой никаким другим путем нельзя получить представление.

Такими сведениями не следует пренебрегать, несмотря на указанные нами их недостатки. Составляя документ, автор должен сначала сам четко представить себе положительные и отрицательные моменты отдельных случаев и затем довести это до сведения лиц, для которых он готовит информационный документ.

Изучение отдельных случаев

как метод информационно-аналитической работы

В исследовательской работе в области общественных наук часто применяются два совершенно противоположных метода: метод статистического анализа и метод изучения отдельных случаев. Эти методы различны, но дополняют друг друга, помогая каждый по-своему установить истину. В каждом исследовании можно скорее добиться успеха, если применить отдельные элементы обоих этих методов.

Одно из преимуществ метода статистического анализа заключается в том, что он позволяет охватить большое количество изучаемых объектов.

Итак, статистический анализ и обобщения полезны. Однако крайне желательно дополнять их изучением отдельных случаев, приводя конкретные примеры положения отдельных людей, общественных групп и т. д., рассказывая о прошлом, настоящем и будущем этих людей, об их успехах и неудачах, – одним словом, показывая их живыми, полнокровными. Тем самым мы внесем в аналитическую информацию важнейший элемент – саму жизнь.

Н.А. Cлядневад-р. пед. наук, профессор, декан факультета менеджмента

и социально-информационных технологий МГУКИ

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Информационная аналитика в современном мире - это продукт ряда конструктивных, созидательных общецивилизационных тенденций, характеризующих развитие человеческого сообщества на рубеже веков и тысячелетий: процесса глобализации, тенденции к формированию приоритетов устойчивого развития цивилизации и информатизации. Упомянутые конструктивные тенденции парадоксальным образом в нашем сложно-равновесном мире «уравновешиваются» не менее масштабными симметричными деструктивными тенденциями: борьбой за новый геополитический порядок, международным терроризмом, информационными войнами.

Симметрия глобальных тенденций в их оппозиции на полюсах добро-зло в борьбе за доминирующую господствующую роль в установлении мирового порядка в определенной мере условна, но, несомненно, вполне закономерно может рассматриваться в этих нравственных категориях. Если деструктивные тенденции на своем полюсе дают рост потенциала агрессии, конфронтации интересов, диктата и угнетения, что загрязняет ноосферу, то конструктивные тенденции стимулируют гуманистическое равновесие интересов, глобальное партнерство, сотрудничество культур, возможности творческого развития. Борьба ноосферных потенциалов данных тенденций тем интенсивнее, чем выше проводимость информационной инфраструктуры мирового сообщества, чем быстрее и эффективнее проходят информационные импульсы от всех тенденций-анатагонистов.

Ареной этой борьбы в настоящее время стала и Россия. Благодаря ряду общеисторических и социокультурных закономерностей, Россия превратилась в полигон применения новых социально-информационных технологий и борьбы глобальных тенденций, усугубленной внутренними противоречиями и переживаемой стадией собственной исторической эволюции (процессы демократизации, экономические реформы, информатизация). Все эти сложные цивилизационные процессы порождают интенсивные информационные потоки, информационные всплески, отражающие на информационном уровне их взаимодействие. В пронизанном информационными коммуникациями современном мире данное взаимодействие получает глобальное быстродействие. Любое информационное возмущение иррадиирует в мировом и российском информационном пространстве с большой скоростью, получая возможность активно влиять на жизнедеятельность отдельно взятого человека, наций, государств, всего мирового сообщества. Поэтому можно говорить об информационных войнах двух уровней:

локальных, в ходе которых происходит информационные столкновения субъектов, партий, режимов, государств и т. п.;

глобальной информационной войне, которую ведут вышеупомянутые глобальные тенденции за доминирующую позицию в мировом порядке.

В связи с данными явлениями был востребован новый информационный режим, который был реализован в значительном по масштабам секторе мирового информационного пространства. Его приметами стали эффект Global village, глобализация информационных взаимодействий и взаимозависимости, эффективность социально-информационных технологий управления и самоуправления в социуме, проблемы двойного назначения многих технологий данного типа и др. Необходимость осуществлять целенаправленную политику, эффективно действовать в условиях нового информационного режима потребовала выхода на качественно иной уровень информационной аналитики в развитых западных странах, а в России привела к созданию основ системы информационно-аналитической деятельности. В отличие от развитых стран запада, где формирование информационной аналитики шло путем постепенного эволюционного вызревания, встраивания информационно-аналитических элементов в информационную инфраструктуру общества, благодаря чему многие организационные, профессионально-кадровые, технологические, социальные решения проходили бесконфликтно, имели временные ресурсы для оптимизации, в России аналогичные процессы протекали в ином темпе и условиях.

Становление российской информационной аналитики (информационно-аналитической деятельности – ИАД) как особой отрасли деятельности проходило в кратчайшие сроки, в обстановке максимальной интенсификации всех процессов и обострения многих проблем. По всем векторам изменения социальной структуры, которые определяют и сопровождают процесс становления новой отрасли Универсума человеческой деятельности (УЧД), опыт российской аналитики был во многом уникальным. Каждая новая отрасль УЧД в стадии зарождения инициирует такие структурные преобразования в социуме, как институционализация, профессионализация, технологизация и социализация. Определенная степень зрелости данных преобразований сигнализирует наблюдателю (исследователю) о стадии развития данной новой отрасли. В этом плане ИАД не является исключением.

Процесс институционализации, то есть организационного оформления ИАД (формирования системы специализированных учреждений, служб, подразделений в составе различных организаций, фирм и ведомств, занимающихся информационной аналитикой в своей области), был инициирован всем ходом отечественных политических, экономических, социальных реформ в начале 90-х гг. XX в. Этот процесс сопровождался и подкреплялся профессионализацией (формированием профессионального сообщества и системы профессиональных коммуникаций кадров специалистов-аналитиков, определения основных каналов миграции специалистов из смежных отраслей в сферу ИАД, выработки основных квалификационных требований к профессии аналитика, поиска решений в области профессионального образования). Специфика многих параметров процесса институционализации – профессионализации ИАД, прежде всего, основывается на базовых закономерностях развития УЧД, в частности, напрямую зависит от типа отрасли.

ИАД может быть отнесена к типу инфраструктурных (сквозных) отраслей УЧД. Институционализация инфраструктурной отрасли УЧД, как правило, характеризуется полицентризмом (отсутствием четко выраженной иерархии и единого управляющего центра в организационной структуре), включенностью в широкий круг других сфер УЧД (организационно-деятельностный симбиоз), мультидеятельностным генезисом. Универсальность ведущей социальной функции информационной аналитики (производство нового знания на основе переработки имеющейся информации в целях оптимизации принятия решений) и ее субстрата (информации) привели к эффекту мультидеятельностного генезиса аналитических служб (подразделений) во всех узлах информационной инфраструктуры, т.е. во всех сферах деятельности, где концентрировались, перерабатывались мощные информационные потоки в целях принятия социально значимых управленческих решений. Именно поэтому информационно-аналитические службы (подразделения) стали создаваться в структуре органов федеральной и региональной власти, в министерствах и ведомствах, в органах СМИ, в сфере бизнеса, при политических партиях и движениях.

Общей отличительной чертой данных служб являлась органическая включенность в соответствующие сферы деятельности, функциональный и организационно-деятельностный симбиоз с их социальными институтами и конкретными организациями. В целях данных аналитических служб, призванных осуществлять информационное сопровождение управления в соответствующих сферах, наиболее четко просматривается информационно-вспомогательная природа информационной аналитики, роднящая последнюю с другими видами информационно-инфраструктурных, информационно-вспомогательных служб, традиционно упорядочивающих информационное пространство, оптимизирующих и направляющих движение информационных потоков, обеспечивающих сохранение накопленных информационных ресурсов и т.п.

К их числу относятся как древнейшие изобретения человечества (библиотеки, архивы, библиографические службы), так и более современные реферативные службы, органы НТИ, новейшие фирмы, производящие электронные (в том числе, сетевые) информационные ресурсы.

Вместе с тем, информационная аналитика не является всего лишь еще одной относительно новой организационной разновидностью вышеназванных служб, ее сущностная, базовая функция принципиально отличается от тех задач, которые решают в информационном пространстве эти службы.

Их задачи: количественные преобразования информации (информационное свертывание – библиографирование, аннотирование, реферирование; консолидация больших информационных массивов в виде баз и банков данных) и ее структурное упорядочение (систематизация, предметизация и т.п.). Информационная аналитика, используя все возможности, предоставляемые данными службами, активно оперируя их информационными продуктами и услугами, выполняет, прежде всего, задачу качественно-содержательного преобразования информации, функционально пересекаясь в этом плане с научной (производство нового знания) и управленческой (разработка вариантов решений, сценариев) деятельностью.

Характер функционального пересечения (взаимодействия) в системе аналитика-наука-управление определяется спецификой аналитики. С наукой ее объединяет информационный способ познания и научного анализа реальности. Аналитика наиболее близка к гуманитарной науке, опирающейся на герменевтические методы, то есть в широком смысле – на интерпретацию текстов, если последние трактовать универсально-информологически как документы, тексты, данные, сообщения о событиях и т.п., а также к тем разделам науки, видам научных задач, когда выводное знание получают не опытно-экспериментальным путем, а на основе анализа и интерпретации существующих теорий, описаний фактов, средствами информационного моделирования реальности. Подобно исследователю такого профиля аналитик, опираясь на информационные модели (отпечатки в информационном пространстве событий, фактов, действий, идей, мнений, чувств людей, природных, социальных, политических, финансовых, экономических процессов и т.п.), выявляет в них объективные закономерности и тенденции, определяет движущие ими механизмы, причинно-следственные связи. В этом смысле аналитик создает новое знание о том фрагменте реальности, который находится в поле его профессионального интереса, выступая де факто исследователем своей предметной области.

Поэтому аналитическая эпистемология с полным правом может быть квалифицирована как информологическая, продолжающая на новом историческом витке и на базе новейших информационных технологий традиции древней гуманитарной методологии – герменевтики. Вместе с тем существуют и принципиальные различия между аналитикой и наукой. Научный анализ призван выявлять, прежде всего, фундаментальные, объективные закономерности изучаемой области, повторяющиеся, существенные связи объектов, обобщенные параметры процессов и т.п.

Информационная аналитика, опираясь на научное знание, общие закономерности, чаще всего имеет дело с феноменологией бытия, осуществляя оценку фактов и событий, прогнозируя их развитие с учетом не только обобщенных типичных параметров, но и целого спектра факторов, включая субъективно-личностные, случайные влияния, а также сознательные акции конкурирующих сил, противоборство интересов, активное вмешательство социальных технологий. Существенную роль играет и фактор времени. Производство научного знания осуществляется в том специфическом режиме времени, который продиктован непредсказуемостью эвристических процессов познающего человеческого интеллекта, логикой и темпами научного дискурса. Информационная аналитика работает в режиме реального времени – времени жизнедеятельности своей предметной области (политики, экономики, бизнеса) и в соответствии с темпом необходимых управленческих реакций на динамику событий, происходящих в данной области. Это объясняет парадокс, проявившийся в ходе институционализации и профессионализации ИАД.

С одной стороны, академические и отраслевые научно-исследовательские институты, разрабатывавшие фундаментальные и прикладные проблемы в тех областях знания, которые востребованы современной жизнью, практикой управления, так и не стали базовой структурой в системе формирующихся аналитических служб. И это не смотря на то, что еще в дореформенные времена Академия наук и ведущие НИИ рассматривались как инстанции для проведения экспертиз, им предъявлялись партийно-правительственные заказы на разработку научных обоснований для тех или иных проектов, концепций и планов, оценки и критики зарубежного опыта и т.д. С другой стороны, именно ученые, сотрудники академических институтов, НИИ, вузов в значительной степени пополнили ряды аналитиков при госструктурах, СМИ, в коммерческих фирмах, политических партиях и т.п.

Этот парадокс – кажущийся, он основывается на деятельностных различиях между наукой и аналитикой. Академический научный коллектив по определению не в состоянии осуществлять оперативный анализ динамики изучаемой области, необходимый для тактического управления ею. Речь может идти лишь о наиболее принципиальных, глобальных тенденциях, значимых для принятия управленческих решений стратегического порядка. Но ученый-отраслевик, обладающий опытом научно-исследовательской работы в своей области, приняв условия новой деятельности, включившись в ее временной режим и освоив соответствующие аналитические технологии, вполне может отвечать профессиональным требованиям, предъявляемым к информационным аналитикам.

Таким образом, наиболее эффективно фундаментальная и прикладная наука может выступать не в качестве одной из организационно-деятельностных структур информационной аналитики, а в качестве отрасли-донора. С одной стороны, это выражается в концептуальной подпитке аналитических служб научными разработками, необходимыми для стратегического управления (межотраслевое взаимодействие). С другой стороны, российская наука, находясь в кризисном состоянии, выступает источником кадров для отечественной аналитики, образуя достаточно стабильный канал миграции специалистов в новую отрасль (трансферт кадров). Иной характер имеет связь аналитики и управленческой деятельности: с глубочайшей древности информационно-аналитическая функция являлась важным компонентом управления, функцией и инструментом власти.

В организационно-деятельностном плане аналитика в течение многих веков (и даже тысячелетий) латентно развивалась во властных структурах, только в наше время в результате процессов институционализации сформировались аналитические службы, отделы, должности, в чьи задачи входили сбор, анализ информации и выработка вариантов управленческих решений (сценариев). Этот процесс можно охарактеризовать как внутрисистемное организационное оформление аналитики (внутрисистемную реструктуризацию). Инфраструктурность (сквозной характер) аналитики как формирующейся новой отрасли проявился в полицентризме и в определенной степени параллелизма ее основных организационных структур. Если встроенные (либо функционально связанные) аналитические службы первого типа возникали в результате симбиоза управления и аналитики, организационно оформляя присущую управлению аналитическую функцию, то генезис других организационных структур аналитики осуществлялся на основе иных закономерностей.

Любая инфраструктурная отрасль характеризуется двумя параметрами: определенными инструментальными характеристиками (технологическими знаниями, методикой и инструментарием данной деятельности) и предметным (отраслевым) знанием той сферы, в которую данная инфраструктурная деятельность включена. Миграция безработных ученых в аналитику, прежде всего, шла по вектору знания предметной отрасли. Вместе с тем, Россия унаследовала от СССР определенные структуры и кадры специалистов, которые по определению должны были владеть технологическим знанием аналитического характера или близким к нему.

Речь идет о системе библиотечно-библиографических учреждений и государственной системе научно-технической информации (ГСНТИ). В годы своего относительно безбедного существования в условиях стабильного бюджетного финансирования, гарантированного спроса на информационные продукты и услуги, опять-таки из бюджетных средств организаций оплаченной подписки на библиографические, реферативные, обзорно-аналитические издания данные структуры выполняли в неких ограниченных рамках информационно-аналитические задачи. Крупнейшие библиотеки страны, ведущие всесоюзные или головные отраслевые центры НТИ порой получали, подобно научно-исследовательским институтам, государственные заказы на обзоры отечественных и зарубежных публикаций по актуальным проблемам в плане информационной поддержки государственных проектов, целевых программ и т.п., некоторые органы НТИ издавали серии обзорных материалов в форме дайджестов, сборников реферативных переводов для широкого круга пользователей или ДСП. В 80-е гг. XX в., в связи с внедрением компьютерных технологий в ряде центров НТИ предпринимались попытки экспериментальной и даже «промышленной» эксплуатации информационных систем с элементами встроенных аналитических функций.

Однако информационная аналитика в полном смысле этого слова не заняла заметного места в деятельности этих служб. Вместе с тем, родственный характер данных систем и аналитики (все они относятся к информационно-вспомогательным службам, являются видами инфраструктурных информационных отраслей), наличие в их распоряжении информационных фондов, созданных на их основе информационных ресурсов второго поколения, включая электронные базы данных, кадров специалистов информационного профиля, определенного опыта по подготовке простейших аналитических продуктов позволило им не только предвидеть и прогнозировать эпоху аналитики, но и претендовать на существенное место в ее формирующейся организационной структуре.

Так, еще в конце 80-х и начале 90-х гг. на целом ряде профессиональных совещаний, «мозговых штурмов», проводимых информационной общественностью СССР, осознавшей глубину кризиса системы ГСНТИ и необходимость поиска вариантов выхода из него, способов выживания мощной системы в новых экономических, политических и информационных условиях, неоднократно обсуждались идеи о модернизации принципов деятельности служб НТИ, о создании аналитических подразделений, формировании нового ассортимента аналитических услуг, о появлении новых приоритетных тем и новых пользователей и т.п. В разрабатываемых авторских и коллективных проектах государственных документов (положений) о системе НТИ также вводились пункты об информационной аналитике как важном направлении в деятельности системы. Но все это осталось благими пожеланиями.

В итоговом документе «Положении о государственной системе НТИ», опубликованном в конце 90-х гг. XX в., нет ни слова об аналитике. В реальной практике выживших и действующих организаций (служб), входящих в систему НТИ, аналитические услуги нередко заявляются в рекламных проспектах, но в действительности обещания эти также, как правило, не выполняются. Об этом убедительно свидетельствуют статьи-отчеты о деятельности органов НТИ, регулярно публикуемые на страницах профессиональной печати (НТИ, Информационные ресурсы России и др.). Сходная ситуация наблюдается и в библиотечном деле.

Советские библиотеки в значительно меньшей степени, нежели крупные библиотеки западных стран, смогли реализовать на уровне современных требований и технологий свои информационные возможности (в том числе и аналитические). Это было связано с межведомственной конкуренцией – размежеванием функций между системой библиотек и ГСНТИ. Система служб НТИ, созданная в 60-е гг. XX в., закрепила за собой более «продвинутые» формы и методы информационного обслуживания науки, техники, управления, нежели традиционные библиотечно-библиографические. Библиотеки остались в своей функциональной нише. Немало научных споров, дискуссий, монографий, статей и диссертаций с обеих сторон были посвящены попыткам научного фундаментального обоснования данного функционального разделения, тогда как status quo имел корнями исключительно причуды отечественных ведомственных решений. Некоторым исключением были крупнейшие библиотеки, которые в ходе дальнейшего формирования ГСНТИ стали базой для создания новых ее звеньев (РГБ, бывшая «Ленинка», приютившая в своей структуре головной орган отраслевой службы НТИ в области культуры и искусства – ЦООНТИ «Иформкультура», или ФБОН АН СССР, влившаяся в структуру ИНИОН) либо непосредственно были признаны полноправными элементами ГСНТИ (ГПНТБ). В их деятельности аналитика была типичной «аналитикой от ГСНТИ», о которой говорилось выше. Однако ситуация востребованности качественно новых информационных услуг не осталась незамеченной и библиотечно-библиографическими специалистами. Это породило ряд проектов и практических начинаний.

Стали создаваться бизнес-библиотеки, библиотеки деловой литературы, разрабатываются проекты включения библиотек в аналитическую деятельность. Некоторые специалисты в области библиотечного дела предполагают также возможность организации вузовской подготовки аналитиков на базе специальности «Библиотечное дело и библиография» с прицелом на формирование кадрового обеспечения для отделов аналитики в универсальных научных библиотеках (базовых библиотеках в регионах, бывших «областных»). По мнению авторов данных проектов и начинаний, аналитика силами библиотек и их сотрудников должна успешно конкурировать на рынке современных информационных продуктов и услуг, обеспечивать потребности среднего и мелкого бизнеса в аналитической поддержке.

По нашему мнению, эти проекты и начинания следует отнести к утопическим, не учитывающим реальную функциональную специализацию информационно-вспомогательных служб. Функциональная близость не гарантирует полной взаимозаменяемости социальных институтов. Современные российские библиотеки (как и органы НТИ) ни по составу и характеру документных фондов и других информационных ресурсов, ни по составу и квалификациям кадров, ни по типичным для них технологиям не могут быть конкурентоспособными на рынке аналитических услуг. Данные службы по определению работают с документными потоками (прежде всего опубликованными), обеспечивая их, так называемую, аналитико-синтетическую переработку, степень аналитичности которой недостаточна. Они не располагают необходимыми инструментами (подразделениями, кадрами, системами связи и обработки данных), необходимыми для информационного мониторинга какой-либо области (объекта управления). Тогда как все больше аналитических задач решаются в режиме прямого информационного моделирования и наблюдения за управляемой сферой, минуя стадию анализа традиционных публикаций, информационный лаг которых (в данном случае интервал между событием, его отражением в публикациях и его включением в объекты для анализа) слишком велик. Центры мониторинга, ситуационного анализа, использование электронных ресурсов СМИ.

Интернет, неформальных и недокументированных источников, социологических данных, использование компьютерных технологий обработки больших информационных массивов, интеллектуализированных режимов контекстного поиска и т. п. – весь этот инструментарий современных аналитических служб должен работать на «выводного» аналитика для получения квалифицированного анализа ситуации, прогноза ее развития, выработки сценариев реагирования и т.п. При этом дело даже не в том, что такими возможностями не обладают библиотеки и службы НТИ (можно предположить, что рано или поздно их технико-технологическое обеспечение улучшится), а прежде всего в отсутствии прямой функциональной включенности в соответствующие структуры управления. Традиционное для отечественного опыта создание параллельных структур проявилось и в этом случае. Можно предсказать, что определенные аналитические услуги и продукты будут и в дальнейшем создаваться силами библиотек, органов НТИ, но эти системы не станут конкурентами специализированных аналитических служб и структур.

Наиболее эффективным могло бы быть их участие в традиционной для них роли – в качестве поставщиков информационных ресурсов, разумеется, создаваемых с учетом специфики потребностей аналитики (фактографических, фрагментографических, персональных, адресно-справочных, полнотекстовых баз данных). Хотя справедливости ради следует отметить, что с этой задачей аналитические службы эффективнее справляются собственными силами (создают собственные профилированные ресурсы, используют продукцию современных коммерческих информационных фирм, наконец, обращаются к ведомственным ресурсам). Наиболее ярко инструментальный вектор формирования аналитических структур проявился в формировании независимых коммерческих информационно-аналитических служб (точнее, некоторых их разновидностей, поскольку спектр подобных фирм весьма разнообразен).

В данном случае речь идет о фирмах, кадровый состав которых консолидировался вокруг определенной аналитической монотехнологии (совокупности технологий), что определило как функции, так и тип предлагаемых ими информационно-аналитических продуктов и услуг. К их числу правомерно отнести рейтинговые агентства, фирмы (фонды, центры) социологических исследований, информационные агентства, издающие различные дайджесты, бюллетени и т.п., содержащие определенные жанры аналитических материалов, некоторые виды центров, занимающихся консалтингом, экспертизой, мониторингом и т.п. Определив свою нишу и клиентскую базу, данные фирмы оттачивают свои технологии, формируя тем самым отечественный рынок аналитических продуктов и услуг. Близки к ним по типу генезиса фирмы, специализирующиеся на разработке компьютерных технологий со встроенными аналитическими функциями, обеспечивающими анализ, экспертную оценку данных.

Среди подобных фирм можно наблюдать несколько сценариев выхода на аналитический рынок. ИТ-сценарий наиболее очевиден: фирма остается поставщиком аналитических компьютерных систем собственно информационно-аналитическим службам. Базовый сценарий может дополняться комплексом услуг: ИТ+ ресурсы, ИТ+ консалтинг (обучение персонала, внедрение и сопровождение). Во всех этих вариантах данные фирмы выполняют обеспечивающие функции, способствуя ускоренной технологизации сферы ИАД.

Другой тип сценария осуществляется по формуле ИТ+ресурсы+выходная аналитика. В этом случае эволюция «технологической» фирмы идет по линии усложнения функций, использования по назначению разработанных компьютерных систем и созданных ресурсов, то есть для производства аналитических продуктов на имеющейся технической и «сырьевой» (информационные ресурсы) базе. Аналогичный путь в аналитику нередко проходят «ресурсные» фирмы, торгующие фактографической, полнотекстовой информацией, некоторые из них являются дочерними коммерческими структурами бюджетных ведомств, создающих или концентрирующих информационные массивы. Во всех этих случаях соотношение технологических, ресурсных или аналитических направлений деятельности может быть самым различным, так же как и их положение на рынке аналитических продуктов и услуг.

Среди реалий этого рынка – феномен многоуровневой аналитической переработки исходных информационных ресурсов. В одном случае производящая данные ресурсы информационная фирма может непосредственно продавать его аналитическим службам, в другом –первоначально подвергать их собственной аналитической обработке, параллельно реализуя эти материалы как непосредственно конечным пользователям, так и другим аналитическим фирмам для последующей переработки. Несомненно, информационно-сырьевые коммуникации (производство, циркуляция и перераспределение информационных потоков в сфере ИАД) как непосредственно на рынке аналитики, так и за его кулисами, представляют собой самостоятельную проблему, не сводимую к вопросам профессиональной коммуникации.

Вместе с тем, генезис многих коммерческих информационно-аналитических фирм осуществлялся по более сложным формулам, не сводимым к какому-либо одному типовому сценарию (только предметному или инструментальному), тем самым прямо иллюстрируя принцип мультидеятельностного генезиса аналитики в родственных сферах деятельности. Это в первую очередь относится к фирмам, специализирующимся на проблемах экономической безопасности предпринимательства (а также и к внутренним отделам или службам экономической безопасности в тех или иных государственных или, чаще, негосударственных организациях). Реальное разнообразие данных фирм или служб (их организационных структур, видов услуг и т.п.) тем не менее подчиняется основным общим принципам. Для них характерны трансферт специализированных средств (технологий, кадров, информационных ресурсов) из силовых структур в гражданское общество, дополняемый приватизацией и персонализацией данных средств. Многие из этих служб или независимых фирм начинали свою деятельность отнюдь не с аналитики, решая иные задачи, относящиеся к сфере комплексной безопасности: охрана объектов, личная охрана, частная детективная и сыскная деятельность, технические системы обеспечения безопасности, юридический, кадровый консалтинг, деловая и конкурентная разведка и т.п.

В соответствие с еще одним общим принципом мультидеятельностного генезиса (принципом деятельностной дифференциации-интеграции) либо непосредственно в недрах вышеназванных служб формировались информационно-аналитические подразделения, либо начинали создаваться фирмы-холдинги, присоединяя аналитические структуры извне. Как правило, в этих случаях информационная аналитика не только настоятельно востребовалась как необходимый инструмент эффективности изначальной деятельности фирмы и вполне органично вписывалась в ее структуру, но нередко и претерпевала эволюцию, становясь мозговым центром и генератором основной продукции. Несомненно, проблемы, порожденные августом 1998 г., не могли не ухудшить деловой конъюнктуры в сфере аналитических услуг, но целый ряд социальных, экономических и политических факторов последних лет создали определенную общественную потребность в ИАД, и этот процесс необратим. Анализ этих факторов – самостоятельная научная проблема, тем не менее, нельзя не упомянуть наиболее значимые тенденции. Одна из них – это тенденция социализации ИАД, объективно закономерный процесс, характеризующий новую отрасль в стадии ее становления. Составляющими процесса социализации новой отрасли являются социальные, социокультурные, социально психологические реакции общества на данную отрасль. Появление новой сферы профессиональной деятельности ставит перед обществом аксиологические, психологические, культурологические, социометрические проблемы:

возникает необходимость социальной оценки значимости новой отрасли, что требует ее позиционирования в ряду других, близких отраслей, выработки шкалы социальной оценки, построения системы социальных приоритетов и т.п. с учетом ценности тех целей, которые данная деятельность позволяет достичь;

формируются эмоциональные реакции, ожидания, общепринятые нормы поведения в связи с данной отраслью;

ценностные и социально-психологические реакции транслируются в область культурных норм и традиций, национальных форм социального бытия, включаются в систему мифов и ритуалов и т.п.;

выстроенные приоритеты, оценки, престижность новой отрасли позволяют определять ее социометрические параметры (интенсивность роста социальных институтов, связанных с новой отраслью, темпы и масштабы рекрутинга специалистов-профессионалов, пользователей ее продукции).

Все эти проблемы характерны и для этапа становления отечественной информационной аналитики. Несомненно, итогом 90-х гг. XXв. явилось достаточно широкое общественное признание социального статуса ИАД, характеризующееся целым рядом признаков (информированность общества о существовании аналитики, признание феномена аналитики как инструмента управления сложными процессами, средства раскрытия сути происходящих событий и прогнозирования их дальнейшего развития, формирование представления о профессиональном аналитике как эксперте, «посвященном», владеющим эксклюзивным знанием, к мнению которого необходимо прислушиваться как сильным мира сего, так и рядовым гражданам и т.п.).

За эти годы в России сформировался и социальный слой реальных и потенциальных клиентов, профессиональных потребителей информационно-аналитических продуктов и услуг, постепенно формируется представление об информационной аналитике как необходимом компоненте культуры управления, предпринимательской деятельности, инструменте современного менеджмента, составной части корпоративной культуры и т.п. Особую грань социализации ИАД представляется собой феномен «массовой аналитики».

В различных СМИ (телевидение, традиционная и электронная периодика) сформировались информационно-аналитические рубрики, передачи, жанры, рассчитанные на интересы широкой общественности. Адресная экспертиза актуальных событий и тенденций отечественной и мировой политики, экономики, социальных, экологических и др. проблем потеснила сугубо информационные жанры СМИ, заняла определенное место в диапазоне информационных потребностей рядовых граждан.

Фундаментальные причины, породившие данный феномен, очевидны: усложнение информационного контекста повседневного бытия, социально жестко проявившаяся и обнажившаяся зависимость обывателя от глобальных, национальных, региональных процессов, информационная включенность рядового гражданина в мировые события (информированность, осведомленность как синонимы причастности, как эффект соучастия). Все это привело к возникновению стойкого интереса к аналитике, выполняющей по отношению к широкой публике объяснительную, прогностическую и консалтинговую функции. Особая социокультурная миссия «массовой аналитики» заключается в ее методологической функции: аналитические материалы не только объясняют закономерности реальности, но и демонстрируют образцы анализа событий и фактов, методы интерпретации их смыслов, формируют информационную культуру, соответствующую информационному режиму гражданского общества.

Вместе с тем, было бы неверным утверждать, что социализация ИАД означает только социально позитивные процессы. Инструментальный характер аналитики, обеспечивающей принятие управленческих решений, разработку сценариев действий в сложных социальных обстоятельствах, превращает ее в эффективную социально-информационную технологию, позволяющую управлять различными сферами общества, манипулировать людьми, формировать общественное мнение, программировать определенные социальные реакции. Социально-кибернетические возможности ИАД активно используются самыми разнообразными общественными силами, структурами, обнаруживая тем самым ее фундаментальное свойство, общее для всех видов социально-информационных технологий (СИТ).

Все изобретенные человечеством СИТ являются технологиями двойного назначения. Их инструментальный характер, эффективный функционализм (свойственные всем технологиям, методикам, научным и практическим методам, интеллектуальному и техническому инструментарию, то есть всему операциональному арсеналу действующего и мыслящего человека), умноженные на семантику, смысловую направленность передаваемых информационных сообщений, являются причиной того, что любая СИТ может использоваться как во зло, так и во благо в зависимости от целей, интересов, идеологии, социальной ответственности или, напротив, асоциальности тех сил, которые применяют данную СИТ.

Поэтому российское общество даже за столь краткий исторический период (90-е гг.) обрело достаточно разнообразный опыт в контактах с информационной аналитикой, чтобы осознать тот факт, что ИАД может быть мощным и даже социально опасным орудием. Не углубляясь в данную тему специально, отметим, что широкая общественность имела возможность наблюдать применение аналитики, аналитического сопровождения в политической, экономической конкурентной борьбе, в процедурах лоббирования чьих-то интересов при принятии решений в самых высоких сферах отечественной политики, в массовых рекламных кампаниях, в кампаниях по манипуляции общественным мнением, когда сталкивались мнения различно ангажированных аналитиков, в крупномасштабных и локальных информационных войнах, целенаправленных «сливах» компромата, многоходовых дезинформационных акциях и т.п., сценарии которых тщательно готовились аналитиками противоборствующих лагерей.

В меньшей степени рядовые граждане осведомлены о существовании «черной» или криминальной аналитики, которая также имеет тенденции профессионализации, необходимой для обслуживания организованной преступности и других форм противоправной деятельности. Все эти факты негативного проявления ИАД особенно остро воспринимаются широкой публикой, поскольку применяющие «грязные технологии» (в данном случае – аналитические методы) социотехнологи в современной России весьма часто не дают себе труда (либо не обладают достаточной изощренностью) маскировать подлинные намерения, мотивацию тех или иных акций. Этому социальному цинизму в немалой степени способствует и объективная слабость гражданского общества и его институтов, практическое отсутствие каналов независимых СМИ, независимых аналитиков, выражающих мнение гражданского общества, слабость и конформизм собственно общественного мнения и т.п.

В любом случае, процесс социализации информационной аналитики привел к формированию противоречивого, социально неоднозначного имиджа данной области деятельности. Разумеется, сказанное выше отнюдь не должно восприниматься как пессимистический прогноз относительно перспектив развития аналитики, напротив, опыт эффективного использования данной СИТ в противоборстве сил, конкурентной борьбе, конфронтации различных социальных целей дает основания для утверждения, что социальная амбивалентность аналитики высоко оценена представителями самых различных сфер. Поэтому неизбежно будут осуществляться инвестиции в развитие аналитики, разработку более совершенных и действенных методов, технических и программных средств, производство информационных ресурсов, рекрутинг кадров, формирование аналитических служб, будет продолжаться «гонка аналитических вооружений» и борьба за сценарии и контрсценарии аналитических акций, обеспечивающих заданное воздействие на общество, социальные группы, влиятельные персоны и т. п. Наряду с социально-конкурентной мотивацией неизбежного поступательного развития аналитики, нельзя не назвать причин более глобального, социально конструктивного (позитивного) порядка. Речь идет об упомянутых в начале данной статьи глобальных тенденциях мирового развития, востребующих новый информационный режим, одним из базовых элементов которого должна стать аналитика как СИТ. Устойчивое развитие общества и стабильность мирового порядка - глобальные приоритеты мирового сообщества в ХХI в. Достижение этих целей предполагает рост такого значимого показателя, как степень социальной управляемости.

Однако традиционные меры, применяемые различными государствами и другими общественными и политическими структурами на протяжении последних десятилетий ХХ в. (демократизация политических режимов, стабилизация международных отношений, антитеррористическая политика и др.) недостаточны в условиях повышения сложности и роста динамики социальной практики, увеличения разнообразия тех детерминант, которые оказывают воздействие на социальные процессы и порождают сбои механизма социального управления. Процесс информатизации, формирования информационного общества, ведущий к эффекту Global village и проницаемости пространственных, культурных, политических, языковых и т.п. барьеров, включению регионов, государств, тех или иных социальных групп в единое политическое, экономическое, правовое, информационное пространство, многократно умножает степень взаимозависимости всех субъектов мирового сообщества. В информационном обществе, обладающем сверхпроводимой информационной инфраструктурой, даже локальное малозначимое событие может обрести глобальный масштаб вопреки всем традиционным канонам инерционности социальных систем и их способности к гомеостатическому саморегулированию, призванному гасить возмущения и флуктуации социальной среды. Социальный гомеостат (совокупность средств и технологий социального управления и самоуправления), сформированный в докомпьютерную эпоху и рассчитанный на объективную прочность естественных барьеров в сфере социальных коммуникаций, в постиндустриальном обществе уже не эффективен. Как уже говорилось выше, разнообразие информационных импульсов (сообщений) о событиях, мнениях, содержащих управляющие воздействия, транслируемых через каналы информационной инфраструктуры и оказывающих детерминирующее влияние на социальные процессы стало в наши дни невообразимо велико.

Поэтому образующийся в результате этих многообразных противоречивых, разномасштабных воздействий кумулятивный эффект формирует столь непостижимо сложную систему детерминированности социального развития, что последний объективно предстает перед современными субъектами социального управления как иррациональная, индетерминированная феноменология. Информационное общество, обретя невиданную ранее свободу, единство в многообразии, динамизм развития, обрело и новую степень уязвимости перед деструктивными факторами и различными социальными девиациями.

Естественным следствием всех этих тенденций являются неадекватные управленческие решения, непредвиденные последствия решений, волюнтаризм и субъективизм руководителей различного ранга, конфронтации, попытки лоббирования, вмешательства в объективные процессы тех или иных сил, манипуляции общественным мнением и т.п., и, как результат, снижение уровня управляемости общества, появление новых форм социальных опасностей. В полном соответствии с законом амбивалентности социального и научно-технического прогресса, усугубив все вышеназванные негативные тенденции, информатизация вместе с тем вывела на историческую арену виртуальные, социально-информационные технологии, способные повысить уровень социальной управляемости, обеспечить новый информационный режим.

Сущность понятия «новый информационный режим» заключается, прежде всего, в качественно ином уровне интеллектуализации информационного пространства (ноосферы), необходимом для устойчивого развития общества, повышения меры его управляемости, нейтрализации фактора индетерминизма социальных процессов. Цель интеллектуализации заключается в создании системы производства и передачи на входы управляющих блоков социума смыслосодержащей информации, максимально отвечающей задачи формирования и принятия управленческих решений. Интеллектуализация информационного пространства осуществима при следующих условиях:

оптимальном структурировании мирового информационного пространства за счет упорядочения глобальной информационной инфраструктуры;

интеграции и структурировании мировых информационных ресурсов;

собственно интеллектуализации информационных потоков и процедур переработки информации.

Некоторые из этих условий еще только намечены, но уже сегодня очевидно, что их базовый элемент – совокупность СИТ во главе с информационной аналитикой. Во всех значимых точках пересечения и концентрации информационных потоков должны быть созданы узлы интеллектуальной переработки информации, формирующие интеллектуализированную инфраструктуру информационного пространства.

Прообразом интеллект-узлов инфраструктуры ближайшего будущего можно считать Центры ситуационного анализа (ЦСА) – службы, органично сочетающие в своей деятельности информационный мониторинг природных, техногенных и сложных социальных систем, обеспечивающий текущий контроль за динамикой социальной сферы (наблюдение за изменением тех или иных параметров, выявление их отклонений от штатных значений, прогнозирование их развития), информационный анализ выявленных в ходе мониторинга закономерностей, разработку сценариев управления кризисными и проблемными ситуациями в управляемой сфере.

На этом этапе необходима дальнейшая фундаментализация технологий мониторинга и аналитики. Требования оперативности, многофакторного охвата реальности, необходимые для эффективного социального управления, предполагают сокращение промежуточных уровней моделирования управляемых систем в информационных потоках, создание новых технических средств, обеспечивающих прямую включенность социальной сферы в системы мониторинга ЦСА. Техническая проблема «датчика» - измерителя состояния наблюдаемых и управляемых объектов, транслирующего данные непосредственно от подключенного объекта к центру анализа и управления более или менее успешно решена и решается для компьютерного мониторинга природных и техногенных систем. Адекватное ее решение для социальных систем невозможно не только потому, что на порядки возрастает техническая сложность реализации, но и потому, что возникают проблемы этики, прав человека, информационной безопасности и т.п.

Очевидно вместе с тем, что поиск в этом направлении уже ведется. Логика научно-технического прогресса подводит к таким решениям. Несомненно, ЦСА могут стать узлами будущей глобальной информационной инфраструктуры социального регулирования, которая будет выполнять в информационном обществе функции социального гомеостата, обеспечивающего устойчивое развитие общества, оперативно диагностирующего отклонения, нештатные ситуации и управляющего социальными процессами. Именно последняя из перечисленных функций наиболее важна для нового информационного режима наряду с интеллектуализацией информационного пространства, ее реализация предполагает синтез управленческих и информационно-аналитических технологий, что в дальнейшем должно видоизменить характер и способ реализации властных функций, роль традиционных институтов государственной власти, демократических процедур, в значительной степени заменив их виртуальными социальными технологиями. Такая тенденция прослеживается уже в наши дни, когда стали реальностью электронные выборы, интерактивные опросы общественного мнения, мониторинг социальных проектов, электронное общение через сайты в Интернет между высокопоставленными политиками и рядовыми гражданами и т.п. Количественная и качественная эволюция данных тенденций неизбежно приведет к формированию целостного условно-замкнутого цикла социального управления: социальная система (объект управления), пронизанная входными датчиками компьютерного мониторинга, телекоммуникационные каналы – собственно Центры ситуационного анализа (регистрация поступающих данных, их многоаспектная обработка, визуализация выявленных в обработанном массиве закономерностей, интеллектуальный анализ и интерпретация с помощью встроенных экспертно-аналитических технологий и естественного интеллекта, разработка прогнозов, сценариев управленческих решений), трансляция управляющих импульсов (обратная связь) к управляемой социальной системе, затем – новый цикл мониторинга (с учетом результатов управляющих воздействий).

Эта картина не столь утопична, как может показаться. Экстраполируя параметры и темпы прогресса в области компьютерных и телекоммуникационных техники и технологий и возрастающую виртуализацию всех сфер человеческой деятельности, можно определить информационную аналитику и информационный мониторинг как перспективные технологии социального управления ХХI века.

РАЗДЕЛ II

ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

ПОЛИТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

А.С. Ахременко

д-р политических наук, доцент,

заведующий лабораторией математических методов

политического анализа и прогнозирования

факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова

Критерии формирования информационного обеспечения

Определяясь с информационным обеспечением, специалист по политическому анализу и прогнозированию должен руководствоваться целым рядом критериев, или правил ориентации в информационном массиве. Часть этих критериев будет определяться целями и задачам каждого конкретного исследования, однако, другую часть составят критерии, общие для любой аналитической работы.

Прежде всего, информация должна обладать определенным уровнем надежности, достаточным для формирования обоснованных выводов и заключений. В политическом анализе надежность исходных данных далеко не всегда очевидна. В традиционных классификациях выделяются две степени надежности информации абсолютно достоверная и вероятностно достоверная. Некоторые источники информации обладают заведомой надежностью, например, опубликованный на официальном сайте Президента РФ текст указа или выступления. Однако в большинстве случаев политическая информация обладает вероятностной надежностью. Одним из практических способов увеличения вероятностной надежности информации является расширение числа источников, подтверждающих достоверность сведений, содержащихся в том или ином сообщении.

Далее, необходимо оценить уровень субъективности/объективности той или иной информации. В политических исследованиях чрезвычайно важно ясно разграничивать факты и интерпретации, происходящие события и отношения к ним. Даже искренне настроенный на объективное восприятие наблюдатель смотрит на происходящее в политической жизни через призму своего мировоззрения, ценностных установок.

Как и в случае с надежностью, различные источники информации могут обладать различной заведомой субъективностью. Так, сообщение информационного агентства будет по определению содержать меньше интерпретационных наслоений, нежели статья политического публициста в массовом печатном издании.

Следующая позиция, которая подлежит оценке, - полнота информации. С этой точки зрения информация бывает частичной и комплексной. Последняя дает всесторонние сведения об объекте изучения; первая на практике может использоваться только в совокупности с другой информацией. При этом следует четко понимать, что получение абсолютно полной информации о любом объекте исследования не только невозможно, но и не нужно. В каждом случае аналитик должен определить ту степень полноты информации, которая будет достаточной для формирования обоснованных выводов в соответствии с целью и задачами исследования.

Названные выше критерии – надежность, объективность и полнота – вытекают из самой природы обоснованного научного знания и применимы ко всей совокупности исследований. Однако существует целый ряд вопросов прагматичного характера, ответы на которые также должны быть даны в процессе разработки информационного обеспечения.

Необходимо оценить уровень доступности той или иной информации. В одних случаях доступ к полезным для исследователя сведениям может быть ограничен определенным кругом лиц (например, сведения могут находиться под грифом «секретно» или «для служебного пользования»). В других случаях информация может быть принципиально доступна, но ее получение будет связано с неоправданно большой затратой ресурсов. Информация может быть недодана и в том временном режиме, который оптимален для исследователя (слабая оперативная доступность).

Принципиально важным, зачастую, оказывается выбор между первичной и переработанной (производной, вторичной) информацией. Первичная информация представляет собой совокупность полученных непосредственно из источника несистематизированных данных. Так, при анализе мнений представителей российской прессы о взаимоотношениях России и Украины первичной информацией будут все материалы прессы (статьи, репортажи, комментарии, передачи и т.д.) за определенный период времени, имеющие отношение к данному вопросу. Это будет максимально полная, но чрезвычайно громоздкая по объему информация, содержащая много лишнего и ненужного. Простая обработка такого массива может заключаться в его реферировании – вычленении только тех фрагментов, которые непосредственно относятся к предмету изучения; удалении повторов; группировке высказываний по некоторому содержательному признаку.

Наконец, аналитик может остановиться на выборе источника, содержащего обобщения первичного информационного массива: в таком качестве могут выступать подготовленные другими исследователями аналитические материалы, обзоры данной темы, результаты количественного анализа прессы и т.д. В этом случае произойдет не только физическое сокращение массива, подлежащего анализу, но и появится возможность использовать уже сформулированные выводы. В то же время существенно сократится полнота информации, снизится ее надежность и объективность: авторы обобщенных материалов могли руководствоваться определенным политическим заказом или их подход к проблеме принципиально отличается от того, которого придерживается исследователь.

В целом рекомендуется как можно больше обращаться к первичной информации, так как в этом случае риск оказаться заложником чужих ошибок или преднамеренных искажений будет минимален.

В то же время, характер политических проблем столь сложен, а объем и разнообразие требуемой информации столь велики, что строить анализ целиком на первичных данных зачастую не представляется возможным. Поэтому общее правило можно сформулировать следующим образом: чем ближе проблема к смысловому ядру исследования, чем плотнее она входит в его предметное поле, тем больше потребность в обращении к первичным данным. Если проблема в той или иной степени периферийна по отношению к предмету исследования, допустимо использование вторичной информации.

Здесь возникает практически значимая проблема отделения профильной – непосредственно относящейся к предмету исследования – информации от информации фоновой, связанной с предметом исследования, но не напрямую. Это в полной мере относится как к теоретическим, так и к прикладным исследованиям. Например, при оценке шансов действующего депутата на переизбрание профильными будут данные об уровне его поддержки населением, иными словами – его текущий рейтинг. В той же ситуации фоновой информацией будут данные о социально-экономическом положении той территории, от которой депутат избран. В первом случае профильный характер информации определяется тем, что именно избиратели непосредственно решают судьбу мандата в процессе голосования, и уровень их поддержки действующего депутата напрямую связан с оценкой его шансов на переизбрание. Во втором случае информация является фоновой, так как социально-экономическая ситуация хотя и влияет на поддержку действующего депутата как представителя власти, но это влияние существенно слабее. Если бы речь шла, например, о выборах представителя исполнительной власти, социально-экономические данные имели бы шансы стать профильными: исполнительная власть гораздо больше влияет на состояние хозяйственного комплекса, следовательно, в большей степени ответственна за это состояние. Можно сказать, перефразируя сформулированное выше правило, что анализ профильных данных осуществляется скорее на основе первичной информации, анализ фоновых – производной. В нашем примере есть прямой резон включить в программу исследования измерение рейтинга депутата непосредственно, т.е. путем массового опроса избирателей. В то же время едва ли стоит осуществлять углубленный анализ социально-экономической ситуации на «сыром» массиве данных — здесь можно воспользоваться производными данными (не забывая при этом об оценке их надежности).

Еще один вопрос, возникающий при работе с большими информационными массивами, - это вопрос о проведении сплошного или выборочного исследования. Сплошное исследование – это исследование генеральной совокупности наблюдений, или всех элементов объекта исследования. Если объектом являются студенты МГУ (а предметом – их политические предпочтения), то при сплошном исследовании мы должны подвергнуть изучению политические предпочтения каждого студента МГУ. Если мы изучаем высказывания представителей отечественной прессы о российско-украинских отношениях за 2005 г., то при сплошном исследовании все такие высказывания должны быть проанализированы.

Выборочное исследование предполагает отбор и изучение не всех объектов генеральной совокупности, а их части, но таким образом, чтобы выводы, сделанные относительно этой части, могли быть распространены на всю генеральную совокупность. Свойство выборочной совокупности (выборки) отражать признаки генеральной совокупности, важные с точки зрения целей и задач исследования, называются репрезентативностью. При проведении выборочного исследования будут опрашиваться не все студенты МГУ, а только меньшая их часть, но эта часть должна быть репрезентативна по отношению к генеральной совокупности. О принципах и приемах формирования выборочной совокупности мы поговорим отдельно.

Следует еще определиться с такой характеристикой информации, как ее обновляемость. По этому критерию выделяется постоянная и переменная (обновляемая) информация. Постоянная информация собирается однократно и затем остается в целом неизменной на протяжении всего исследования; обновляемая информация пополняется и изменяется с определенной периодичностью. Так, при изучении персонального состава и политической активности членов Совета Федерации в качестве постоянной информации мы будем располагать, например, биографиями, сенаторов, в качестве обновляемой — сведениями об их публичных выступлениях, визитах в регионы, встречах с населением, представителями элиты и т.д.

При выборе источников обновляемой информации значение имеет степень оперативности обновления данных, т.е. какой временной зазор разделяет факт осуществления того или иного политического события и отражение этого факта в информационном источнике. Особенно важна оперативность обновления информации в мониторинговых исследованиях, целью которых является фиксация изменений определенной ситуации или каких-то ее отдельных параметров.

Наконец, нельзя забывать и о такой важной, хотя исключительно практической, характеристике информационного источника, как удобство и скорость его обработки.

Источники информации и методы сбора данных

При всем многообразии политической информации число принципиальных способов (или базовых источников) ее получения невелико. По большому счету существует всего три базовых источника информации:

материальные носители информации, специально созданные для ее хранения и передачи, которые в науке называются документами. Это наиболее важный для политических исследований корпус источников и самый разнообразный. Выработан целый ряд специальных методов работы с документами (о них речь ниже);

владеющие информацией люди, сведения от которых можно получить путем опроса. Метод опроса включает в себя достаточно большой набор различных техник;

непосредственное восприятие исследователем происходящих политических событий, или наблюдение.

Документальные источники информации

Документальные источники информации чрезвычайно разнообразны по целому ряду позиций. Политический документ – это и отчет о статистике работы с законопроектами на официальном интернет-сайте Государственной думы, и хранящиеся в архиве письма В. И. Ленина, и аудиокассета с репортажем о политическом митинге на Красной площади.

Документы различаются формой представления информации. Например, выступление президента страны может быть представлено аудиовизуально (видеозапись), аудиально (звукозапись), иметь вид текстовой записи. Для одной и той же формы представления информации возможны разные виды ее кодировки. Так, видео- и звукозапись может быть осуществлена аналоговым или цифровым способом. Разным формам представления информации и разным видам кодировки соответствуют свои носители информации: в нашем примере аналоговая видеозапись будет храниться на видеокассете (обычно формата YHS или Betacam), цифровая – на электронном носителе (жесткий диск компьютера, CD- или DVD-диск, флеш-карта и т.д.). Эти, каза-лось бы, «технические подробности» могут иметь очень существенное значение при принятии аналитиком решений об информационном обеспечении своей работы.

В огромном массиве документальной информации выделяется несколько ее видов, наиболее активно используемых в качестве источников информационного обеспечения политического анализа:

материалы средств массовой информации;

статистические данные;

нормативно-правовые акты;

политико-идеологические документы;

агитационно-пропагандистские материалы.

К основным средствам массовой информации относятся телевидение, радио, пресса, информационные агентства. Иногда к этой группе относят и Интернет, но более корректно говорить об этой глобальной сети как особой, уникальной системе хранения и передачи информации, по ряду характеристик радикально отличающейся от традиционных СМИ.

Специфика СМИ с позиций информационного обеспечения политического анализа заложена уже в названии этого источника данных: СМИ по определению рассчитаны на массовую аудиторию. Разумеется, масштаб этой «массовости» может колебаться от нескольких тысяч или даже сотен подписчиков одного журнала до многих миллионов зрителей общенациональных и международных телеканалов. Однако в любом случае ориентация на широкую аудиторию предопределяет возможность политического влияния. Информация в политике сама по себе является мощным ресурсом, а способность транслировать ее в массы ценится вдвойне. СМИ не только и не столько информируют свои аудитории о происходящих событиях, сколько формируют определенный угол зрения на эти события, задают вектор их восприятия. Это происходит и в том случае, когда руководство СМИ не ангажировано какой-то определенной политической силой и далеко от стремления грубо навязать ту или иную точку зрения общественности. Однако даже простой выбор из очень большого числа ежедневно происходящих событий тех немногочисленных «информационных поводов», которые попадают в «повестку дня» и становятся фактом массового сознания, уже является актом формирования определенной «картины мира».

При этом и аудитория различных СМИ определенным образом влияет на характер освещения ими событий. Каждое СМИ и тем более каждая телевизионная программа или газетная колонка в той или иной степени «привязаны» к своей аудитории, к ее ожиданиям (или к своему пониманию этих ожиданий), что также является фактором подачи информации в определенном свете. Характерна сама метафора «освещение событий», ведь свет не идет отовсюду, он падает под определенным углом, и если есть свет, обязательно есть и тень. В этой связи нужна известная осторожность при работе со СМИ как источником информации для политического анализа. Прежде всего, это касается уровня субъективности информации: основным продуктом СМИ являются не факты, а их интерпретации. Определенное исключение составляют информационные агентства, такие, как Рейтер, Франс Пресс, РИА «Новости» и др. Однако это совершенно особый род информационных источников: основной аудиторией информагентств является не столько общественность, сколько сами СМИ, и их «массовость» можно поставить под сомнение.

Нередко возникает проблема полноты информации. Любым СМИ движет желание быть интересным своей аудитории (хоть и очень разной) – в этом залог его выживания и успеха. В результате в эфир или на страницу газеты попадает лишь то, что, по мнению представителей СМИ, интересно массовому потребителю информации. Разумеется, информационные потребности последнего существенно отличаются от потребностей политического аналитика. Причем в большинстве случаев, чем шире аудитория СМИ, тем менее полную информацию можно с его помощью получить. Так, самое массовое СМИ – телевидение – отдает информации о политической жизни очень незначительную часть эфирного времени. За исключением наиболее значимых поводов политической повестки дня, события освещаются обычно очень кратко, так как детальные описания просто не интересны массовой аудитории. Несколько лучше (конечно, с точки зрения информационных потребностей политического анализа) ситуация обстоит на радио, где аудитория меньше по объему. Радиоканалы, специализирующиеся на общественной и политической проблематике, дают развернутый комментарий нескольких экспертов по какой-то конкретной политической проблеме. Еще более подробную информацию можно получить на страницах газеты и тем более общественно-политического журнала, которые не ограничены жесточайшими рамками эфирного времени. При этом аудитория общественно-политических печатных изданий в принципе не сопоставима по своему объему с аудиторий телевидения и даже радио.

Уровень достоверности политической информации в СМИ сложно оценить однозначно. С одной стороны, прямое искажение фактов в прессе практически неизбежно ведет к судебному преследованию: по роду своей деятельности политики отличаются от звезд шоу-бизнеса несколько более внимательным отношением к своей репутации, здесь не действует принцип «известность любой ценой». С другой стороны, в прессе (особенно, к сожалению, в отечественной) широко распространена практика «политического заказа». К проблеме оценки достоверности документальных источников в целом мы еще вернемся.

Информация СМИ отличается достаточно высокой оперативностью, хотя по этому показателю среди СМИ есть свои лидеры и аутсайдеры. К первым принадлежат, прежде всего, информационные агентства: максимально быстрая доставка сообщений о событиях – это почти в прямом смысле слова их хлеб. Информационные агентства – единственные СМИ, способные обеспечивать непрерывный поток данных по политической тематике. Оперативны также телевидение и радио, особенно в формате «прямых включений с места событий». В числе «отстающих» - печатные СМИ, оперативность которых ограничена периодичностью их выхода в свет и особенностями технологического цикла. Даже специальный выпуск ежедневной газеты необходимо сверстать, отпечатать и доставить на точки распространения, что неизбежно влечет за собой существенное (по меркам СМИ) запоздание информации.

Бесспорным достоинством всех средств массовой информации является их высокая доступность. Данный вид источников доступен, что называется, по определению. Единственным ограничением может служить высокая стоимость, однако это относится лишь к незначительной категории узкоспециализированных изданий (например, подписка на некоторые журналы по проблематике нефтегазового комплекса может составлять несколько тысяч рублей в месяц).

Степень технического удобства обработки информации СМИ очень сильно варьируется, причем не только в зависимости от типа СМИ. В настоящее время исследователь может получать материалы прессы в нескольких разных форматах. Так, газету можно прочитать не только в ее «первозданном» - бумажном – виде, очень неудобном для последующей обработки. Можно назвать, по крайней мере, три дополнительных ее варианта.

Прежде всего, это интернет-версия газеты, которой располагают в настоящее время не только большинство федеральных, но и многие региональные издания. Как правило, интернет-версия общественно-политических изданий содержит все или большинство материалов – в том числе графических, сопровождающих статьи (фотографии, карикатуры и т.д.), - доступных в бумажной версии. Работая с интернет-версией, можно понять, какие материалы редакция считает главными в данном номере (их заголовки выносятся на первую полосу). Все это будет представлено в электронном виде, тем более что обычный для таких случаев формат html легко «усваивается» распространенными текстовыми редакторами, такими, как MS Word.

В то же время интернет-версии печатных изданий могут быть рассчитаны на несколько иную аудиторию по сравнению с читателями печатной версии. Внешний вид газеты неизбежно изменится хотя бы по той простой причине, что традиционная для печатных газет полоса (А2 или A3) физически не поместится на экране монитора. Иными словами, по сравнению с печатным изданием мы будем иметь определенную потерю информации в обмен на преимущество в техническом удобстве. Можем ли мы пренебречь этой потерей? — ответ на этот вопрос целиком зависит от целей исследования. Если нас интересуют изложенные в газете факты и суждения по определенной проблеме, не касающейся собственно данного издания, то можем. Если же для нас важны, к примеру, особенности восприятия политической позиции данного издания его читателями – ответ будет отрицательным.

Другая возможная форма газеты – ее электронная копия, полученная с помощью процедуры сканирования. Фактически это «цифровая фотография» газетных полос; обычно для ее чтения используется программа Acrobat Reader (формат pdf). Потери информации здесь практически нет, однако могут возникнуть сугубо технические трудности. Так, файлы в формате pdf достаточно велики по объему, их труднее редактировать, особенно при низком разрешении сканирования.

Наконец, можно получить чисто текстовую электронную версию газеты (обычно формат txt). Данный формат наиболее удобен с технической точки зрения: он может передаваться по электронным каналам связи в больших объемах, редактируется практически во всех программах, легок в отношении поиска отдельных слов и словосочетаний в крупном массиве данных и т.д. Именно в таком формате материалы прессы хранятся в большинстве специализированных баз данных по СМИ. Однако в нем полностью теряется визуальное восприятие газеты: ее структура (как материалы расположены на полосах), все графические объекты, шрифт заголовков и т.д. Соответственно, потеря информации по сравнению с печатной версией будет очень значительной.

Дилемма «техническое удобство или полнота информации» актуальна и при работе с другими СМИ. Так, отказ от оригинальной – звуковой – версии радиопрограммы в пользу ее текстовой стенографической записи ведет к потере невербальных характеристик речи интонаций, темпа), однако обеспечивает существенный выигрыш в скорости обработки информации. Еще более сложная ситуация с телевизионными программами, где «технически неудобное» для обработки изображение формирует львиную долю всей информации телевидения. Сказанное относится не только к СМИ, но и к другим аудио- и аудиовизуальным документам.

Отдельного внимания заслуживает такой глобальный источник информации, как сеть Интернет. Как было отмечено выше, это особая коммуникативная среда, обладающая рядом уникальных характеристик.

Во-первых, сеть Интернет является колоссальным и непрерывно пополняемым хранилищем документальной информации, своего рода глобальной базой данных. В Интернете имеются официальные сайты всех значимых политических партий и общественных организаций, государственных и, в меньшей степени, муниципальных структур власти, многих неформальных политических групп, в том или ином виде там представлено большинство средств массовой информации. Все более активно развиваются специальные интернет-СМИ: новостные ресурсы, существующие исключительно в Сети и отличающиеся высокой оперативностью обновления информации. В интернет-СМИ имеются банки данных статистической и нормативной информации, большой объем вторичных данных. Вся эта информация представлена в электронном виде, что обеспечивает простоту ее получения и обработки.

Во-вторых, специфика сети Интернет состоит в активности потребителя информации. В отличие от традиционных СМИ, Интернет предполагает не пассивное восприятие данных, а их получение по определенному запросу. С одной стороны, это открывает огромные возможности целевого поиска данных, с другой – предъявляет повышенные требования к навыкам пользователя. Объемы содержащейся в Интернете информации таковы, что могут «похоронить» под собой неопытного пользователя. Особенно это актуально для более насыщенного, по сравнению с российским, западного сектора сети Интернет, где даже на детально сформулированный запрос можно получить сотни тысяч ссылок.

При этом рядовой пользователь Интернета может выступать не только активным потребителем, но и продуцентом данных. В отличие от информационного поля, формируемого традиционными СМИ, пространство Интернета значительно менее регламентировано. Чтобы помещать сообщения, документы в глобальную информационную среду, его отправитель не должен обладать соответствующими лицензиями, необходимыми для телеканалов и печатных изданий. Более того, выявление авторства того или иного документа подчас вызывает серьезные затруднения. Поэтому информация, циркулирующая в Интернете, требует особо тщательной проверки на надежность.

Отдельной и очень важной составляющей информационного обеспечения политического анализа являются статистические данные, которые, в отличие от индивидуальных показателей, характеризуют определенные свойства групп людей, взятых в целом, причем эти свойства не могут быть распространены на каждого члена групп в отдельности. Так, если мы утверждаем, что на выборах депутатов Государственной думы 2003 г. избиратели Ямало-Ненецкого автономного округа в среднем поддержали партию «Единая Россия» на 8 % лучше, чем избиратели Смоленской области, это никоим образом не означает, что каждый отдельный избиратель ЯНАО больше поддерживает «Единую Россию», чем избиратель Смоленщины.

Как правило, группы людей, которым присваиваются статистические характеристики, формируются по территориальному или социально-демографическому признаку. В первом случае речь идет о населении города, района, области, страны, во втором – о возрастных, гендерных, национальных и иных общностях.

Основным источником статистических данных являются специальные государственные структуры, например, Центральная избирательная комиссия РФ или Федеральная служба государственной статистики, имеющие свои территориальные подразделения. В силу официального происхождения большинства статистических данных, они обладают достаточно высокой надежностью. Впрочем, иногда статистические показатели могут становиться инструментом политического влияния, и тогда уровень доверия к ним снижается. Например, по мнению многих экспертов, данные переписи населения 2002 г. в некоторых национальных республиках были подвергнуты сознательному искажению. Речь идет об абсолютной и относительной численности той или иной национальности; в ряде регионов это имеет принципиальное значение с точки зрения распределения власти между представителями различных этносов. Обоснованные вопросы нередко вызывают и результаты голосований, существуют даже специальные методики, позволяющие оценить степень надежности электоральной статистики.

Важным плюсом статистической информации является то, что она изначально дана в количественной форме. Соответственно, к ее данным может применяться весь арсенал статистических методов, позволяющих не только представлять информацию в наглядном виде, но и осуществлять поиск скрытых закономерностей, связей, зависимостей между признаками. При условии владения такими методами – обязательном для специалиста по политическому анализу – статистические данные представляются удобным для обработки информационным массивом.

Большинство статистических данных являются суммарными показателями. К примеру, уровень поддержки определенного кандидата в президенты на федеральных выборах рассчитывается путем суммирования всех голосов, поданных за этого кандидата. Соответственно, суммарные статистические данные обеспечивают возможность проведения сплошного исследования без построения выборочной совокупности, тем самым повышая обоснованность итоговых результатов.

К плюсам статистической информации относится также ее достаточно высокая доступность. Скажем, результаты выборов можно без труда найти в информационной системе Центризбиркома (www.cikrf.ru), основные показатели социально-экономической статистики доступны на сайте Федеральной службы государственной статистики (www.gks.ru), а также на официальных сайтах многих субъектов Федерации. Все это публикуется и в печатном виде – в специальных статистических сборниках. Определенные проблемы с доступностью информации могут возникнуть тогда, когда речь идет о небольшой социальной или территориальной общности (например, о населении муниципального образования). В таких случаях может возникнуть необходимость обратиться с запросом в местные органы власти.

Однако статистические данные не отличаются оперативностью обновления. Это обусловлено самой их природой: потребность в измерении неких общегрупповых показателей возникает на сравнительно длинных временных дистанциях. Так, не имеет никакого смысла еженедельно фиксировать уровень безработицы в определенном регионе: за неделю он просто не успеет принципиально измениться.

Среди всего массива статистических данных следует обратить внимание на некоторые их разновидности, наиболее активно востребованные в качестве информационной базы политического анализа. Прежде всего, это электоральная статистика – количественный учет избирательного процесса, сводные данные о голосованиях избирателей за политические партии (объединения) или отдельных кандидатов. Электоральная статистика содержит также сведения об общем числе избирателей, их активности (явке на выборы), о числе голосов, поданных против всех кандидатов (партий), если такая позиция имеется в бюллетене.

В зависимости от масштаба выборов электоральная статистика анализируется по четырем уровням:

общефедеральному – данные Центральной избирательной комиссии о результатах голосования в целом по стране (выборы президента РФ, депутатов Государственной думы, общенациональные референдумы);

субъектов Федерации/окружному – данные избирательных комиссий субъектов Федерации и окружных избирательных комиссий о результатах голосования в целом по региону/избирательному округу по выборам депутатов Государственной думы1;

территориальному – данные территориальных избирательных комиссий о результатах голосования в муниципальных образованиях;

местному – данные участковых избирательных комиссий о результатах голосования по отдельным избирательным участкам.

Обновление электоральной статистики привязано к избирательным циклам. Так, данные о выборах Президента РФ обновляются раз в четыре года.

В дальнейшем мы будем неоднократно иллюстрировать применение различных методов исследования на примере анализа электоральной статистики.

Среди собственно «политических» видов статистических дан-

ных следует также выделить статистику, отражающую политическую активность населения вне электорального процесса.

Это могут быть данные об участии в митингах, демонстрациях, иной массовой политической активности, членстве в политических партиях и т.д. Впрочем, такого рода данные гораздо менее доступны по сравнению со статистикой электоральной.

Полезные для политического анализа данные содержат демографическая и социально-экономическая статистика. Эти данные важны для того, чтобы понять, в какой среде протекают властные процессы, какие неполитические факторы влияют на политическое поведение масс и элит. Например, особенности институциональной организации власти

____________________________________________________________

1 В соответствии с изменениями в избирательном законодательстве 2005 г., предусматривающими переход к пропорциональной системе комплектования Государственной думы, окружной уровень упраздняется.

в Дагестане, структуру политической элиты региона невозможно понять, не зная численности титульных этносов этой республики.

Высокую протестную активность определенной социальной группы можно объяснить, исходя из показателей социального самочувствия, операциональными индикаторами которого выступают: отношение средней заработной платы к прожиточному минимуму; уровень детской смертности; уровень безработицы; доля населения, живущего за чертой бедности; направление миграционных потоков (люди переезжают из менее благополучных мест в более благополучные) и т.д. Полезным подспорьем в оценке уровня политической стабильности может стать статистическая информация, характеризующая социальную дифференциацию: разрыв между наиболее обеспеченными и наиболее бедными слоями населения. Уровень поддержки политических партий в определенном регионе можно объяснить, исходя из данных о возрастной структуре населения или о соотношении проживающих в городах и сельской местности. Эти и многие другие закономерности невозможно было бы выявить и обосновать без использования статистических данных.

Нормативно-правовые акты – особый вид нормативных, т.е. устанавливающих некие нормы поведения, документов, которые:

принимаются компетентным (уполномоченным на то) органом государственной власти или иной организацией при обязательной санкции государства. Нормативно-правовой акт всегда отражает волю государства, это властный и официальный документ;

занимают определенное место в иерархической системе права. В частности, любой нормативно-правовой акт не должен входить в противоречие с вышестоящими нормативно-правовыми актами;

характеризуются определенной процедурой вступления в силу (официальное опубликование, определенный срок с момента принятия и т.д.);

всегда облекаются в специально предусмотренную документальную форму, имеют установленную структуру, определенные реквизиты. Соответственно, всегда можно определить вид нормативно-правового акта (например, закон или постановление), установить властный институт, принявший акт, должностное лицо, его подписавшее, дату принятия, подписания и вступления в силу.

Важнейшим видом нормативно-правовых актов являются законы, регулирующие наиболее значимые общественные отношения. Они принимаются в соответствии с четко определенной процедурой компетентным органом. В России федеральные законы принимаются Государственной думой, проходят процедуру одобрения Советом Федерации и Президентом РФ. Предусмотрено также принятие законов посредством прямого волеизъявления граждан – на референдуме.

Основными законами Российской Федерации является Конституция и ряд конституционных законов (о Правительстве, об изменении конституционно-правового статуса субъекта РФ и др.). Эти документы определяют правовую архитектуру политической системы, ключевые характеристики ее институционального дизайна: статус, функции и полномочия важнейших институтов государственной власти, формат их взаимодействия. Аналогичную функцию в субъектах РФ выполняют уставы краев и областей, конституции республик.

Обычные законы – это акты текущего законодательства, регламентирующие различные стороны жизни общества. Они также обладают высшей юридической силой, но при этом сами должны соответствовать Конституции и конституционным законам.

Прочие нормативно-правовые акты являются подзаконными; они обладают полнотой юридической силы, но не в той степени всеобщности и верховенства, как законы. Наиболее значимые подзаконные акты в нашей стране – это указы и распоряжения Президента РФ, постановления и решения Правительства.

Система нормативно-правовых актов, с одной стороны, фиксирует происходящие в политической сфере изменения, с другой – сама стимулирует эти изменения в определенном направлении. Нормотворчество — мощный рычаг воздействия на политический процесс. К примеру, ряд принципиальных изменений, внесенных в избирательное законодательство в период 2000 - 2005 г. (новый закон «О политических партиях», поправки в закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан» и др.), существенным образом повлиял на повышение роли партий в политическом, в частности электоральном, процессе. Институциональные перемены в регулировании федеративных отношений (изменение принципов комплектования Совета Федерации, появление института полномочных представителей Президента в федеральных округах, изменение порядка избрания губернаторов и т.д.) самым радикальным образом повлияли на фактическое распределение властных ресурсов между федеральным и региональным уровнями управления.Влияние нормативно-правовых актов на политический процесс находится в фокусе внимания такой парадигмы политического анализа, как институциональный (неоинституциональный) подход. Бихевиоризм рассматривает этот вид документов под несколько иным углом зрения: нормативно-правовой акт – это политическое решение, появившееся в результате взаимодействия политических субъектов, заинтересованных групп и т.д. Такой подход может быть достаточно плодотворным. Огромный интерес для исследователя, интересующегося лоббистскими процессами, динамикой взаимодействия различных групп давления представляет бюджетный процесс — ежегодное принятие федерального закона о государственном бюджете на следующий год. Важным элементом информационного обеспечения в данном случае станет мониторинг трансформации положений закона о бюджете от чтения к чтению (всего их четыре, не считая так называемого «нулевого чтения», т. е. обсуждения законопроекта в парламентских фракциях с участием представителей Правительства). В системе информационного обеспечения политического анализа нормативно-правовые акты могут выступать и как постоянная, и как переменная информационная компонента.

Несомненные достоинства нормативно-правовых актов – высокая надежность (если нормативно-правовой акт уже опубликован и вступил в силу, содержащаяся в нем информация обладает абсолютной достоверностью) и доступность. Нормативно-правовые акты публикуются в официальной прессе, на интернет-сайтах органов государственной власти и управления, хранятся в специальных базах данных. Фактором, облегчающим поиск нужных исследователю нормативно-правовых актов, является довольно высокая степень их систематизации.

Политико-идеологические документы формулируют социально значимые цели и приоритеты, стратегии их достижения; постулируют фундаментальные политические ценности. Под «социальной значимостью» понимается актуальность таких целей, ценностей и стратегий для всего общества или больших социальных групп. К основным видам политико-идеологических документов относятся:

программы политических партий, общественно-политических объединений;

декларации, хартии, меморандумы, принимаемые на государственном уровне (например, Декларация независимости, Великая хартия вольностей);

программные выступления политических лидеров. Так, в России одним из ключевых политико-идеологических текстов является ежегодное послание Президента РФ Федеральному собранию.

Как правило, политико-идеологическую нагрузку несут нормативно-правовые акты высшего уровня правовой иерархии, прежде всего конституции.

Известно множество исторических примеров нормативных актов, одновременно выполнявших политико-идеологическую функцию. В российской истории это, например, Соборное уложение 1649 г., Декрет о мире и Декрет о земле 1917 г.

Политико-идеологические документы являются хорошей основой не только для традиционного, но и для политико-психологического анализа. Так, анализ программных выступлений политических лидеров позволяет реконструировать фундаментальные характеристики их мировоззрения, способ восприятия мира политического и т.д.

С точки зрения информационного обеспечения политического анализа политико-идеологические документы обладают примерно теми же свойствами, что и нормативно-правовые акты – прежде всего надежностью и доступностью.

Агитационно-пропагандистские материалы (АПМ) представляют собой документы, целью которых является формирование политических ценностей и установок и побуждение к определенным политическим действиям. В какой-то мере их можно считать разновидностью политико-идеологических документов. В то же время агитационно-пропагандистские материалы обладают меньшей «всеобщностью», ориентированы на более адресные аудитории. Ценности и цели политико-идеологических документов преломляются в материалах агитационной продукции через призму более локальных задач, например, мобилизации электората на предстоящих выборах.

Кроме того, агитационно-пропагандистские материалы значительно более разнообразны по форме представления информации. В силу своей базовой функции – убеждать и побуждать – они используют практически все возможные каналы коммуникации. Агитационно-пропагандистские документы – это листовки, плакаты, буклеты, рекламные щиты, аудио- и видеоролики, книги и фильмы, сувениры с соответствующей символикой.Анализ агитационно-пропагандистских материалов может дать ответы на многие вопросы относительно продуцента АПМ – партии, кандидата, общественной организации, органа государственной власти, в частности об особенностях позиционирования политического субъекта по отношению к оппонентам; специфике понимания им ожиданий населения; видении важнейших локальных или общих проблем; представлении об оптимальной форме передачи информации.

Агитационно-пропагандистские материалы, будучи доступными документами, не обладают «заведомой» степенью надежности, как нормативно-правовые акты и политико-идеологические документы. Степень надежности АПМ как источника информации для политического анализа особенно понижается в ситуации избирательной кампании. Нередко избирательные штабы политических партий и кандидатов идут на сознательную фальсификацию агитационных материалов своих оппонентов, чтобы снизить уровень их электоральной поддержки. От исследователя в таких ситуациях требуются особая аккуратность, использование специальных методов проверки надежности источника. Об этом мы поговорим отдельно.

Опрос

Опрос является практически незаменимым методом в ситуациях, когда в задачи исследования входит получение информации о мнениях людей по определенным политическим вопросам, их отношении к тем или иным политическим акторам, решениям, проблемам.

Ключевым инструментом опроса является, разумеется, вопрос. По форме вопросы разделяются на открытые, закрытые и полузакрытые. Открытый вопрос предполагает формулировку ответа самим респондентом. Например, чтобы выяснить, за какую партию респондент голосовал на последних парламентских выборах, мы просто спрашиваем его: «За какую партию вы голосовали на выборах депутатов Государственной думы в декабре 2003 г.?» Закрытый вопрос содержит полный перечень возможных вариантов ответа, респонденту остается лишь выбрать один из них. Например:

«Как часто вы участвовали в выборах за последние 5 лет?» Всегда, практически всегда.

Редко.

Никогда.

Затрудняюсь ответить.

Важнейшее требование, предъявляемое к закрытому вопросу, состоит в том, чтобы предлагаемый отвечающему перечень был исчерпывающим.

Полузакрытый вопрос также содержит варианты ответа, но при этом оставляет респонденту возможность сформулировать ответ самостоятельно, если ни один из предложенных вариантов не соответствует его позиции. Например:

«За какую партию вы голосовали на выборах депутатов Государственной думы в декабре 2003 г.?»

Такой вопрос не имеет смысла делать закрытым, поскольку в этих выборах приняли участие 23 партии и перечень получился бы слишком длинным и неудобным для восприятия. Поэтому в список вариантов ответов были внесены партии, набравшие наибольшее число голосов. Пункт «Иное» был добавлен для тех немногочисленных респондентов, которые голосовали за другие партии.

Вопросы также подразделяются в соответствии с функцией, которую они выполняют в процессе опроса. Содержательные вопросы непосредственно служат достижению цели и решению задач исследования. Функциональные вопросы способствуют оптимизации процедуры исследования. Среди функциональных вопросов выделяются, в частности, контрольные вопросы, тестирующие искренность, внимательность или (реже) компетентность респондента. В простейшем случае контрольный вопрос представляет собой уже заданный содержательный вопрос в иной формулировке. Разные ответы на идентичные или очень схожие по смыслу вопросы наводят на мысль о неискренности или невнимательности респондента.

Другой вид функциональных вопросов – вопросы-фильтры. Они позволяют выделить тех респондентов, которые непосредственно интересуют исследователя. Например, если мы изучаем электорат партии «Яблоко», первым в опроснике будет вопрос-фильтр: «Голосовали ли вы за партию «Яблоко»?» При отрицательном ответе процедура опроса прекращается. Бывают также ситуации, когда в рамках одного опроса имеются разные наборы вопросов для разных групп респондентов (например, отдельные блоки вопросов для лиц старшего, среднего, младшего возраста). В данном случае вопрос о возрасте респондента будет также выполнять функцию вопроса-фильтра.

Кроме того, существуют адаптационные вопросы, выполняющие функцию адаптации респондента к самому процессу опроса. Они, как правило, имеют содержательную нагрузку, но также служат вовлечению отвечающего в беседу на интересующие исследователя темы. Соответственно, адаптационные вопросы обычно предшествуют наиболее существенным для исследования содержательным вопросам.

Формирование выборочной совокупности

Выше мы уже говорили о различии между выборочным и сплошным исследованием. Для метода опроса данная проблема чрезвычайно актуальна. Как правило, аналитика, работающего с политическими проблемами, интересует мнение не какого-то очень узкого круга лиц, который можно было бы охватить сплошным исследованием, а людей как представителей широких социальных групп. Нередко требуется выявить отношение к определенным политическим проблемам в масштабах региона или даже всей страны. По понятным причинам такое исследование неизбежно будет выборочным.

Выборочная совокупность (выборка) — это часть генеральной совокупности (всех изучаемых объектов), отражающая те ее свойства, которые важны с точки зрения цели и задач исследования. Формируя выборочную совокупность, мы должны быть уверены, что полученное знание о ее свойствах может быть корректно экстраполировано на генеральную совокупность, т.е. выборка репрезентативна по отношению к генеральной совокупности. Разумеется, полной идентичности выборочной и генеральной совокупности добиться невозможно, если они сильно различаются по объему (а так, как правило, и бывает). Для каждой выборочной совокупности специальным образом вычисляется ошибка, показывающая допустимое отклонение результатов, полученных при изучении выборки, от истинных значений признака для генеральной совокупности. Как правило, политические исследования требуют повышенной надежности выборки, при которой ошибка не должна превышать 3 %.

Виды опроса

Существует множество разновидностей опроса. По характеру взаимодействия исследователя и респондента выделяют интервью и анкетирование. Интервью предполагает прямой контакт между задающим вопросы (в этом случае он будет называться интервьюером) и респондентом. Анкетирование предполагает коммуникацию между исследователем и респондентом при помощи материального посредника – анкеты, представляющей собой структурированный по определенной схеме перечень вопросов, зафиксированный на бумажном или электронном носителе.

Говоря о достоинствах и недостатках анкетирования и интервью в сравнительном ключе, следует отметить следующее. Анкетирование позволяет охватить большее число респондентов, чем интервью, за один период времени. Например, чтобы проинтервьюировать членов студенческой группы из 20 студентов, одному интервьюеру потребуется около 5 часов при условии, что каждое интервью длится 15 мин. В этой же ситуации процесс анкетирования займет всего 15 мин., если раздать анкеты всем студентам одновременно.

Анкеты, представляющие собой единообразные, четко структурированные перечни вопросов, легче поддаются технической обработке. Интервью, особенно построенное по свободной схеме (когда интервьюер руководствуется лишь общим списком тем), требует достаточно трудоемкой и длительной по времени расшифровки ответов.

В то же время интервью – более гибкий исследовательский инструмент, предполагающий возможность уточнять те или иные аспекты в ответах респондента, глубже рассматривать отдельные темы. Личный контакт между интервьюером и респондентом увеличивает «включенность» последнего в процесс опроса, повышает уровень его ответственности при формулировке ответов. Впрочем, личный контакт может иметь и негативные последствия, например, когда интервьюер вызывает личную антипатию у респондента.

Существует своего рода «гибрид» анкетирования и интервью, когда личный контакт между респондентом и интервьюером есть, но их беседа проходит по очень жестко заданной схеме. Формулировки и порядок следования вопросов не подлежат изменению; функции интервьюера ограничиваются фиксацией ответов респондента в соответствии с заранее разработанной и единообразной для всех интервьюеров процедурой. Бланк интервью содержит коды ответов для облегчения последующей обработки. Вопросы, содержащие развернутые перечни вариантов ответа, выносятся на специальные карточки, которые интервьюер предъявляет для заполнения респонденту. Такой вид опроса называется стандартизованным интервью в противовес свободному интервью. В последнем случае интервьюер ограничен лишь тематическим планом беседы и набором наиболее важных вопросов, вместе получивших название «гайд» (от англ. guide – проводник), т.е. сценарий интервью.

Одной из разновидностей опроса являются мониторинговые (трендовые) опросы – серии опросов, проводящихся с определенной периодичностью. Трендовые опросы нацелены на фиксацию изменений во мнении респондентов по отношению к одной и той же политической проблеме или политическому актору. Наиболее распространенный трендовый опрос – ежемесячное измерение рейтинга поддержки ведущих политиков на протяжении года, оставшегося до президентских выборов. Основной вопрос, повторяющийся в каждом ежемесячном опросе - «За кого вы бы проголосовали, если бы выборы президента состоялись в следующее воскресенье?» - как правило, будет иметь полузакрытую форму.

Специфической разновидностью трендового опроса являются панельные опросы. Основное отличие панельных опросов от обычных трендовых состоит в том, что панельные исследования проводятся по одной и той же выборочной совокупности. Речь идет не только о сохранении единых принципов отбора, что актуально для всех мониторинговых опросов; в панельном исследовании опрашиваются одни и те же люди. Несмотря на ряд технических сложностей, связанных с проведением панельных опросов, они обладают одним уникальным достоинством, а именно – способностью зафиксировать не только тенденцию в изменении мнений, но и причины и мотивы этого изменения.

В отечественной политической науке (в отличие от западной) панельные исследования пока что распространены довольно слабо, хотя это один из основных рабочих инструментов, к примеру, российских специалистов по маркетингу. Вероятно, и в политических исследованиях панельные опросы займут в ближайшем будущем достойное место.

Несколько видов опроса выделяется по техническому способу связи между исследователем и респондентом. Так, достаточно широкое распространение получили телефонные опросы, в частности, в силу их меньшей стоимости по сравнению с очным интервью. В то же время проведение телефонных опросов связано с рядом ограничений, особенно в России. Во-первых, в нашей стране уровень телефонизации очень сильно колеблется по отдельным территориям. Достаточно высок он Москве и Санкт-Петербурге, ряде других крупных городов. На остальной же территории, особенно в сельской местности, наличие телефона в семье может отражать ее более высокий социальный статус или уровень благосостояния. В этом случае проведение телефонного опроса приведет к существенному смещению выборки, так как доля статусных и обеспеченных граждан в ней будет выше по сравнению с генеральной совокупностью. Во-вторых, использование телефонной связи рекомендуется при проведении экспресс-опросов, когда перечень задаваемых вопросов незначителен.

С некоторой натяжкой к видам опроса можно отнести разнообразные голосования на интернет-сайтах. Ограничения их репрезентативности очень велики и связаны с низкой распространенностью Интернета в России, возрастной и профессиональной спецификой его аудитории в целом и аудитории отдельных сайтов в частности. Слабой репрезентативностью обладают также опросы, проводящиеся во время телевизионных передач (когда зрителям предлагается определить свое отношение к проблеме, позвонив по одному из указанных номеров).



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 4 г. Щигры Курской области"ПРОЕКТ Обеспечение конституционного права граждан Российской Федерации на охрану здоровья и медицинскую помощь Выполнил: Пожидаев Дмитрий,...»

«№ 12 Предмет: Изобразительное искусство Класс: 5 День: 26.11.15 Тема урока: Натюрморт и композицияЦель урока:а) Обучающая: Формировать углубленное понятие о композиции при написании натюрморта. Научить знанию процесс...»

«Частное туристское унитарное предприятие “Глоубал Трэвэл” Республика Беларусь, 220000 г. Минск, пр-т Независимости, 58/432 тел.: 331 35 70, тел/факс: 331 32 52 E-mail: info@global-travel.by www.global-travel.by Travel CompanyGLOBAL TRAVELЧTУП "ГЛОУБАЛ ТРЭВЭЛ" Republic of Belarus 58-455, Nezavisimosti avenu. Тел/Факс (0...»

«министерство общего и профессионального образованияРостовской области государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Ростовской области "Шахтинский педагогический колледж" Исследовательская пр...»

«Вариант 1.1. Имена Алексея Адашева, Андрея Курбского, митрополита Филиппа связаны с царствованием1) Бориса Годунова 2) Ивана III 3) Ивана IV 4) Василия Шуйского2. Как назывался на Руси до середины XVI в. способ содержания должностных лиц за счет местного населения?1) опричнина 2) ростовщичество...»

«История КазахстанаДата: Класс: 5Учитель: Тема: Каменный век на территории Казахстана. Цель: Ознакомить учащихся с древнекаменным веком-палеолитом,мезолитом,неолитом.Задачи: Образовательная:Дать знания о самом продолжите...»

«262699599060 История появления подушки своими корнями уходит в далекие века до нашей эры. Подушками пользовались еще Фараоны, найденные в Египте в древних гробницах подушки служили фараону и знати для того, чтобы...»

«Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей Огудневская детская школа искусств Щёлковского муниципального района Московской областиДОКЛАД на тему: "История крут...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение "Вознесенская СОШ "Согласовано" Руководитель ШМО _(ФИО) ""2014 г. "Согласовано" Заместитель директора школы по УВР _ (Лаврентьева Е.Ю.) ""2014г. "Утверждаю" Директ...»

«Проверочная работа по темам "Союзы и союзные слова", "Виды придаточных" 1 вариант1.Расставить знаки препинания. Союзы заключить в овал, союзные слова выделить как члены предложения.1)Мы знаем что жизнь в лесу бьёт ключом.2)Недавно...»

«Сведения о наличии участников и победителей Год/ мероприятия 2011-2012 2012-2013 2013-2014 Кол-во участников Результат (кол-во призеров) Кол-во участников Результат (кол-во призеров) Кол-во участников Результат (кол-во призеров) Муниципальный уровень Муниципальный эт...»

«План-конспект урока По предмету "декоративно-прикладное искусство" во втором классе ДХШ тема урока: "городецкая роспись" преподаватель: груздова инна анатольевна 2016 год. Урок по предмету "декоративно-прикладное искусство". Тема урока: "Городецкая роспись". Тип прове...»

«Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе федерального компонента государственных образовательных стандартов, основной образовательной программы ОУ, авторской программы по литературе для 5-11 классов (авторы В.Я. Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин, Н.В.Беляева. М.-Просвещение, 2010 г.)  Изучение литературы на базово...»

«28 панфиловцев Меня зовут Федосов Антон, я ученик 8-Б класса МОУ "Школа-лицей №1" С начала учебного года я стал ходить на военно-патриотический кружок "Честь и мужество", руководителем которого яв...»

«МБОУ ДОД ЦЕНТР ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ "РАДУГА" Принято Педагогическим советом протокол № от" " _ 20 г. Утверждаю Директор МБОУ ДОД ЦЭВ "РАДУГА" Побежимова Л.В. " " _ 20 г.ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА Создание анимации в программе "Мульти Пульти" Автор программы: Алиева Р.И. МАХАЧКАЛА...»

«Магистерская программа "Экономика предпринимательства" 2013-2015 Наименование дисциплин Зачетные единицы Всего часов М.1 Общенаучный цикл Вариативная часть 10 360 История и методология экономической науки 3 108 Философия 3 108 Иностранный язык 4 144 М.2 Профессиональный цикл 50 1800 Базовая часть 29 1044 Микроэкономика III 5 180 Макроэкон...»

«ГЛАВНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САНИТАРНЫЙ ВРАЧПО ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИПОСТАНОВЛЕНИЕ от 2 августа 2017 г. N 04-пОБ УСИЛЕНИИ ПРОФИЛАКТИЧЕСКИХ И ПРОТИВОЭПИДЕМИЧЕСКИХМЕРОПРИЯТИЙ ПО СНИЖЕНИЮ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ОСТРЫМИ КИШЕЧНЫМИИНФЕКЦИЯМИ НА ТЕРРИТОРИ...»

«Методическая разработка внеклассного мероприятия по немецкому языку "День святого Валентина"Автор сценария: преподаватель иностранного языка ОБПОУ "Курского государственного техникума технологий и сервиса" Бурцева...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Воронинская средняя общеобразовательная школа" Томская область, Томский район, д. Воронино, ул. Центральная 63а Тел (382-2) 950-296, 950-281; E-mail: voronino.school@mail.RUВсероссийский конкурс "Истор...»

«Тест "Мужество в улицах Перми". Есть улицы в нашей Прикамской столице В названьях которых, мужества лица. Старцев, Исхаков, Лузенин, Гашков Иван Кондауров, Борис Пирожков. Все они — жители Пермского края. Жизнь не жалели, страну защищая. Смогли постоять за родную державу И т...»

«Паспорт методического пособия исследовательской работыНазвание исследовательской работы:  "Исследование западноевропейского исторического костюма XVIII века в России и народн...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Кантемировский лицей" Кантемировского муниципального района Воронежской области Утверждаю Директор _ Е.Б. Шипилова Приказ №190 от 109_2016г. Согласовано Заместитель директора по УВР_ Л.В. Кубрак Рассмотрено на заседании кафедры/МО Протокол №1 от _31_ 08_2016г.РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПО ИСТ...»

«ПланВведение 1 Ранняя история 1.1 Археологические данные1.2 Древние государства на территории Лаоса и смежной территории1.3 Племена Таи и Лао и их миграция на территорию Таиланда и Лаоса1.4...»







 
2018 www.el.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.